«Натянутое, но необходимое партнерство»

21.07.2017 1 494

Германии приходится оглядываться на 3-миллионную турецкую диаспору. Фото: Türkiye

Германия и Турция разругались так, как не делали этого со Второй мировой войны. Борьба Анкары с так называемым террористическим подпольем, за которой европейские страны до этого наблюдали со сдержанной критикой, теперь прямо коснулась европейских граждан и, предположительно, компаний. Однако отдельные громкие политические заявления и меры не в силах изменить нынешнюю ситуацию: для масштабного разрыва связей сейчас крайне неподходящий момент.

Эскалация

После неудавшегося государственного переворота 2016 г., чистки охватили все сферы общественной деятельности. Тысячи людей попали в тюрьму. Десятки тысяч лишились работы. Тем самым руководство страны боролось со сторонниками Рабочей партии Курдистана и живущего в США имама Фетхуллаха Гюлена, а также теми, кто им симпатизировал.

До недавнего времени все эти меры касались в основном только граждан Турции. Однако с начала июля полиция и спецслужбы с новым рвением взялись за работающих в стране иностранцев. В последние две недели под арестом, среди прочих, оказались немецкие журналисты турецкого происхождения и правозащитник. В прессе появились сообщения, что правительство располагает «черным списком» иностранных компаний, якобы имеющих террористические связи.

В этот раз немецкое правительство дало волю своему возмущению. В пространном заявлении министр иностранных дел Зигмар Габриэль напомнил Турции о европейских ценностях и призвал освободить всех задержанных. Он также сообщил, что федеральное правительство «корректирует» свою политику в отношении Турции в силу обстоятельств. В частности, оно больше не может рекомендовать бизнесу инвестировать в Турцию с учетом неопределенной правовой ситуации там. В тот же день МИД страны обновил рекомендации для граждан, отмечая, что для них может оказаться закрыт въезд без объяснения причин и что им может быть отказано в консульской помощи.

В ответ министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу обвинил Германию в двойных стандартах и покровительстве террористам. Он также пообещал ответ на все недружественные шаги. Аналогичные слова прозвучали и со стороны других официальных лиц.

Немецкую сторону, которая намерена добиваться освобождения задержанных, это не остановило. На следующий день министр финансов Вольфгаг Шойбле сравнил Турцию с Германской демократической республикой (ГДР), а затем стало известно, что Берлин может пересмотреть сотрудничество в поставках оружия.

Надпись: «Учиться у Эрдогана значит учиться побеждать. Фото: Euronews

У черты

Впрочем, на фоне громких заявлений звучат и призывы сохранять благоразумие и рассудительность. При этом немецкие официальные лица неизменно подчеркивают, что Турция — по-прежнему важный партнер. Даже обычно весьма решительные в своих рекомендациях обозреватели крупных газет в этот раз реагируют на скандал с осторожностью и указывают на то, что Германии надо думать о государственных интересах.

Основания для этого лежат на поверхности: Турция и Германия — союзники по НАТО; Турция для Германии 17-й крупнейший партнер по товарообороту (37, 4 млрд евро в 2016 г.); в Германии живет почти 3 млн выходцев из Турции. Плюс в Турции находится самое большое число беженцев из Сирии, содержать и адаптировать которых финансово помогает Евросоюз, и в сентябре в Германии парламентские выборы. «Несмотря на все вопросы, омрачающие отношения сейчас, Турция остается важным партнером для Германии и ЕС», — слова из доклада Германского совета по международным делам, выпущенного в июле, оказались своевременной квинтэссенцией «натянутых, но необходимых» отношений (цитата — название конференции, проходившей в совете в ноябре 2016 г.).

Судя по примирительному тону министра экономики Турции Нихата Зейбекчи в интервью агентству Reuters, Анкара не стремится к дальнейшему обострению.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране