Андрей Куликов
Главный редактор Europe Insight
info@europeinsight.net
450
18.06.2016

Герой и драма

Джоан Кокс, референдум и искусство

«Взаимоотношения элит в Великобритании по поводу референдума о выходе из ЕС, — писал я в Facebook еще в конце мая, — все больше соответствуют выражению “free fight”. В политическом смысле. Обе стороны, представленные, в том числе, очень влиятельными людьми, уже не гнушаются ничем. Разве что до открытого рукоприкладства дело не дошло. Но если накал страстей будет нарастать в той же степени, то будет и это».

Тогда финансовый комитет британского парламента выпустил доклад, утверждавший, что обе стороны вводят избирателей в заблуждение. А консерваторы начали собирать подписи за отставку Дэвида Кэмерона после референдума, потому что он поливал грязью своих соратников, а его кампания преимущественно пыталась вызвать у людей страх перед переменами. Наконец, в то же время сторонники выхода Великобритании из ЕС обвинили премьер-министра и часть правительства в том, что они «слишком зажиточны», чтобы понять нужды простых граждан.

Для меня эти события были подобны сгущающимся тучам, говорящим о надвигающейся буре. Однако ни британские эксперты, ни журналисты, ни политики преимущественно не замечали ничего подобного. Шло время, а соперничающие кампании не только не снижали градус противостояния, но напротив, существенно повышали его. В ход пошли агитационные автобусы и катера, митинги, бессчетные публикации в СМИ и, наконец, публичные заявления газет в поддержку того или иного лагеря.

Что-то должно было случиться. И вопрос был только: что и когда.

Убийство депутата от Лейбористской партии Джоан Кокс — огромная трагедия. Однако история, литература и кино подсказывают, что это изначально было той самой ценой, на которую граждане Великобритании неосознанно согласились.

Можно подумать, что в искусстве слишком много придуманного, но его способность фиксировать общие черты и закономерности человеческой натуры и поведения бесценна. Голливудский фильм или шекспировская драма одинаково показывают нам, что когда конфликт становится все серьезней, а эмоциональное напряжение нарастает, кто-то обязательно пострадает.

Борьба перед референдумом развивается по законам драматургии. «Крупнейшее политическое событие нашей жизни», «нашего поколения» попросту не могло не быть омрачено бессмысленной, случайной и жестокой смертью прекрасного, искреннего человека.

При этом, как бы ни было велико наше желание увидеть в гибели Джоан Кокс глубокий смысл и жертвенность, она не стала и не станет переломным моментом. Референдум пройдет как запланировано, и избиратели рутинно сделают свой выбор: «Наш поезд ничто не остановит, ничто».

Джоан Кокс не занимала высокий пост, не играла решающую роль в кампании. Она осталась восходящей звездой, которая никогда не достигнет своего зенита. И выбор, который люди сделают на референдуме, не о ней. Однако отныне и впредь, когда любой человек будет рассказывать о референдуме, о всех неожиданных событиях и поворотах кампании, об успехах и неудачах его участников, он всегда вспомнит и Джоан Кокс.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране