Франко-германские отношения

18.05.2013 1 562

В апреле на ленте агентства Reuters появилась аналитическая статья, авторы которой задавались вопросом «Что происходит с европейской политикой Франции»?[1] Журналисты цитировали дипломатов, политиков и экспертов, отмечавших заметное снижение участия Парижа в решении актуальных проблем ЕС. Однако попытка разобраться в сути явления, по большому счету, не была доведена авторами до логического завершения. Они перечислили возможные варианты (от смены политического стиля при новом президенте Франсуа Олланде до замещения французского языка английским в коридорах ЕС), но не пришли к единому заключению о причинах сложившейся ситуации и лишь вскользь намекнули о возможных последствиях.

Поводом для той статьи послужили напряженные переговоры о решении проблемы Кипра, на которых французская делегация не демонстрировала привычного энтузиазма и желания не только предлагать новые идеи, но и участвовать в обсуждении имеющихся вариантов. Однако затем содержание статьи удивительным образом дополнило новую череду событий. В конце апреля Париж и Берлин обменялись критическими стрелами относительно экономической политики ЕС в целом и стран-членов в частности. Начало положила публикация предварительной версии обзора о Европе, который в Социалистической партии готовили для июньской партийной конференции.

В распространенном варианте содержалась критика европейской политики жесткой экономии и неуступчивого поведения немецкого канцлера Ангелы Меркель. Сразу после первых сообщений о содержании доклада многие видные французские политики — прежде всего, конечно, из Социалистической партии — всячески подчеркивали, что замечания отражали лишь «дружеские разногласия» (“tension amicale”) с Германией.

Для большого числа изданий публикация документа стала сенсацией. Мировые СМИ заговорили о небывалом кризисе. «Германо-французские отношения переживают один из самых серьезных кризисов с того момента, как в 1960-е годы генерал Шарль де Голль и канцлер Конрад Аденауэр создали ось Париж — Берлин», — писала российская газета «Коммерсантъ», например[2].

Однако в действительности проблемы, резко обозначившиеся или поднятые в апреле, гораздо более прозаичны, чем может показаться, а их последствия уже дают о себе знать не первый год. За первые четыре месяца обе столицы не первый раз вели себя противоречиво. Так, в январе Франция и Германия отметили 50-летие Елисейского договора, но уже в феврале они разошлись в оценках того, каким должен быть бюджет ЕС на 2014-2020 гг. В конце февраля нынешний лидер фракции свободных демократов и бывший министр экономики Германии Райнер Брюдерле предрекал мрачное будущее французской экономике[3]. Но почти месяц спустя нынешний министр Филипп Рёслер, напротив, высказался в поддержку экономических решений французского правительства[4].

Противоречивые шаги и заявления могут сбить с толку и, чтобы не поддаться пьянящему ощущению сенсации, необходимо знать историю отношений двух стран хотя бы на протяжении последнего десятилетия. Ведь, на самом деле, даже риторика осталась прежней. В «эгоизме» Ангелу Меркель упрекала еще Кристин Лагард, работая в правом правительстве Франсуа Фийона.

Ведущие российские исследователи одинаково отмечают, что отношения между Парижем и Берлином изменились с приходом к власти нынешнего канцлера еще в 2005 г. «Несмотря на то, что правительство канцлера Ангелы Меркель не ставило под вопрос привилегированный характер франко-германского сотрудничества, условия его изменились», — пишет Юрий Рубинский (Институт Европы РАН) в книге «Франция. Время Саркози»[5]. «Франко-германские отношения свидетельствовали о снижении заинтересованности Берлина в компромиссах с Парижем», — уточняет Евгения Обичкина (МГИМО) в книге «Внешняя политика Франции от де Голля до Саркози»[6].

Однако эти перемены стали следствием не только глобальных перемен и экономических успехов Германии, но и внутриполитического разочарования в самой Франции. Разочарования в европейских процессах, которые последовали за массовым принятием новых членов ЕС в 2004 г. и провалом референдумов о проекте европейской конституции в 2005 г. Как отмечают Наталья Наумова и Ирина Тутберидзе (обе — МГУ им. М.В. Ломоносова) в недавно опубликованной статье «Франция и расширение Европейского Союза на Восток», в 2008 г. тогдашний президент Н. Саркози вынужден был признать, что расширение ЕС за счет стран ЦВЕ было «ошибкой»[7]. С тех пор ничего не изменилось. Продолжающиеся разногласия с ключевым партнером, как и некая общая апатия относительно процессов в ЕС, является следствием банального отсутствия у французских политиков плана действий в новых условиях.

[1] Baker L., John M. Insight — Whatever happened to France’s voice in Europe? Reuters. 24.04.2013. — http://www.reuters.com/article/2013/04/24/us-france-eu-insight-idUSBRE93N0AA20130424
[2] Дудина Г., Юсин М. Французские социалисты стали антигерманскими // Коммерсантъ. 30.04.2013. — http://www.kommersant.ru/doc/2182312
[3] Deutscher Spitzenpolitiker sieht Frankreichs Absturz voraus. Luxemburger Wort. 27.02.2013. — http://www.wort.lu/de/view/deutscher-spitzenpolitiker-sieht-frankreichs-absturz-voraus-512e0a42e4b0e3da456a841d
[4] Germany offers economic backing for François Hollande. Financial Times. 25.04.2013. —http://www.ft.com/cms/s/0/52c4c846-adb6-11e2-a2c7-00144feabdc0.html#ixzz2RaiczcnA
[5] Рубинский Ю.И. Франция. Время Саркози. М., 2011. С. 266.
[6] Обичкина Е.О. Внешняя политика Франции от де Голля до Саркози (1940-2012). М., 2012. С. 318.
[7] Наумова Н.Н., Тутберидзе И.Д. Франция и расширение Европейского Союза на восток // Новая и новейшая история. 2013, №1. С. 23-36.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране