«Россия их уже выиграла»

19.02.2018 650

Лидер «Движения пяти звезд» Луиджи Ди Майо. Фото: Link Campus University

Через две недели в Италии пройдут парламентские выборы. Они считаются самыми главными в Европе в этом году. Борьба разворачивается между тремя основными силами: правой коалицией во главе с партией «Вперед, Италия» Сильвио Берлускони, левоцентристкой коалицией Демократической партии Маттео Ренци и «Движением пяти звезд», которое ведет Луиджи Ди Майо. О том, что делает эти выборы особенными, о предвыборных раскладах, а также о России и Европе, мы поговорили с профессором Link Campus University, обозревателем изданий Huffington Post и Limes Пьеро Скьявацци. Это первое интервью, посвященное предстоящему голосованию.

Эти выборы называют самыми главными в Европе. А какое место занимает вопрос о Европе в кампании?

Это самые главные выборы в Европе, бесспорно. Но не Европа находится в центре внимания, а скорее Средиземноморье. Проблема мигрантов и беженцев из Африки и с Ближнего Востока, которую Евросоюз полностью отдал на откуп Италии и Греции, занимает все более важное место в кампании. Это выбор не между Западом и Востоком, не между теми, кто хочет большей или меньшей Европы, а между Севером и Югом, теми, кто обещает отправить мигрантов домой, и теми, кто готов принять хотя бы часть из них.

«Вперед, Италия» Сильвио Берлускони занимает проевропейскую позицию, а ее союзники – популисты-евроскептики из «Лиги Севера». Насколько стабильным может быть союз столь разных политических сил?

Итальянские правые и левые хронически нестабильны на протяжении всей Второй республики. Они мечутся между умеренными и популистами (правые) или реформаторами и максималистами (левые). «Движение пяти звезд» тут не исключение: у них тоже две души — «правительства» и «протеста». Я бы даже сказал — «дворца» и «площади», которые воплощают Луиджи Ди Майо и Алессандро Ди Баттиста, соответственно.

Я думаю, что после выборов возможным является альянс между умеренными из двух лагерей — «Вперед, Италии» и Демократической партии. Их союз позволил бы преодолеть традиционный раскол между консерваторами и прогрессистами, между умеренными и популистами. Проблема заключается только в том, что этот вариант не будет, очевидно, иметь достаточно голосов, чтобы править.

В недавнем интервью Марин Ле Пен из французского «Национального фронта» сказала, что «Лига Севера» и «Движение пяти звезд» могут создать коалицию после выборов. Вы думаете, это возможно?

Нет, этого не может быть в реальности. Некоторые аспекты программ могут совпадать, но души двух партий слишком отличаются. И «Лига Севера» и «Движение пяти звезд» это понимают. Но в то же время обе заинтересованы поддерживать веру в это с целью противодействия другому альянсу, который как раз более реалистичен, — между «Вперед, Италией» и Демократической партией. При этом варианте атлантическая и прозападная позиция возобладает, помешав сближению с Россией.

В одной статье говорилось, что единственная забота оппозиционных партий на этих выборах – это отменить реформы, которые были реализованы правительствами демократов. По вашему мнению, это справедливое замечание?

Им приходится выступать с такими официальными заявлениями, но на самом деле они благодарны своим предшественникам (не только Демократической партии, но и техническому правительству Марио Монти в 2011-3 гг.), которые сделали «грязную» работу: повысили пенсионный возраст, либерализовали рынок труда, увеличили количество рабочих мест, но сделали их менее стабильными.

На последних выборах в Европе наблюдалось большое внимание к социальным сетям как инструменту избирательной кампании. А что можно сказать о ситуации в Италии в этом отношении? Насколько важны на выборах Facebook, Twitter, Instagram?

Это феномен, влияющий на эволюцию политической системы в целом. Во Второй республике, сложившейся в 1993-4 гг., после кризиса массовых партий (в результате скандалов, как христианские демократы, или в результате падения Берлинской стены, как коммунисты), [мы были свидетелями] появления на политической сцене Сильвио Берлускони и его «телевизионной» партии (я имею в виду поддержку со стороны его телевизионной сети). Теперь, в связи с переходом от телевидения к интернету и социальным медиа, политический ландшафт тоже меняется. Появляется «интернет-партия», как «Движения пяти звезд», чья программная платформа да и структура функционирует в интернете. По этой причине можно сказать, что с точки зрения структурного и функционального анализа мы уже переходим к Третьей республике.

На ваш взгляд, в чем главная интрига нынешних парламентских выборов?

Интригующими эти выборы делает коктейль из определенностей и неопределенностей, которые в сочетании дадут итоговый результат с совершенно новым геополитическим ароматом. На сегодняшний день, на самом деле, нет никакой определенности относительно будущего большинства. У каждого из трех участников — правых, левых и «Движения пяти звезд» — около 30%.

В то же время можно сказать, что мы в любом случае увидим пророссийское большинство – я имею в виду: в смысле снятия экономических санкций, — потому что если сложить голоса «Вперед, Италии», «Лиги Севера» и «Движения пяти звезд», мы получим 60%. Поэтому хотя мы не знаем, кто победит на выборах, можно сказать, что Россия их уже выиграла. И пока это единственная определенность.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране