Эммануэль-миротворец

26.07.2017 2 945

Фото: AFP

Франсуа Олланд уже в первой половине своего срока стал известен как «президент, которому нравится воевать» (издание Mediapart в 2014 г.). В отличие от него Эммануэль Макрон хочет запомниться не отправкой воинских контингентов в «горячие точки», а дипломатическими усилиями. С Украиной все пока не очень очевидно, зато Ливия стала первой площадкой, где ему удалось добиться видимого прогресса.

Гибель бессменного лидера, полковника Муаммара Каддафи в 2011 г. не принесла Ливии мира. Страна погрузилась в пучину бесконечной гражданской войны. Миссия ООН смогла добиться подписания двумя основными группами Схиратского соглашения в 2015 г., но его полноценного выполнения до сих пор не произошло. Главные причины этого — разногласия внутри двух лагерей и наличие большого числа автономных вооруженных формирований, которых не привлекали к переговорам.

При этом ситуация в последние два года ухудшилась. Вооруженные противостояния и борьба за ресурсы вспыхнули с новой силой, а в Европе заговорили о возможной новой интервенции со стороны западных стран.

Новый герой

Эммануэль Макрон победил на президентских выборах во Франции только в мае этого года. В конце июня, в интервью Le Monde, нынешний министр иностранных дел Жан-Ив Ле Дриан говорил, что «Ливия является приоритетом главы государства». А уже в июле Макрон выступил посредником на переговорах двух соперничающих сил — главы правительства национального единства (считается центральной властью и поддерживается западными странами и ООН) Фаиза Сарраджа с командующим Ливийской национальной армией (выступает на стороне оппозиционной Палаты представителей и поддерживается рядом арабских государств и Россией) Халифой Хафтаром.

За день ему удалось убедить стороны договориться и выпустить совместное заявление. Его основные пункты:

  • приверженность мирному завершению конфликта и примирению «при участии всех ливийцев», готовых к диалогу;
  • приверженность прекращению огня и отказу от использования вооруженных сил, кроме как в борьбе с терроризмом;
  • боевики, готовые вернуться в рамки закона, смогут продолжить службу в вооруженных силах страны;
  • планируется скорейшее проведение парламентских и президентских выборов.

Французская пресса называет итог переговоров «дипломатическим успехом Макрона» (Le Figaro) и отмечает, что он стал первым западным лидером, принявшим фельдмаршала Хафтара.

Фаиз Саррадж, Халифа Хафтар и Эммануэль Макрон. Фото: Reuters

Старые преграды

С соглашением далеко не все так радужно, как может показаться. Например, во французской Le Monde эксперт по Ливии Патрик Хаимзаде указывает, что ожидания Парижа основаны на том, что Саррадж и Хафтар действительно представляют две части Ливии, и, таким образом, их согласие станет дорогой к миру. По его словам, эта предпосылка не учитывает сложных противоречий внутри враждующих сторон.

Впрочем, эти замечания касаются технической стороны реализации соглашения. В то же время в европейской прессе угадывается критика усилий французского президента с точки зрения общего подхода.

«Саммит Макрона затруднит достижение мира, говорят критики», — гласит заголовок статьи в британской газете Financial Times. В подтверждение этого издание цитирует министра иностранных дел Италии Анджелино Альфано и сотрудника Европейского совета по международным делам Маттию Тоальдо.

Первый в интервью газете La Stampa обращает внимание, что сейчас уже слишком много инициатив, форматов и участников, и позиция Италии заключается в поддержке спецпредставителя ООН Гассана Саламе как фигуры, которая символизирует сведение разных и многочисленных идей воедино. Своего рода пояснением этих слов оказывается комментарий Тоальдо, который говорит, что привлечение к переговорам Хафтара «легитимизует» его и, главное здесь, усложнит миротворческие усилия Италии.

Наперегонки

Конфликт в Ливии — это не только война враждующих сторон, но и дипломатическое соперничество тех, кто ее остановит. Скорость тоже имеет значение. Французская дипломатия последние два месяца интенсивно работала над организацией встречи. Ле Дриан несколько раз летал в Северную Африку, чтобы через посредников договориться с Халифой Хафтаром и подготовить почву для компромисса. Его привлечение к переговорам, несмотря на все опасения, стало естественным и заранее озвучивалось в СМИ.

Британская газета неаккуратно (применительно к широкому кругу вопросов) цитирует представителя Французского института международных отношений Филиппа Дефраже, который с укоризной отмечает желание Эммануэля Макрона «быстро успеть всюду».

Однако в случае с Ливией стремительность — это именно то, чего эксперты и дипломаты разных стран ждали последние два года. В пользу скорейших мер высказывались, среди прочих, и Французский институт международных отношений и Европейский совет по международным делам — те самые «мозговые центры», которым Financial Times создала образ критиков. «Когда едешь по льду, лучше прибавить газу, чем давить на тормоз», — цитировала неназванного американского дипломата в обзоре по Ливии «Международная кризисная группа» в 2016 г. Эммануэль Макрон сейчас так и поступил.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране