Алена Зубкова
Независимый политолог
674
07.05.2016

Как помирить Россию и Европу

Концерт в Пальмире — это прекрасно, и такой подход должен быть системным

Выступление всемирно известного оркестра в Пальмире, отбитой у боевиков «Исламского государства», позволило снова вспомнить о потенциале России с точки зрения «мягкой силы». Бесспорно привлекательный и понятный политико-культурный код должен стать смысловым наполнением внешней политики страны. Особенно это важно для отношений с Евросоюзом.

Сейчас общий фон контактов России и ЕС омрачен санкциями. При этом политические по своей сути санкции встретили сугубо экономический (контрсанкции) ответ России. Любая эффективность такого ответа может быть посчитана в денежном, но не в имиджевом выражении. Ухудшение положения условных европейских сельхозпроизводителей может повлиять на их отношения с собственным правительством, но никак не влияет на позиции России в Европе.

Не стоит забывать, что превалирующее присутствие РФ в культурном поле Европы заключается в деятельности информагентств типа «Спутника» или RT, которые выполняют важную функцию донесения точки зрения России, но никак фундаментально не влияют на ее восприятие в странах Европы. При этом российская культура (литература, театр, классическая музыка, кино) известны и пользуются популярностью на Западе, но скорее в качестве объектов всемирного культурного наследия.

Ключевая идея стратегии «мягкой силы» — презентация мифа, набора ценностей и смыслов, с целью повышения собственной привлекательности, в том числе и политической, в глазах мирового сообщества. И в этом смысле России тоже есть, что предложить миру: например, уникальный опыт мирного и добрососедского существования разных народов и конфессий в рамках одного государства. Этот вопрос сейчас как никогда актуален для Европы, зажатой в тиски между крахом политики мультикультурализма и миграционным кризисом. Вопросы внутриевропейского сосуществования культур, вылившиеся в проблемы с безопасностью, показавшие, что Европа сама взрастила чудовищ, реализующих теракты в самом ее сердце, что полиция Кельна может ответить на массовые нарушения прав своих граждан лишь замалчиванием, не могут быть истолкованы как конфликт цивилизаций.

Однако образ России за рубежом, даже в исторически, культурно или географически близких странах типа СНГ или Европы, формируется без участия России. Наивно полагать, что научные, культурные, исторические достижения страны будут говорить сами за себя в условиях борьбы за сферы влияния в мире. В крайнем случае, периодические попытки апеллировать, например, к великому прошлому России, будут наталкиваться на стремление информационно нивелировать все ее достижения. Речи о победе над нацизмом будут сопровождаться фильмами о якобы имевших место военных преступлениях Красной Армии или о характере сталинского политического режима вообще. Да, битва за умы не проиграна, пока в Берлине стоят памятники советскому солдату в Тиргартене и Трептов-парке, но снос памятников советского периода в других европейских государствах ярко демонстрирует не только смысловое и символическое значение монументов, но и общий тренд.

Стереотипы отношения части европейцев к России уходят корнями вглубь веков. Однако это не отменяет другой фундаментальной составляющей отношений России и ЕС — исторической и культурной общности, того, что составляет идентичность человека и народов. В этом смысле показательным является реакция граждан России на теракты в Париже и Брюсселе и граждан ЕС — на взрыв российского самолета над Синаем. В обоих случаях люди несли цветы и свечи к посольствам, говоря не только об общем враге в лице терроризма, но и об общих ценностях.

Таким образом, ключевую роль обретает необходимость постоянного присутствия России в культурном поле Европы, вне зависимости от текущей политической повестки дня. Россия, обладая внушительным потенциалом «мягкой силы», не заходит дальше декларирования своих намерений. Практика наглядно показывает, что любые экономические связи могут быть расторгнуты или пересмотрены в угоду политическим соображениям, чего не скажешь об отношениях, основой которым служит не только выгода, но и взаимное культурно-политическое приятие.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране