Блицкриг закончился

25.04.2016 776
Блицкриг в борьбе с налоговыми мошенничествами уступил место "позиционному" согласованию интересов разных стран ЕС. Фото: пресс-служба Европейского совета

Блицкриг в борьбе с налоговыми мошенничествами уступил место «позиционному» согласованию интересов разных стран ЕС. Фото: пресс-служба Европейского совета

23 апреля завершилась двухдневная неформальная встреча министров экономики и финансов Евросоюза. Рядовое событие, на котором не ожидалось никаких решений, неожиданно стало знаковым. На нем впервые стали очевидны разногласия между странами ЕС относительно способов повысить прозрачность бизнеса и борьбы с налоговыми мошенничествами. Ответ на публикацию «Панамских документов», который должен был быть стремительным и решительным, все больше вязнет в неизбежном переплетении национальных интересов.

Ожидания

В начале апреля Международный консорциум журналистов-расследователей опубликовал более 11 млн документов, раскрывающих участие ведущих политиков, звезд спорта и шоу-бизнеса в сомнительных финансовых операциях с офшорными компаниями в Панаме. Материалы вызвали огромный резонанс по всему миру, приведший к отставке высокопоставленных чиновников в разных странах.

Ответ ведущих европейских государств был стремительным. Казалось, они только и ждали подобного скандала. Буквально в течение недели конкретные меры опубликовали Министерство финансов Германии, Министерство финансов Франции и Еврокомиссия, а Министерство финансов Великобритании представило амбициозный международный проект.

Суть базовых предложений: введение «черного списка» офшоров, создание стандартизованных национальных реестров и автоматический обмен информацией о налогах и конечных бенефициарных владельцах компаний, публикация международными компаниями отчетов о налогах и прибыли в каждой стране.

Буквально за неделю предложения были поддержаны «большой двадцаткой», а 22 апреля проект Великобритании одобрили на встрече министров финансов ЕС. Глава казначейства Джордж Осборн тогда торжественно сообщал, что к инициативе присоединились более 20 стран и юрисдикций, включая некоторые британские заморские владения-офшоры. Одновременно глава Еврогруппы Йерун Дейсселблум выразил надежду, что общеевропейское соглашение удастся заключить уже в мае.

Реальность

С самого начала активного нормотворчества было понятно, что препятствий не избежать. Примеры легко можно было обнаружить в недавних аналогичных инициативах. Например, «Четвертую директиву ЕС» о борьбе с отмыванием денег принимали два года. Или — правила Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) о борьбе с минимизацией налогообложения и выведением прибыли (известны как BEPS) за три года собрали под своими знаменами 130 стран и юрисдикций, но пока толком не работают из-за проблем с согласованием и реализацией.

Британский минфин был оптимистичен, представляя совместный проект с Германией, Испанией, Италией и Францией. Однако отзывы, скептически оценивающие возможность его масштабируемости (подключения других стран), звучали уже тогда. «Некоторые полагают, что подобное едва ли возможно», — сообщала «Би-би-си». В свою очередь, Financial Times перечисляла препятствия, среди которых особо выделяются до сих пор неудачные попытки Великобритании заставить даже свои офшоры полноценно раскрывать информацию.

На этом фоне двухдневная встреча министров финансов стала показательной. Сначала большинство из них одобрили предложения в принципе, позволив пресс-службам написать несколько восторженных твитов. А на следующий день те же страны выложили на стол поправки, которые показали, что каждый пункт следует принимать с учетом их национальных интересов.

Немецкий министр Вольфганг Шойбле выступил против публичной отчетности компаний о налогах и доходах в каждой стране, где они ведут бизнес, сославшись на позицию региональных элит. Того же мнения придерживаются Мальта и Австрия, которые призывают не драматизировать ситуацию с Панамой и не реагировать чрезмерно, пишет Süddeutsche Zeitung.

Неясная ситуация с идеей «черных списков» офшоров, поскольку нет единого видения относительно того, по каким критериям в них включать (в частности, различается взгляд Испании и Великобритании на то, является ли Гибралтар «налоговым раем»). Наконец, Великобритания выступает против ужесточения требований к доверительным фондам, а Ирландия — против того, чтобы ограничить компании в перемещении прибыли из одной страны в другую, сообщает Financial Times.

Очевидно, что попытки под предлогом оперативной реакции на скандал с Панамой договориться с наскока о новых стандартах и сотрудничестве оказались чрезмерно амбициозными. На смену зачинательскому задору приходит кропотливое обсуждение деталей. Ведь присутствие большого числа стран в списке подписантов – это не только повод для торжественных реляций, но и неизбежные конфликты национальных интересов.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране