Как британские депутаты творили историю национального законотворчества

09.04.2019 245

Фото: кадр трансляции из Палаты общин

Еще до референдума 2016 г. британские юристы и политические эксперты задавались вопросом, какими будут последствия выхода Великобритании из Евросоюза для неписаной конституции страны. Однако совершенно точно никто не ожидал, что масштаб изменений станет настолько грандиозным и драматичным: что прецеденты будут следовать один за другим, что будут нарушаться многолетние конвенции, что роли разных органов власти станут объектом сомнений.

Одним из самых ярких примеров здесь стало рассмотрение законопроекта «О Европейском Союзе (Выход) (№5)». Он обязывает премьер-министра согласовать с парламентом отсрочку выхода из ЕС и тем самым помешать выходу без соглашения. Также в нем оговаривается, что она должна продлиться минимум до 22 мая. Принятие закона стало целой историей.

Тупик

Долгое время правительство настаивало, что выбор есть только между выходом в рамках соглашения, заключенного премьер-министром Терезой Мэй, и выходом без соглашения. Многим такая дилемма казалась ложной и даже опасной.

Это ощущение только усиливалось по мере того, как Палата общин каждый раз отвергала правительственный вариант. С января депутаты, понимая безвыходность ситуации, пытались добиться того, чтобы выход был отложен и опасность выхода без соглашения, таким образом, была бы нивелирована, а сами они могли посвятить время обсуждению альтернатив.

До последнего варианта они трижды пытались внести законопроект об отсрочке и каждый раз неудачно из-за сопротивления правительства. Еще несколько раз в разных формулировках они голосовали против выхода без соглашения по необязывающим резолюциям. Однако этих усилий было явно недостаточно: противостояние правительства и парламента нарастало, но разрешению ситуации вокруг «брекзита» это нисколько не помогало.

Так наступила и ушла в прошлое первоначальная дата выхода — 29 марта. Стала приближаться следующая — 12 апреля. К тому, чтобы Великобритания ушла без соглашения, стал склоняться даже ЕС, уставший от еженедельных драм и неопределенности.

«Конституционная революция»

Началось все с относительно малого, что, тем не менее, некоторые депутаты сразу назвали «конституционной революцией». Согласно регламенту Палаты общин, законотворческая программа правительства имеет приоритет по сравнению с инициативами депутатов. Это позволяет правительству формировать повестку и контролировать процесс рассмотрения предложений.

При обсуждении «брекзита» это, в частности, привело к тому, что депутаты не могли изучить другие варианты без согласия министров. Поэтому группа депутатов инициировала процедурные изменения: забрать у правительства право определять повестку заседаний Палаты общин — чего не было более 130 лет.

Изначально подчеркивалось, что мера буквально разовая. Однако депутаты провели одно голосование, потом другое, а потом использовали выделенный себе, чтобы по ускоренной процедуре провести законопроект об отсрочке.

Место для дискуссий

Обычно на законопроекты уходят недели и даже месяцы. Их долго обсуждают в Палате общин, потом в Палате лордов. Правят, отправляют друг другу, одобряют или отвергают и снова правят.

На этот законопроект ушло четыре рабочих дня (с учетом дня внесения). А могло бы и три, если бы не саботаж в Палате лордов. Некоторые указывали, что такая скорость лишает парламент возможности полноценно обсудить документ и юридически выверить. Другие отвечали, что, во-первых, чрезвычайные обстоятельства (приближающийся срок выхода) требуют быстрого ответа и, во-вторых, что он слишком простой, чтобы тратить на него много времени.

Быстрое рассмотрение законопроектов в британском парламенте бывает, но никогда — без поддержки правительства. Этот же документ депутаты принимали не только без поддержки министров, но и вопреки их воле.

Так, второе чтение в Палате общин законопроект прошел с перевесом всего в пять голосов, третье — в один. К законопроекту из фактически одной страницы были внесены 15 страниц поправок. Тем не менее, все рассмотрение Палатой общин уместилось в один день.

При этом впервые с 1993 г. и дебатов о Маастрихтском договоре в парламенте была зафиксирована ничья в голосовании — 310-310. Оно было посвящено тому, чтобы депутаты получили еще один день контроля над повесткой. Согласно правилам, спикер отдал свой голос против предложения.

Согласно некоторым подсчетам, таких ситуаций было за последние 200 лет 49-50 и порядка 20 в XX в.
Кроме того, депутаты нанесли болезненное поражение правительству. Оно внесло поправку против того, чтобы парламент контролировал отсрочку, но она была отклонена с разницей в 180 голосов.

Стоит упомянуть, что также была отклонена и поправка о втором референдуме. В случае ее утверждения она фактически возвращала бы контроль над законопроектом правительству. Дело в том, что проведение референдума потребовало бы расходов, а все «денежные» законопроекты — исключительная прерогатива правительства. По этой причине поправку поддержала даже часть Консервативной партии.

Саботаж

В Палате лордов правительство снова попыталось помешать законопроекту, устроив филибастер — тактику, обычно применяемую меньшинством для затягивания рассмотрения. Сделать это предполагалось путем внесения семи поправок к предложению только о том, чтобы рассмотреть законопроект в течение одного дня.
Бороться с этим пришлось радикально: оппозиционное большинство по каждой поправке выносило решения о том, чтобы досрочно прекратить ее обсуждение и проголосовать. Такие действия обычно считаются злоупотреблениями.

В итоге противостояние не уместилось в один день и его продолжили лишь спустя три календарных дня — на следующем заседании Палаты лордов.

Под конец правительство отступило, признав свое поражение, и законопроект рядовых депутатов впервые получил королевскую санкцию.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране