«Бушующее море»

16.10.2017 482

Сооронбай Жээнбеков на избирательном участке. Фото: Reuters

15 октября в Киргизии состоялись президентские выборы. Согласно предварительным итогам, победу в один тур одержал Сооронбай Жээнбеков, которого поддерживал президент. Он получил 54,3% голосов. Его основной соперник Омурбек Бабанов стал вторым, набрав 33, 4%. Явка составила 55,9%. О том, чем запомнились выборы и чем объясняется их исход, мы поговорили с киргизским политологом Денисом Бердаковым.

Как так получилось, что противостояние развернулось между именно этими двумя кандидатами?

С одной стороны, очевидно, что главным претендентом был Сооронбай Жээнбеков. Его статус определялся той поддержкой, которую ему оказал президент и все те группы интересов, поддержки, которые стояли за ним. С другой, Омурбек Бабанов стал основным кандидатом тех сил, которые считали, что, будь они во власти, они бы имели значительно больше, чем сейчас. При этом нельзя строго выделить группы и политические силы, которые олицетворяли бы противостояние. За каждым кандидатом было сложное переплетение интересов, которое возникло именно под эти выборы. Это в целом отличительная черта Кыргызстана, где нет, как в Европе, устоявшихся блоков, партий с однозначной платформой, многолетних групп сторонников, а есть ситуативные союзы. Это подобно бушующему морю, где стечением обстоятельств возможны самые разные политические комбинации.

Когда политики начали свою кампанию?

Формировать штабы и делать первые неофициальные шаги кандидаты начали осенью прошлого и весной этого года. Выдвижение кандидатов началось 15 июля, а официальная агитационная кампания началась 10 сентября.

Какие были главные темы кампании? Что определило ее течение и исход?

На мой взгляд, это были темы поддержки президента и патриотизма. Остальные оказались вторичны. Под патриотизмом имеется в виду скандал с поездкой Омурбека Бабанова в Казахстан и прием у Нурсултана Назарбаева. Бабанов и его команда пытались объяснить, что он просто съездил и все.

Однако в Кыргызстане правящие элиты восприняли это как получение ярлыка на княжение. Кроме того, он пытался опереться на этнические меньшинства — например, узбеков. Все вместе это вызвало недовольство среди киргизов, составляющих подавляющее большинство избирателей.

Сегодня утром целый ряд оппозиционных политиков заявили, что выборы прошли нечестно. Есть такое ощущение?

Абсолютно нет. Все случилось, так как я и описал в своем анализе еще от 15 сентября. Но победу Жээнбекову принесла мощная мобилизация южного электората, и тот факт, что более 50% политических элит консенсусно поддержали его как договороспособного кандидата.

В течение 20 дней еще пересчитают все голоса, но уверен, что никаких больших изменений не произойдет. Все было электронно, было огромное количество избирателей. У Бабанова было даже больше возможностей для агитации, больше эфирного времени, баннерных площадей, он скупил более 50% рекламных мест в газетах. Да и все кандидаты использовали одни и те же способы завоевания симпатий избирателей. Регионализм был бешеный, и соперники одинаково предлагали деньги и связи (причем последнее в Кыргызстане даже важнее первого). Но само голосование, если мы говорим о том, что происходило непосредственно на участках, прошло абсолютно честно. Технически все было честно, все голосовали как хотели. Были, конечно, перегибы на местах, но, судя по отчетам как местных, так и международных наблюдателей, они не оказали решающего влияния.

Одна из любимых тем на выборах в Западной Европе — это участие России. Какую роль играл фактор России в Кыргызстане?

Никакую. Россия полностью самоустранилась. Никто не лез. Тем более что у российского руководства хорошие отношения с президентом Алмазбеком Атамбаевым. И это (отсутствие всякого вмешательства. — EI) было формой уважения, неформального элитного этикета. Да и с точки зрения перспективы дальнейшей работы, это было благоразумнее. Так гораздо лучше, чем поддержать какого-нибудь маргинального политика, которого потом сносит народ.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране