Греки Приазовья: «Мы разрезаны линией фронта»

30.11.2015 4 158
Больше всего греков Приазовья удручает то, что "большая" родина от них отвернулась. Источник: Алексей Вербин

Больше всего греков Приазовья удручает то, что «большая» родина от них отвернулась. Источник: Алексей Вербин

Согласно Всеукраинской переписи населения, греки являются одним из крупнейших национальных меньшинств современной Украины (91,5 тысяча человек), при этом 84% всех греков  проживает на территории Донецкой области. Они относятся к особой этнической группе «греки Приазовья», которая возникла еще в конце ХVIII в., когда христиане, проживавшие на территории Крымского ханства, были эвакуированы и переселены на земли южного Донбасса.

Военный конфликт на Украине привел к искусственному разделению греков Приазовья. Часть территорий их компактного проживания осталась под контролем украинского правительства (Мариуполь, Волновахский, Володарский и Першотравневый районы Донецкой области), а часть оказалась в составе Донецкой народной республики (Старобешевский, Тельмановский и Новоазовский районы). Кроме того, крупная греческая община сохранилась в столице ДНР — Донецке.

По обе стороны фронта продолжают действовать многочисленные общественные организации, занимающиеся поддержкой и развитием греческой культуры. С их представителями об особенностях жизни греческой общины в условиях войны пообщалась Europe Insight.

Греки в ДНР: «Мы остались, мы не испугались»

На данный момент главной греческой организацией, действующей на территории ДНР, является Донецкое общество греков им. Федора Стамбулжи. Основанное в 1990 г., оно, даже несмотря на войну, остается одним из самых активных в распространении эллинистической культуры на Украине. Общество занимается сохранением исторического наследия греков Приазовья, продолжает возрождение их традиций и обычаев, проводит образовательные программы по изучению греческого языка и литературы.

В ходе военного конфликта организация была вынуждена также взять на себя обеспечение местных греков гуманитарной помощью и представительские функции в диалоге с генеральным консульством Греции в Мариуполе.

Летом 2014 г., в ответ на просьбы своих членов и простых донбасских греков, общество организовало обращение в греческий МИД с просьбой выдать им удостоверение грека зарубежья, которое дало бы возможность выехать в Грецию с членами семей на период боевых действий.

Несмотря на то, что было собрано и отправлено 302 заявления, особых результатов достигнуто не было. Те же греки Приазовья, которые пытались самостоятельно открыть визу в Грецию, получали отказы от консульства в Мариуполе.

Оставленные без поддержки со стороны своей родины, представители диаспоры вынуждены были самостоятельно выживать в течение почти двух лет боевых действий. О том, как это было, в беседе с Europe Insight рассказала председатель Донецкого общества греков Елена Продан.

— Работало ли общество греков Донецка во время боевых действий?

— Мы работали все время. Мы закрывались в 2014 г. только на две недели, когда здесь были особо активные боевые действия. Прошлый год был сложнее, людей было мало в городе, многие уехали. Те, кто был в городе, боялись передвигаться на дальние расстояния. А в этом году, слава богу, мы уже восстановили полностью свою работу. И сейчас мы работаем практически на довоенном уровне.

— Что война изменила в жизни греков Приазовья?

— Мы стали более дружными, более сплоченными. Начали больше чувствовать ближних, оказывать им помощь. При нашем обществе есть молодежная организация (Донецкий союз греческой молодежи — прим.), ее члены очень близко к сердцу восприняли сложившуюся ситуацию, своими силами собирали гуманитарную помощь выезжали в сельские районы, где проживают греки, в особенности Старобешевский район. В села, которые подверглись большим разрушениям. В детские сады, храмы. Сдавали кровь добровольно. Все шло от души, от сердца.

— Как складываются отношения у греков, живущих в ДНР, с консульством в Мариуполе и греческими организациями на Украине?

— Консульство в Мариуполе сейчас работает, но там нет консула. И консульство не занимается открытием виз — они открываются в Днепропетровске, где создан визовый центр. Поэтому понятие греческого консульства в Мариуполе сейчас чисто номинальное.

Мы поддерживаем наши отношения с Мариуполем и с обществами, которые находятся на той (подконтрольной украинской власти — прим.) территории. Но в основном только в онлайн- или телефонном режиме, поскольку ездить сейчас туда стало очень сложно, возникает много проблем.

— Нет ли у вас разногласий с греками, живущими на украинской территории по политическим вопросам? Какова политическая позиция Общества?

— Изначально, еще до войны, мы поставили себе условие — быть вне политики. Не присоединяться ни к каким партиям, ни под какими лозунгами людей на выборы не привлекать. Когда здесь проводился референдум (11 мая о независимости ДНР — прим.), мы не принимали участие как Общество. Мы дали возможность людям самим самостоятельно определять для себя ответы на такие жизненно важные  вопросы, как «Где быть?», «С кем быть?», «Какой язык учить?». И сейчас мы тоже стараемся политики не касаться. Тем более что мы понимаем, что мы разрезаны линией фронта.

Празднование 25-летия Донецкого общества греков. Источник: pontos-news.gr

Празднование 25-летия Донецкого общества греков. Источник: pontos-news.gr

— Находиться в таком положении тяжело?

—  Греки, которые всегда дружили между собой, у которых там (на Украине — прим.) остались родственники, родители… очень многие сейчас страдают, что в свое родное село сейчас поехать не могут. А есть же и те, которые и выехать вообще не могут, которые работают в каких-то органах государственной власти. Это большая трагедия для народа.

Поэтому если кто-то считает, что ты «сепаратист», «террорист» или наоборот «бандеровец», мы убеждены, что это неправильно. Ведь когда-нибудь все станет на свои места, и нам нужно будет посмотреть друг другу в глаза. В любых ситуациях нужно сохранять человеческое лицо.

— Как складываются ваши отношения с властями ДНР?

— Нам помогает Министерство культуры. Недавно мы проводили юбилейные мероприятия (25 лет Обществу и 235 лет основанию греческих поселений в Приазовье — прим.), попросили у министерства зал для нашего праздника — нам все предоставили. Представители власти нас время от времени собирают, интересуются нашей работой, спрашивают, какие есть проблемы. Причем это не только Министерство культуры, но и Министерство иностранных дел, Министерство внутренней политики.

— Помогают ли вам греки из России?

— Когда здесь были активные боевые действия, когда мы оказались в изоляции, помощь нам не поступала ни из Украины, ни из Греции. Вся помощь, поступавшая из Греции, шла на Мариуполь, а оттуда мы ни лекарства доставить не можем, ни продукты питания, ничего. Поэтому у нас остался единственный путь получения помощи — от наших собратьев из России. Там же тоже много греков проживает. Они постоянно звонили нам, спрашивали, интересовались, собирали деньги среди простых людей, сочувствовали, хотели нам помочь. Еще нам очень помогал российский Благотворительный фонд Ивана Саввиди. Это русский грек, проживающий в Ростове. Полученную от него и других жертвователей помощь мы распределяли среди всех греческих сообществ на территории ДНР: Старобешевский, Тельмановский район, Горловка, Харцызск, Макеевка — везде, где греки есть, где есть греческие общества.

— В войсках ДНР есть греческие подразделения — почему так получилось?

— Они так почувствовали. У нас очень много ополченцев, у которых позывной «Грек». Это веление сердца и веление души. Почему они туда пошли, мы не знаем.

— Как Вы оцениваете результаты своей работы за период войны?

— Я считаю, что главная задача Общества в этот период была выполнена: мы остались, мы не испугались, мы не закрылись. Даже во время бомбежек к нам приходили люди и говорили: «Мы так счастливы, что вы работаете!» Это дорогого стоит.

«Мы получили надежду на воссоединение с Россией»

На территории Донецкой области, подконтрольной украинским властям, также действует несколько греческих организаций. Самая крупная из них — Мариупольское общество греков, но его представители, к сожалению, не ответили на запрос Europe Insight. Вместе с тем анализ открытых информационных источников свидетельствует, что общественная организация активно функционирует.

Греческий культурный центр в Мариуполе. Источник: greeks.in.ua

Греческий культурный центр в Мариуполе. Источник: greeks.in.ua

Основные векторы ее деятельности — отправка детей, молодежи и пенсионеров на летний отдых в Грецию, а также культурно-просветительская работа. В частности, в июле 2014 г. совместно с Федерацией греческих организаций Украины и мариупольским литературным объединением «Азовье» общество провело вечер, посвященный подведению итогов конкурса и награждению победителей и лауреатов конкурса «Тарас Шевченко — наш современник». А 28 октября 2015 г., на празднование греческого национального праздника «Охи» (день в память об отклонении Грецией ультиматума, предъявленного фашистской Италией в 1940 г.), греки Мариуполя пригласили участников так называемой антитеррористической операции, которых поблагодарили за то, что те сражаются за независимость Украины. За исключением этой акции Мариупольское общество греков так же, как и их донецкие коллегии, предельно далеко от политики.

Однако не все греки Приазовья аполитичны. По мнению культуролога, активистки украинского «Антимайдана» из Мангуша Марии Кизириди, кризис на Украине создал уникальную возможность для воссоединения греческой общины Приазовья, которая, однако, была упущена. Свою позицию Кизириди озвучила в интервью Europe Insight.

— Как донбасские греки отнеслись к «Русской весне», и как она повлияла на их жизнь?

— Воодушевление было огромное, просто фантастическое. Особенно в конце марта прошлого года — сразу после ухода Крыма в Россию. Мы ждали, что Донбасс будет следующим. Нельзя забывать, что спасение греков из Крыма и их переселение в Приазовье — это заслуга русского правительства. Греки и русские настолько близки, что ни годы советской власти, ни 25 лет независимости Украины не смогли разрушить наши связи, нашу дружбу и взаимную преданность. Нельзя забывать, что 94% греков, живущих на Украине, во время переписи указали, что считают родным языком русский. Конечно, то, чем закончилась «Русская весна», удручает. Но это была хорошая попытка — мы получили надежду на воссоединение с Россией — страной, где в Ростовской области, в Кубанском крае, на Кавказе и в Поволжье живут наши соотечественники.

— На Ваш взгляд, Украина как-то притесняла греков Приазовья, что они поддержали «Русскую весну»?

— Во-первых, не все греки Приазовья поддержали «Русскую весну». Для многих это шаг назад от евроинтеграции и от возможного объединения с нашей «большой» родиной — Грецией. Кроме того, для части из нас семейная трагедия — антипонтийские репрессии советской власти в 1930-е и 1940-е гг. Есть те, для кого советская власть равна современной российской. Здесь ничего не поделаешь. С другой стороны, Украина систематически проводила и проводит политику, направленную на ассимиляцию греков Приазовья.

— Когда Вы покинули Донбасс? И много ли Ваших соотечественников выехало в Грецию из-за конфликта?

— В Греции я с августа 2014 г. За это время я шесть раз была в Мариуполе и два раза — в Мангуше дома. Уехало очень мало. Не ошибусь, если скажу, что пара сотен. Может, еще меньше. Главная проблема — по мне, преступная бездеятельность генерального консульства Греции в Мариуполе. Вместо защиты своего народа, все попытки покинуть зону боев, получить визу и поехать на Родину тормозятся.

— Изменилась ли как-то, на Ваш взгляд, политика Греции по отношению к грекам Приазовья с победой левых во главе с Алексисом Ципрасом?

— Да. Ситуация ухудшилась. Раньше у властей все-таки было какое-то представление о проблемах нашей общины. Были редкие, но периодические консультации с МИД Украины по этим вопросам. Сейчас не делается и этого. О визовой политике я вообще не говорю. Лично я смогла выехать только по открытой в Италии мультивизе. Думаю, так меня бы и не пустили.

— Организации, находящиеся на украинской части Донбасса, пока не откликнулись на наши просьбы об интервью. Что Вам известно о жизни там греческой общины?

— Если говорить о развитии культуры, то все так же, как и до войны. Функционируют общества, в Мариупольском государственном университет работает факультет греческой филологии. Проблем нет. Но очень большие сложности в повседневной жизни. Вы знаете, как проходит фронт? Через греческие села. Яркий пример — Сартана, которая постоянно под обстрелами. В селах очень тяжелая жизнь, даже если они дальше от фронта — цены на продукты, коммунальные услуги. Это особенно тяжело все для пенсионеров, чьи родственники, допустим, работали в Донецке, а сейчас оттуда выехать не могут. Не могут привезти деньги, не могут помочь. Регион разорвали на части. Наш народ разделили.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране