Бюджет нового центра

10.07.2015 783
078822be-14d4-4be6-b3d3-377a706ca69e-1020x612

Министр финансов Джордж Осборн и классический красный чемодан, в котором находится бюджет

Когда Europe Insight общался в мае с Филлипом Блондом, директором «мозгового центра» ResPublica, он сетовал на то, что ведущие британские партии с большим трудом нащупывают новый идейно-политический центр. Бюджет, который был представлен министром финансов Джорджем Осборном на заседании палаты общин 8 июля и который является первым бюджетом Консервативной партии с 1996 г., в этом смысле стал значительным, революционным шагом вперед.

«Это бюджет, который на первое место ставит безопасность», — так начинается текст главного финансового документа Великобритании на 2015-2020 гг. Уже в следующих предложениях поясняется: экономическая безопасность для работающих семей, национальная безопасность путем инвестиций в оборонный сектор. А также более высокие зарплаты, низкие налоги и экономика, которая не задавлена весом социальных пособий.

В конкретных цифрах будущее британской экономики, согласно Управлению по бюджетной ответственности, которые цитировал министр финансов, выглядит следующим образом: занятость к 2020 г. вырастет с 31,2 до 32,1 млн человек, инфляция достигнет 2%, рост ВВП составит 2,4%, а госдолг снизится с 80,8% до 68,5% ВВП. Также предполагается достижение бюджетного профицита к 2020 г.

Однако в 123-страничном документе ориентировочные показатели — лишь несколько абзацев. Остальное, если отбросить исторические обзоры, — кропотливое перечисление того, как правительство планирует воплощать свою программу в жизнь. Никто не ставит под сомнение прогнозируемые показатели, но реализация — источник громких эпитетов, похвалы и возражений.

В обширной программе мер есть несколько моментов, которые и по смыслу, и по их подаче во время представления бюджета являются главными. Во-первых, это введение государственного прожиточного минимума, который призван заменить неофициальные расчеты и минимальный размер оплаты труда. Ожидается, что к 2020 г. он превысит 9 ф.ст. в час для людей старше 25 лет. Сейчас МРОТ составляет 6,5 ф.ст. для лиц старше 21 года.

Во-вторых, за счет сокращения социальных выплат планируется сэкономить 12 млрд ф.ст. Под сокращениями понимается четырехлетняя «заморозка» индексации пособий, сокращение налоговых льгот и жилищных пособий.

В-третьих, пересмотр налогообложения физических лиц и организаций. Налог на корпорации будет снижен с 20% до 18% к 2020 г. Предполагается борьба с уклонением от уплаты налогов и минимизацией налогообложения, а также налоговыми нерезидентами. Пересмотрено налогообложение банков, малых и крупных компаний, низко- и высокооплачиваемых специалистов.

В-четвертых, дано обещание ежегодно расходовать на оборону 2% национального дохода.

На первый взгляд, бюджет преследует две взаимосвязанные цели: он стремится поддержать наиболее бедные слои населения и немного увеличить нагрузку на наиболее богатых. Именно это видимое стремление выровнять уровни жизни в стране позволило Джорджу Осборну назвать документ бюджетом «единой нации» (One Nation), а экспертам и обозревателям охарактеризовать его как победу «красных тори» (сочетание либерально-экономических и социальных приоритетов), «сострадательного консерватизма», а также отождествить с идеями Бенджамина Дизраэли и Тони Блэра. Другими словами, в нем увидели желание сформировать новый социально-экономический и идеологический центр. Причем, что характерно, это одинаково, хоть и на идейно близких для себя примерах, увидели и в оплоте консерватизма ConservativeHome и в леволиберальной газете Independent.

«Сложно описать этот бюджет политически. В нем было много вещей, которые понравятся правому “крылу” консерваторов… Но в нем также предприняты несколько набегов на территорию лейбористов…», — размышлял в это ключе один из обозревателей в блоге журнала Spectator. «Бюджет был моментом истины, который должен был показать, готов ли министр финансов следовать букве манифеста Консервативной партии. Ответ: нет… Но он определенно намерен воплотить его дух», — написали в Институте государственного управления.

Впрочем, в Лейбористской партии, в ряде экспертных и профессиональных организаций не поняли или не приняли идейный посыл бюджета, вместо этого сосредоточившись на конкретных аспектах. «Сложно разглядеть тему или стратегию», — таким был один из выводов Института фискальных исследований. Весьма примечателен комментарий британского подразделения одной из крупнейших аудиторских компаний мира BDO Int, в котором автор упрекает министра финансов в том, что тот обошел вниманием средний бизнес. Хотя этот шаг, очевидным образом, и был сделан намеренно.

CJZIgi-VEAE9mZr

Иан Дункан Смит рад введению государственного прожиточного минимума. Главное, чтобы не преждевременно — слишком многих надо убедить, что это правильно

В некоторых случаях эксперты не скрывали своего непонимания даже конкретных мер. Так, тот же Институт фискальных исследований не увидел экономического смысла в ряде второстепенных налогов. С уверенностью можно сказать, что сомнения у экспертов библиотеки британского парламента, готовящих аналитические записки, вызвало бы (если их спросить) и обязательство о 2% ВВП на оборону. В марте 2015 г. в своей работе они пришли к однозначному выводу, что никакого реального смысла в этом ориентире нет (есть только «символический и политический»). Зато в перспективе это обязательство создаст бюджетную нагрузку на другие направления работы правительства.

Главным объектом критики оказался новый государственный прожиточный минимум и его «ребрендинг» из МРОТ. Лейбористы обратили внимание на то, что нынешний прожиточный минимум сейчас составляет 9,2 ф.ст. для Лондона и потому еще несколько лет будет выше «государственного» и «обязательного». В свою очередь, кандидат на пост лидера оппозиции Энди Бернем увидел в этих планах опасность создания дополнительных препятствий и нагрузки на молодежь, что позволило ему говорить о «бюджете двух поколений».

С повышением МРОТ и одновременной отменой налоговых льгот не согласились в двух заметных экономических организациях. Институт фискальных исследований раскритиковал такой шаг, отметив, что повышение оплаты труда не компенсирует потерь тех, кто получал вычеты на семью, и в итоге 13 млн семей будут ежегодно терять в среднем по 260 ф.ст. Институт Адама Смита, в свою очередь, указал на нецелесообразность решения, вместо этого предложив снизить налоги для низкооплачиваемых рабочих.

Наконец, Управление по бюджетной ответственности опубликовало свои оценки перспектив развития британской экономики в день представления бюджета. Несмотря на оговорку о «значительной неопределенности», там, тем не менее, решили сказать, что введение прожиточного минимума приведет к увеличению безработицы на 0,2% (60 тысяч человек) и потере 0,1% ВВП к 2020 г.

В эпитетах первый консервативный бюджет за почти 20 лет получился амбициозным. Он дополняет те конституционные изменения, которые сейчас обсуждаются в британском парламенте, и свидетельствует о претензии премьер-министра и лидера тори Дэвида Кэмерона на новый социально-экономический и идейный центр. Однако очевидно, что борьба за то, чтобы его поняли и приняли, будет непростой.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране