Чем похожи и чем отличаются Грузия в 2008 и Украина в 2014

08.08.2016 837
Фото: Reddit

Фото: Reddit

8 августа исполнилось восемь лет с начала вооруженного конфликта в Южной Осетии между Грузией, с одной стороны, и Южной Осетией, Абхазией и Россией, с другой.
По его итогам грузинские войска потерпели поражение, а сама Грузия полностью утратила контроль над территориями, объявившими о своей независимости.

В современной Украине часто проводят параллели между войной в Грузии 2008 г. и начавшимся в 2014 г. конфликтом на Донбассе. Europe Insight обратился украинским экспертам с просьбой порассуждать о сходствах и различиях двух войн.

Михаил Самусь, заместитель директора «Центра исследований армии, конверсии и разоружения»

j4IFcvirkC4Все конфликты на постсоветском пространстве, инспирированные Россией, имеют очень много общих черт. В основном, все эти конфликты искусственно создаются с целью формирования территорий, подконтрольных РФ, в бывших советских республиках для того, чтобы управлять в них ситуацией.

И в Грузии, и в Украине, так же как и в Приднестровье, создаются такие территориальные образования, посредством которых можно влиять как на внутреннюю ситуацию, так и на внешнюю политику этих стран. Это мы сейчас четко видим.

Например, Грузия, несмотря на то что подала заявку в НАТО, имеет очень невысокие шансы стать членом Альянса, именно из-за того, что у нее оккупированы территории. Точно так же можно говорить и об Украине. Сейчас шансы на вступление очень снизились, поскольку воюющую страну вряд ли примут в НАТО, потому как придется брать ответственность за ее оборону. А это маловероятно, принимая во внимание внешнеполитические ориентации, которые существуют у той же Германии или Франции, Италии.

Относительно методик, конкретно – тактически приемов интересными являются некоторые параллели. Тогда операция проводилась на фоне учений «Кавказ-2008»,  а сейчас Россия готовит «Кавказ-2016». И активизация передвижения и маневров военных формирований в Крыму проходит как раз на фоне этих учений. То же происходит и на донецком направлении.

Если говорить о гибридных технологиях, то сейчас активно отрабатываются и экономические аспекты, и информационные, и «пятая колонна» задействуется, и деятельность спецслужб, влияние на ментальность людей  — все возможные инструменты для ослабления противника изнутри.

Александр Мусиенко, руководитель «Центра военно-правовых исследований»

_KFl4cQr7qIГлавная общая черта – это, очевидно, курс на сближение с Европейским союзом и Североатлатическим альянсом, который был взят как Грузией, так и Украиной. Различия же заключаются в том, что в случае с Украиной нет настолько выраженного этнического компонента конфликта. Я имею в виду, как между абхазами и грузинами.

Алексей Мельник, содиректор программ внешней политики и безопасности «Центра Разумкова»

PhckI04-VAgУ конфликтов много общего. В частности, речь идет о глобальных целях, которые преследует Россия – сохранение стран постсоветского пространства в сфере своего влияния. Плюс это методы, которые используются, – создание «замороженных» конфликтов на территории данных стран, решение которых зависит преимущественно от Кремля.

Есть особенности в провоцировании конфликтов. Это не простое повторение кальки, которая была использована в Грузии. Но в принципе набор инструментов из того же самого toolbox.

Если говорить о различиях, то очевидно, что через восемь лет после грузинского конфликта можно констатировать разницу в международной реакции. Я бы не сказал, что Запад полностью выучил уроки той войны в Грузии. Более того, если бы тогда действия Запад были другими, хотя бы такими, как сейчас, после начала украинского конфликта, то возможно, и не допустили событий в Украине.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране