Андрей Куликов
Главный редактор Europe Insight, Кембридж
info@europeinsight.net
1 107
02.04.2016

Без защиты от дурака

О политических режимах и принятии решений

Необязательно побывать лично в России и Великобритании, чтобы иметь представления о различиях двух стран. В области политики они кажутся настолько огромными, что государства, как правило, служат примером для совершенно разных случаев — как надо делать и как делать не надо.

На Россию модно смотреть в последнее время как на «гибридный режим», сочетающий в себе элементы демократии с авторитарными инструментами управления. Екатерина Шульман из РАНХиГС, главный популяризатор этого определения, видит корень зла в процессе принятия решений. По ее словам, гибридный (российский) режим не может ни планировать, ни реагировать на проблемы. Его властные элиты не воспринимают поступающие к ним от общества сигналы полно и непосредственно, а выбирают только те, которые хотят замечать. А чаще — пытаются просто угадать.

В Великобритании не так. Общество и политики чрезвычайно активны: одни в том, чтобы говорить о проблемах, другие — чтобы на них реагировать. Однако разыгрывающаяся в эти дни драма по-хорошему должна заставить пересмотреть как минимум одну черту, которую принято считать типичной для «гибридных режимов».

Индийская металлургическая компания Tata намерена продать свои заводы в Южном Уэльсе. Напрямую это решение может оставить без работы 15 тысяч человек. Еще 25 тысяч могут потерять свои места в обслуживающих компаниях и компаниях-поставщиках. Неясное будущее у пенсионных накоплений работников.

Часть британской прессы (например, The Times) целенаправленно смещает акценты на внешний фактор: в бедах британской сталелитейной промышленности виноват Китай. Собственно говоря, никто с этим не спорит. Важно другое: в отличие от таких газет, как Financial Times, там лишь мимолетно говорится о том, что правительство на протяжении нескольких месяцев вело себя совершенно легкомысленно.

Попытки ЕС принять антидемпинговые меры в отношении китайских производителей блокировались именно Великобританией. Именно британское правительство, несмотря на прямые заявления руководства Tata о готовности расстаться с бизнесом, не придавало этому значения. Не хотели разбираться «с намерениями Tata или возможной продажей», полагает Financial Times. Другими словами, угроза казалась гипотетической, а то и искусственной.

Способность правительства допускать ошибки не зависит от режима. Недальновидность и недооценка могут иметь одинаково колоссальные последствия в демократии и авторитаризме. С точки зрения результата совершенно не важно, руководствуются чиновники собственными меркантильными интересами или просто не считают нужным разбираться с проблемой. С точки зрения результата совершенно не важно, есть или нет общественный контроль, «сдержки и противовесы» в государственной системе, аудит и условные «критические» значения.

Нынешний сталелитейный кризис в Великобритании иллюстрирует одну удивительно простую черту, которую можно увидеть в каждом предыдущем деловом и финансовом крахе в любой стране (можно вспомнить и концовку фильма «Игра на понижение» об ипотечном кризисе в США): это — самоуверенность. В большинстве случаев своевременная реакция на сигналы зависит не от конституционного устройства или политического режима, а от желания и готовности действовать отдельных, вполне конкретных людей, занимающих известное положение в правительстве и наделенных правом решать свой узкий круг вопросов.

В 1910 г. в Королевском колледже Кембриджского университета английский поэт Руперт Брук говорил о двух вещах, «от которых нас по-прежнему хочет избавить цивилизация», — смерть и дураки. Но, предполагал он, «в новых обличиях Гамлет и Отелло, и Макбет будут жить рядом с нами, как и сейчас». Эти слова перекликаются с известной фразой, приписываемой многим русским писателям и государственным деятелям XIX в., о двух бедах — дураках и дорогах.

Ошибочные решения не имеют ни национальности, ни политических предпочтений. И никакой процесс принятия не может гарантировать их правильность. Не делать, потому что не знать, или знать, но не делать, — одинаково пагубны. Это тот случай, когда природа политического режима не имеет значения и, следовательно, говоря словами героя Гэри Олдмана, «надо признать, что на вашей стороне преимуществ не больше, чем на моей».

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране