«Конфликт в Новороссии объединил в Польше крайне левых и крайне правых»

31.10.2014 1 513

Уже около месяца в польских СМИ не утихает дискуссия относительно присутствия в Донецкой (ДНР) и Луганской (ЛНР) народных республиках добровольцев из Польши (видеоматериал — ниже, а сообщения в польских источниках — здесь, здесь и здесь). Эти люди поддерживают Новороссию, а не Украину, что противоречит распространенному в стране мифу, что поляки якобы единодушны относительно войны на Донбассе. Официальная пресса обрушилась на них с критикой, некоторые издания называют их «предателями» и задаются вопросами, что в отношении них планирует делать Агентство внутренней безопасности (АВБ).

Один из основных героев публикаций — Давид Гудзец, член крайне правого и евроскептического «Лагеря Великой Польши». В Новороссии он не воюет, а является редактором польской версии информационного агентства Novorossia Today. Мы поговорили с ним о том, как конфликт на востоке Украины выглядит из Польши и о поляках по обе стороны фронта.

— Почему Вы решили приехать в Новороссию? Что она для Вас значит?

— Главная причина заключается в том, что я воспринимаю восстание в Новороссии как восстание против сил, которые являются антипольскими и в целом антиславянскими, как борьбу с общим врагом. Конечно, я мог бы оставаться дома и писать какие-то комментарии в интернете, но я не могу просто сидеть за компьютером, когда враг атакует близкие мне страну и народ. Считаю, что если можно что-то сделать, это необходимо делать. У меня была возможность поехать в Новороссию — я поехал. Новороссия — это идея, за которую стоит сражаться.


— Есть ли в ДНР и ЛНР другие польские журналисты?

— В Новороссии находятся несколько корреспондентов из Польши. В частности, от «Польского радио», изданий Krytyka Polityczna и Gazeta Wyborcza. Пишут иногда такой обман. Например, один польский корреспондент написал, что в Донецке сейчас военных больше, чем мирных жителей. Как такое можно публиковать? Это же неправда. Пришлось ходить по городу и снимать. В результате даже нарвался на патруль, но все обошлось.

Свобода слова, свобода прессы… В то же время журналистов Х-Portal, интернет-издания с самого начала поддерживающего Новороссию, не пустили на Украину как раз из-за их позиции. Если люди пишут, что Новороссия — это никакой не российский проект, то им запрещают въезд на Украину, не дают возможности работать.

Из-за того, что пишут некоторые польские СМИ, я постоянно сталкиваюсь с удивлением со стороны местного донецкого населения. Люди не понимают, почему приезжающие сюда польские журналисты пишут неправду, выставляют все в черном цвете. «Ведь поляки нам не враги!», —  восклицают дончане. Первый репортаж, который я сделал, был о расстрелянной из артиллерии больнице, находящейся недалеко от Донецкого аэропорта. Когда я туда приехал, дежуривший в отделении врач-ординатор закричал мне: «Покажи это все! Поляки обязаны это увидеть!».

— Знаю, что Вам удалось познакомиться с представителями местной польской общины. Как они воспринимают сложившуюся ситуацию, с какими проблемами сталкиваются?

— Главное, что ощущают поляки, живущие на Донбассе, — это неуверенность в том, как к ним отнесутся новые власти. Несмотря на то, что есть люди, симпатизирующие идее создания Новороссии, сотрудничество с правительством ДНР, на мой взгляд, автоматически приведет к немедленному прекращению поддержки со стороны МИД Польши, которая сейчас оказывается польской общине. Поэтому в данной ситуации выход для польских организаций на Донбассе — это держаться как можно дальше от политики.

— В начале июня Донбасс вместе с исполнявшим тогда обязанности президента Украины Александром Турчиновым посетил польский политик и бизнесмен, специализирующийся на оказании услуг в сфере безопасности, Ежи Дзевульский. С тех пор в новороссийских СМИ непрерывно циркулирует информация относительно «польских наемников», якобы воюющих с украинской стороны. Известно ли Вам что-либо об этих людях?

— Лично мне не встречались доказательства, подтверждающие присутствие на Донбассе наемников из Польши. Все говорят, что они где-то есть. Вероятно, за деньги в зоне конфликта сейчас находятся тысячи людей. В то же время не поймали ни одного наемника, который хотя бы говорил по-польски. Так что или они все героически сражаются до конца, или это обычное пропагандистское клише. С другой стороны, конечно, нельзя исключать, что польское правительство как-то нелегально поддерживает Украину. Вполне может быть. Но пока доказательств такого рода поддержки нет.

В любом случае наемники воюют за деньги, и не имеет значения, откуда они — из Польши или из других стран, какой они национальности. Я сталкивался с высказываниями простых жителей Донбасса на эту тему — они всегда понимают, что одно дело — наемники, а другое — народ Польши. Точно так же, как господин (Дональд) Туск и госпожа (Ева) Копач (бывший и действующий глава правительства Польши — прим.) — это не польский народ. Часто они действуют вопреки его интересам.

— Как бы Вы охарактеризовали внешнюю политику правительств Дональда Туска и Евы Копач, в частности, в отношении Украины?

— В своих действиях на международной арене эти правительства не демонстрировали особых признаков политической самостоятельности. В основном их решения по конкретным вопросам, особенно по Украине, были продиктованы соответствующей позицией Брюсселя и Вашингтона. «Отберите Украину у России и отдайте ее нам», — такую задачу ставят перед Польшей руководители ЕС. А кто будет править на Украине — это польское правительство не интересует.

Если говорить о работе правительства Туска, то за внешнюю политику в нем отвечал Радослав Сикорский. Он говорил очень много. Говорил очень много без всякого смысла. Был случай, когда он говорил такие вещи, которые должны были стать предметом расследования со стороны правоохранительных органов. Как-то на одной международной конференции он заявил, что Польша вместе с Германией должны создать единую страну, а это вообще-то призыв к ликвидации Польского государства, что запрещено законом. В последнее время Вы, вероятно, наслышаны и об истории, когда Сикорский рассказал СМИ о «предложении Путина» разделить Украину между Польшей и Россией.

Что до правительства Е. Копач, то оно пришло к власти на волне переосмысления Брюсселем украинской политики. Начался отход от некритического восприятия и безусловной поддержки украинских властей и в самой Польше. Особенно на это повлияла героизация УПА и усиление политических позиций украинских национал-радикалов.

Польское правительство и в целом Европа восприняли «Майдан» без всякой критики. Думали, что «Правый сектор» и «Свобода» — это временное явление. Но нет — оно набирает силу. Конечно, прошли выборы в Верховную раду Украины и подобные партии не получили большинства голосов, однако это не обязательно. Важно влияние, которое они оказывают на политическую систему Украины путем давления на органы власти. Как можно помогать тем, кто восхваляет бандитов и убийц? Но в то же время Польша будет, вероятнее всего, и дальше поддерживать украинское правительство главным образом как антироссийское и добиваться присоединения Украины к Европейскому союзу. Само правительство Польши сейчас является проукраинским, антироссийским и, конечно же,  проевропейским.

— Сейчас в Польше правит «Гражданская платформа». Что изменится в отношении Украины, если к власти придет «Право и справедливость» (ПиС) во главе с Ярославом Качинским?

— Когда правительство «Права и справедливости» было во власти, у него было очень много проблем с принятием внешнеполитических решений. В частности, они позиционировали себя как евроскептики, но в то же время именно при них было подписано Лиссабонское соглашение, которое просто ликвидировало независимость Польского государства. Что до отношения к полякам на Украине и в Новороссии, сомневаюсь, что что-то изменится. В случае прихода к власти после парламентских выборов правительства Качинского однозначно изменятся отношения с РФ. Судя по заявлениям ПиС, победа этой партии приведет к их серьезному ухудшению. Но одно дело то, что люди говорят, будучи в оппозиции, и совсем другое — что делают, находясь во власти. Конечно, ПиС — это надежда для людей правых взглядов, но это ложная надежда.

— Но в таком случае есть ли в настоящее время в Польше пророссийские политические силы?

— Прежде всего, партии в моей стране не должны быть ни пророссийскими, ни проевропейскими. Они должны быть пропольскими. Вместе с тем не должна проводиться антироссийская политика. Надо искать точки соприкосновения, а не поводы для конфронтации с Россией, как сейчас. В оппозиции мы имеем «Конгресс новых правых», «Народный Рух». Это партии, которые могут изменить ситуацию. Такие же силы есть  и среди левых. Но вы должны понимать, что для польского избирателя вопрос отношений с Россией далеко не первостепенный.

— В зону конфликта уже приезжали польские добровольцы. Но последний месяц к ним особое внимание на родине. Стоит ли нам ожидать новых польских добровольцев?

— Конфликт в Новороссии объединил в Польше крайне левых и крайне правых. Надеюсь, что вскоре мы увидим на Донбассе отряд подобный сербскому «Йован Шевич». Мне известно уже о трех десятках людей, готовых поддержать Новороссию.

— Могут ли, и при каких условиях, Галиция и Волынь (и в целом Восточные Кресы) стать в будущем «польской Новороссией»?

— Не думаю. Даже при самых оптимистичных предположениях тех, кто так или иначе может быть причислен к польской культуре, в этих регионах насчитывается около двух миллионов человек. Но это если говорить об общей цифре, а не о тех, кто готов был бы поднять такой вопрос. При этом поляки в Западной Украине живут не компактно. И вообще нет просто физической возможности для того, чтобы они подняли вооруженное восстание. Единственный вариант — это интервенция извне. Но до этого явно не дойдет.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране