Исход давно известен

22.06.2016 883
Фото: Alamy

Фото: Alamy

Накал страстей таков, что предстоящий референдум называют «крупнейшим политическим событием нашей жизни» (газета The Sun), «крупнейшим политическим решением нашего поколения» (портал LabourList), «экзистенциальным выбором» (премьер-министр Дэвид Кэмерон), а потенциальный выход даже ассоциируется с «разрушением западной политической цивилизации» (председатель Европейского совета Дональд Туск). Наконец, мало кто сомневается, что именно яростная кампания и атмосфера взаимных обвинений и разоблачений сыграла важнейшую роль в трагической гибели депутата британского парламента Джоан Кокс.

Ощущение ожесточенного противостояния нагнетают и опросы общественного мнения, публикуемые едва ли не ежедневно. Вот уже на протяжении года сторонники и противники выхода из Евросоюза попеременно выходят вперед, и борьба нередко идет за количество процентов в пределах допустимой погрешности.

Между тем только ленивый не отметился статьей о том, что референдум станет испытанием для британских социологических компаний. Год назад, во время всеобщих выборов, их соцопросы оказались провальными. Следствием этого даже стало проведение общественного расследования, установившего, что причина банальна и кроется в нерепрезентативных выборках.

Вот, например, о проблемах социологии перед референдумом пишет Wall Street Journal. Вот — Financial Times. Вот — Bloomberg. Общий посыл этих статей — невозможность однозначно понять, насколько можно доверять опросам общественного мнения и, соответственно, избавиться от чувства неопределенности.

Тут возникает вопрос, а есть ли другие оценки и способы спрогнозировать исход референдума? Безусловно, есть. Впрочем, необходимо сразу признать, что они рассматриваются как маргинальные относительно мейнстримной социологии и присутствуют только в блогах. Например, обзор оценок и методологий можно найти в блоге Financial Times. Альтернативные оценки, говорившие о безоговорочной победе сторонников статус-кво как минимум с мая, можно также найти в авторитетных блогах Number Cruncher Politics и Elections Etc.

Впрочем, есть еще один способ, который в данной ситуации кажется нам более убедительным, чем робкие попытки социологов. Он апеллирует к общеизвестным маркетинговым приемам и к традиционно высокой связи британских политиков со своими избирательными округами. Это — анализ поведения лидеров общественного мнения в форме открытых писем и позиций членов парламента и правительства.

Этот способ показывает, что, сколько бы ни говорилось о напряженной борьбе и как бы ни нагнеталось ощущение неопределенности, в действительности исход давно известен. Сложно поверить, что «восстание крестьян», как свою кампанию назвал один из лидеров евроскептиков Найджел Фарадж, может остановить истеблишмент, мобилизовавший для победы всех.

Хотя формально чиновникам запрещено использовать служебное положение в кампании, невозможно не замечать роль государственной машины в инициировании коллективных писем, в том числе в бюджетной сфере. Вот в поддержку того, чтобы остаться в ЕС, выступили профсоюзы. Вот — полиция. Здесь — врачи, деятели культуры (включая Бенедикта Камбербэтча и Киру Найтли), руководители университетов. Если и этого вдруг мало, то есть еще нобелевские лауреаты и все 20 клубов английской футбольной премьер-лиги. И это не считая менее грандиозных обращений, например, от историков, экономистов, бывших политических деятелей.

Наконец, расклад внутри парламента также далеко не в пользу сторонников выхода из ЕС. К настоящему моменту известно, что из 650 депутатов Палаты общин около 500 настроены поддержать членство в Евросоюзе. В правительстве проевропейские министры в четыре раза превосходят своих оппонентов числом.

Так, видя всю мощь задействованных ресурсов и соотношение сил, какие могут быть сомнения?

Другие материалы

Комментарии к статье

  • Иван Синицын

    Благодарю за материал — было интересно познакомиться с Вашей точкой зрения. Но, на мой взгляд, она достаточно поверхностна и оторвана от реалий британской жизни, а также всех обстоятельств, окружающих проблему взаимоотношений Британии и ЕС.

    Вы изначально, по-моему, заняли ярко выраженную скептическую позицию относительно итогов референдума. Но эта тема гораздо более многогранна, чем Вы о ней пишите, и не сводится лишь к превосходству властей над сторонниками выхода в части агитационных ресурсов, поддержки СМИ и т.д. Находясь в Британии, Вы бы точно это почувствовали.

    Уверен, Вы и без меня знаете историю вопроса «любви» Королевства к аппарату ЕС, поэтому писать о всем том, что побудило британцев проголосовать против членства, нет никакого смысла. Скажу лишь, что в любой англоязычной книге (будь то британский или американский вуз/исследовательский центр/консалтинговая компания), посвященной политике Соединенного Королевства, Британия почти всегда рассматривается в качестве обособленной части Европы, как будто отдельной от нее. Названия глав »UK and Europe», »UK-EU Relationships» и пр. говорят сами за себя.

    Да и эмоциональную составляющую голосования, в конце концов, никто не отменял. Опять же — исследователи из России этого не ощущают, отсюда сомнения в «напряженной борьбе» и «неопределенности» исхода референдума. Искреннее желание многих британцев (как оказалось, большинства :)) попрощаться с ЕС гораздо сильнее всех усилий государственной машины. Как бы наивно не звучало, но в UK это именно так.

    Тем не менее еще раз спасибо Вам за этот материал!

    • Andrei Kulikov

      Благодарю за мнение. В течение недели я надеюсь опубликовать развернутое объяснение своего прогноза и проанализирую, почему он не сбылся. Пока у меня есть версия, которую я не буду здесь пока писать. Отмечу лишь, что боюсь, это Ваша точка зрения крайне поверхностна и опирается на банальные вещи, которые с умным видом пишут все ПОСЛЕ референдума.

  • Pingback: Референдумы и кампании - Europe Insight()

Бизнес в другой стране