Пять причин почему

04.10.2017 1 196

Фото: Норвежская рабочая партия

Для ведущей оппозиционной Норвежской рабочей партии (НРП) задача была, как выяснилось впоследствии, довольно простая. На парламентских выборах в сентябре ей достаточно было удержать свой результат четырехлетней давности. Благодаря тому, что успеха добились все партии в ее блоке, а оппоненты синхронно потеряли, этого бы хватило, чтобы взять власть. Вместо этого провал НРП стал главным фиаско выборов.

Политики, активисты и эксперты продолжают ломать голову, как же так получилось. 2 октября в НРП опубликовали итоги опросов, касающихся возможных причин поражения. «Невозможно указать на единственный фактор», — говорили ранее «Норвежской вещательной корпорации» (NRK) источники в партии. Europe Insight собрал самые распространенные объяснения воедино и попытался их осмыслить при содействии бывшего политического советника и нынешнего партнера консалтинговой компании Rud Pedersen Лине Трессельт.

Лофотенские острова и добыча нефти

Предыстория: Дискуссии о том, добывать у Лофотенских островов нефть или нет, идут в Норвегии с середины 1970-х гг., и конца им не видно. С позиций промышленности выступают правящие «Хёйре» и Партия прогресса, в то время как НРП долго не могла решить, с кем ей быть. Причем разные мнения имеют даже ее отделения на севере страны. Остальные партии солидарны с экологами.

В апреле в партии наконец приняли компромиссное решение: согласиться с изучением возможности добычи и оценки рисков для шельфа вне островов и 50-километровой зоны вокруг них.

Результат: в фюльке (губернии) Нурланн, куда входят и Лофотенскиие острова, НРП показала самое сильное падение: -9%. Опрошенные NRK представители партии в Нурланне и Финнмарке объясняют его именно позицией по нефтеразведке.

Лине Трессельт: Речь не идет непосредственно о нефтедобыче. Пока речь идет об оценке перспектив этого. НРП предложила здесь компромисс, который, тем не менее, был негативно воспринят частью избирателей.

Фото: Store norske leksikon

Авиационная база в Аннёйе

Предыстория: В коммуне Аннёй (Нурланн) живет около пяти тысяч человек. Около 20% из них прямо или косвенно имеют отношение к авиационной базе, расположенной здесь с 1954 г. и долгое время бывшей оплотом НАТО. В ноябре 2016 г. правительство при поддержке НРП провело через парламент законопроект о ее закрытии. Это решение в перспективе должно оставить без работы от 300 до 700 человек и привести к оттоку жителей из коммуны.

Результат: решение было настолько плохо воспринято на местном уровне, что еще до выборов партии, выступившие за закрытие базы, начали терять поддержку населения и собственных политиков. Например, «Хёйре» потеряла лидера своей ячейки в Аннёйе.

В августе стало известно, что против НРП собирается голосовать даже часть местных членов партии, более половины покинули ее ряды. Региональный опрос показывал падение рейтинга на 8,3%. Как уже говорилось, в итоге в губернии Нурланн НРП потеряла 9%. Опрошенные NRK политики отмечают, что местная проблема отразилась на восприятии норвежцами оборонной политики НРП в целом.

Лине Трессельт: Самые большие потери НРП пришлись на северные регионы. Как ни странно, это произошло потому, что избиратели были недовольны прежде всего двумя правящими партиями. Из-за ряда шагов с ними стала ассоциироваться и НРП. В частности, из-за закрытия базы в Аннёйе. Поэтому избиратели предпочли голосовать за Партию Центра, которая и показала здесь самый большой рост.

Повышение налогов

Предыстория: В программе НРП не было планов повысить налоги. Однако в начале августа СМИ сообщили, что такие намерения явствуют из других документов (например, альтернативной версии бюджета). Партия пыталась оправдаться, но не смогла своевременно объяснить, на что будут потрачены собранные деньги.

Результат: Еще в начале лета у НРП было 33%, что практически гарантировало ей победу. Большинство поддерживало и ее лидера: Йонас Гар Стёре имел 47% против 40% у премьер-министра Эрны Сульберг. К концу августа рейтинги НРП рухнули настолько, что «Хёйре» впервые за сто лет обошла ее в опросах (24,4% против 25,7%). Изменилось отношение и к руководству партий. Эрна Сульберг имела уже 46,8% против 36,8% за Стёре.

Согласно опросу членов партии после выборов, с важной ролью этого вопроса в поражении согласны 30,8%.

Лине Трессельт: Предыдущее правительство сильно сократило налоги, особенно для самой богатой части населения. Поэтому как таковой проблемы с их некоторым повышением не было. Напротив, большинство даже готовы были бы согласиться с этим, учитывая и старение населения и сокращение доходов от нефти, но получив взамен доступ к более широкому спектру услуг. Проблема заключалась в недостаточно хорошей разъяснительной работе, почему это должно произойти и на что будут потрачены собранные деньги.

«Флирт» НРП с Христианской народной партией (ХНП)

Предыстория: Последние два года НРП «заигрывала» с религиозной и консервативной ХНП, используя ее разногласия с правящей «Хёйре» и недовольство участием в правительстве Партии прогресса. Неоднократно в СМИ забрасывались высказывания политиков, что ХНП может поддержать оппозицию в случае ее победы, что НРП может заменить ею Партию Центра в своем блоке, что у двух партий есть удачные точки соприкосновения.

Результат: Избиратели НРП прохладно относились к коалиции с ХНП. Опрос в конце августа показал, что в их предпочтениях она занимает только третье место, после традиционных союзников — Партии Центра и Социалистической левой партии.

Согласно опросу членов НРП, только 8,7% считают, что это имело значение. Однако по итогам выборов обе партии потеряли. Так что публичный «флирт» если и не испортил им результат, то уж точно не помог.

Лине Трессельт: Это, по-моему, не было важным фактором. Для некоторых избирателей, особенно в левой части идеологического спектра, это имело значение, но для других нет. Это был хороший сигнал для избирателей, которые обычно перетекают между центристскими партиями.

Тема «Норвегия в кризисе»

Предыстория: Это была центральная и самая обширная тема НРП. Она была сформулирована руководством партии еще задолго до начала кампании. К ней подводились другие вопросы, формируя единую атакующую линию против правительства.

Об этом же Йонас Гар Стёре говорил на партийной конференции в апреле 2017 г. Хотя к тому времени уже стало понятно, что кризиса нет и, главное, что люди его не видят. Они стали оптимистичнее смотреть в будущее (на графике — изменение ожиданий людей в отношении экономики).

Результат: Разрыв в восприятии существовал минимум последние два года. Однако именно в конце августа стало понятно, что его не преодолеть. По данным опроса общественного мнения на начало сентября, экономика и занятость имели значение только для 16% респондентов (пятое место — после образования, экологии, налогов и здравоохранения).

В итоге «провал» важнейшей темы  вызвал ощущение, что кроме нее партии нечего сказать, что ее руководство не может очертить долгосрочное видение будущего и что разницы с ее принципиальным соперником нет.

Согласно опросу членов партии после выборов, они не слишком верят, что дело в экономике. Всего 9,2% думают так. Однако, с другой стороны, именно отсутствие четкой идеи/проекта является, по их мнению, главным объяснением поражения. С этим в ней согласен 41%. Еще 10,5% считают, что причиной была неочевидная разница между НРП и правительственной коалицией.

Лине Трессельт: Год назад из-за невысоких цен на нефть экономическая ситуация в Норвегии была не такой радужной. У нас была сравнительно высокая безработица, особенно в западных регионах. Так что год назад это определенно было похоже на кризис, и никто не знал, сколько он продлится. Была выбрана стратегия атаковать правительство за то, что оно не делает достаточно, чтобы справиться с кризисом и не создает рабочие места. Однако весной-летом ситуация улучшилась, а другие темы не нашли отклик у избирателя.

На графике — процент голосов, которые получала партия на парламентских выборах с 1945 г.:

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране