Когда есть цель

03.05.2016 765
Премьер-министр Сербии Александр Вучич и канцлер Германии Ангела Меркель. Фото: AP

Премьер-министр Сербии Александр Вучич и канцлер Германии Ангела Меркель. Фото: AP

Парламентские выборы в Сербии состоялись 24 апреля. Они стали третьими за четыре года и были объявлены менее чем через два года после предыдущих в условиях, когда Сербская прогрессивная партия имела абсолютное большинство в парламенте. В причинах, заставивших премьер-министра и лидера правящей коалиции Александра Вучича пойти на выборы, разбирался Europe Insight

Без интриги

Выборы 2014 г. оппозиция проиграла с треском. Сербская прогрессивная партия (СПП) и ее партнеры получили 158 из 250 мест в парламенте. Тем не менее, уже через год Демократическая партия Бояна Пайтича и Партия демократического действия Санджака начали призывать Александра Вучича уйти в отставку и объявить досрочные выборы. Их главным аргументом было то, что глава правительства якобы довел страну до плачевного состояния и унизительного положения как в экономике, так и во внешней политике.

Обе оппозиционные партии имели на тот момент 22 мандата в парламенте (Скупщине). Несмотря на откровенную слабость этих голосов, призывы, судя по всему, нашли своеобразный отклик в правящей коалиции. На протяжении лета и осени 2015 г. в прессе регулярно обсуждали заявления политиков СПП, что досрочные выборы могут быть объявлены уже следующей весной.

В итоге о них было объявлено в январе. В выборах приняли участие 60 движений и партий, лишь восемь из которых шли самостоятельно, в то время как остальные объединились в 12 избирательных блоков.

Главные надежды критики действующего правительства возлагали на традиционную и новую оппозицию, которая должна была отбивать электорат у СПП и ее союзников, — Демократическую партию и ее блок, либеральную партию «Достаточно!», патриотический и евроскептический блок «Двери — Демократическая партия Сербии», ультралиберальный «Союз за лучшую Сербию». Отдельное место занимает националистическая Сербская радикальная партия, которую вел оправданный трибуналом по бывшей Югославии прямо накануне выборов Воислав Шешель и к которой остальные оппозиционные силы относятся настороженно из-за ее эпатажности.

Впрочем, идейно эклектичная коалиция «Сербия побеждает», ведомая Александром Вучичем и СПП, с самого начала была фаворитом. Она включала девять различных политических сил, поэтому неудивительно, что там были и социальные лозунги и примесь национализма, и либеральные реформы, и этатизм. Основной идеей было продолжение европейского вектора развития.

Непонятый

С политической точки зрения, Сербская прогрессивная партия обладала абсолютно незыблемым превосходством в парламенте не то что над отдельными своими соперниками, но даже над ними вместе взятыми. С экономической точки зрения, в декабре 2015 г. миссия МВФ дала положительное заключение о перспективах экономики страны и усилиях властей.

"Что поделать", — как бы говорит Вучич. Фото: Intermagazin

«Что поделать», — как бы говорит Вучич. Фото: Intermagazin

Поэтому изначально было не совсем понятно, зачем СПП идти на досрочные выборы. До и во время избирательной кампании в стане правящей коалиции предпринимались робкие попытки объяснить решение. Звучали слова, что это делается, чтобы укрепить уверенность граждан и Европейского союза в европейском выборе страны и в экономической политике правительства; чтобы заставить оппозицию уважать выбор народа.

Однако эти слова не нашли того масштабного понимания, на которое претендовали. Напротив, в самом ЕС очень многие весьма скептически и даже критически оценили проведение досрочных выборов. Целый ряд СМИ и экспертов, — используя, как под копирку, одни и те же слова, — увидели в них попытки Александра Вучича укрепить свою личную власть. Именно такой вывод можно найти в блоге Лондонской школы экономики, у openDemocracy, на «Радио Свобода», а Politico написало о «страхе авторитаризма».

Между тем редактор блога Лондонской школы экономики Тена Прелец признавала, что о текущем положении Сербской прогрессивной партии «многие западные правящие силы могут только мечтать». Тогда зачем проводить досрочные выборы, если у тебя и так есть все, если можно принять практически любой закон, реализовать практически любой проект?

Когда есть цель

В каждом интервью Александр Вучич повторяет, что вступление в ЕС является важнейшим внешнеполитическим приоритетом страны. Однако это больше, чем вопрос внешней политики. Вступление в ЕС — и главное внутриполитическое испытание. Все реформы, какие только проводились в стране, в последние годы были направлены на достижение этой цели.

В настоящее время открыты или ждут открытия так называемые главы переговорного досье – вопросы, по которым Евросоюз оценивает страну-кандидата и где необходимо провести реформы (всего 35 пунктов). Сербские власти неоднократно подчеркивали огромное желание исполнить все требования. Однако проблема в том, чтобы это реализовать на практике, оставаясь в правовом поле, поскольку стране придется провести масштабную правку Конституции.

В интервью балканскому онлайн-телеканалу N1 профессор права Весна Ракич Водинелич объясняла, что в Основной закон потребуется внести сразу несколько крупных изменений. Во-первых, поменять определение страны (глава 1), чтобы ни одна национальность не получала особого статуса. Во-вторых, поменять принципы организации судебной системы. В-третьих, реформировать парламент (предполагается сокращение числа депутатов). В-четвертых, решить вопросы со статусами Воеводины, а также Косово и Метохии.

Проблема заключается в том, что правка Конституции в Сербии требует колоссальных усилий. Может быть, как писало издание Politico, более 85% голосов действительно отошли партиям, публично выступающим за европейский курс, но у каждой из них собственное видение того, каким он должен быть.

По этой причине СПП непросто договориться с другими партиями. Степень поддержки ЕС в обществе попросту не материализуется в согласованные усилия политических сил, а без них конституционные реформы будет очень сложно провести. Согласно статье 203 Конституции, изменение Конституции требует одобрения не менее чем двумя третями депутатов парламента, а в случае изменения преамбулы и ряда других разделов, — также утверждения на референдуме.

В начале апреля премьер обещал, что независимо от результата выборов будет нацелен на формирование широкой коалиции для скорейшего воплощения реформ. Однако сложно возразить, что наличие двух третей у одной коалиции значительно упрощало бы и переговоры с другими партиями и политические преобразования.

Впрочем, помимо расчетов относительно баланса сил в желании провести досрочные выборы угадывается и фактор времени. В одном из интервью Вучич полагал, что Конституцию удастся изменить в течение двух – трех лет. Ожидается, что Сербия сможет вступить в ЕС к 2020 г. Выборы 2016 г. дают ему уникальную возможность не только реализовать все намеченные задачи самостоятельно, без преемников, но и быть во главе правительства как раз в тот момент, когда страну должны принять в ЕС.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране