«Моя позиция остается неизменной»

06.12.2016 2 249
019063_409df3f027f5e496f0f056402bab8d28

Совместное заседание двух палат белорусского парламента. Фото: пресс-служба Палаты представителей

На выборах в Палату представителей Беларуси 11 сентября в числе избранных депутатов неожиданно для всех оказались два оппозиционных деятеля, две женщины — Анна Канопацкая и Алена Анисим. Они стали первыми за 12 лет представителями демократических сил в нижней палате парламента, который ни разу после конституционной реформы 1996 г. не посмел противиться воле президента Александра Лукашенко.

В сентябре большинство политических обозревателей до последнего момента не верили, что власть решится допустить кого-либо из представителей оппозиции. Потому избрание сразу двух представительниц демсил, причем с достаточно радикальными взглядами, оказалось для многих неожиданностью. Впрочем, затем это без особого труда объяснили стремлением Лукашенко продолжить налаживание отношений с Евросоюзом.

Теперь, три месяца спустя, мы решили выяснить, как две оппозиционные дамы-депутата смогли интегрироваться в изначально недружелюбную к оппонентам структуру белорусской власти.

Анна Канопацкая: в ореоле споров

Надо сказать, что Анна Канопацкая не очень охотно общается с журналистами. Одна из главных причин этого — противоречивость ее избрания депутатом, вызвавшая очень неоднозначное отношение к Анне со стороны демократической общественности. Дело в том, что она баллотировалась по тому же округу, что и экс-кандидат на президентских выборах 2015 г. Татьяна Короткевич. Победа совершенно не известной не только публике, но и политическим журналистам Канопацкой в противостоянии с очень раскрученной Короткевич выглядела, по меньшей мере, странно. После выборов многие полагали, что выборы были сфальсифицированы властью, которая тем самым убила сразу трех зайцев: не допустила в парламент потенциально опасную Короткевич, зато обеспечила избрание более подконтрольной представительницы ОГП, к тому же женщины, что особенно ценится в Европе.

Более того, нежелание Анны Канопацкой демонстративно отказаться от депутатского мандата в знак протеста против сфальсифицированных выборов поставило на грань раскола выдвинувшую ее Объединенную гражданскую партию.

Анна Канопацкая (в центре) и лидер ОГП Анатолий Лебедько (справа) после выборов. Фото: Денис Лавникевич

Анна Канопацкая (в центре) и лидер ОГП Анатолий Лебедько (справа) после выборов. Фото: Денис Лавникевич

За прошедшие месяцы ситуация вокруг нее несколько успокоилась, а сама она освоилась в парламенте, не забыв о принадлежности к правой оппозиции. Так, Канопацкая не носит депутатский красно-зеленый значок (цвета официального флага). Вместо этого она использует бело-красно-белый флажок — цветов национального флага, запрещенного Лукашенко в 1995 г. Также в ее кабинете отсутствует обязательный для всех депутатов портрет Лукашенко на стене.

В одном из немногочисленных интервью Канопацкая рассказала, что по сравнению с управлением юридической фирмой ее график стал напряженнее. Ей приходится не только вести прием избирателей на своем участке, но и изучать по восемь законопроектов в неделю. Плюс ее назначили ответственной за проект закона «О государственно-частном партнерстве». Также она сама уже внесла в комиссию по законодательству поправку в УК об отмене уголовной ответственности за лжепредпринимательство.

«Я еще не привыкла к такому графику. От меня очень большие ожидания у оппозиции, часто зовут на какие-то мероприятия, — рассказывала Канопацкая. — Раньше я была свободным человеком. И по времени, и по деньгам могла в пятницу вылететь на выходные куда-нибудь в Европу и в понедельник вернуться. Сейчас я должна просить у [спикера парламента Владимира] Андрейченко разрешения на выезд за границу, да и вроде как рабочий день».

Алена Анисим: «Нас наделили такой ролью — озвучивать сложные вопросы»

В отличие от Канопацкой, персона Алены Анисим не вызывает отторжения ни у кого в демократической среде. Прежде известная исключительно как филолог, она в 2014 г. неожиданно заявила о своих планах баллотироваться на пост президента Беларуси. И это заявление автоматически сделало Алену Анисим лидером белорусских националистов, тем более что признанного всеми лидера у них к тому моменту не было уже долгое время.

Алена Анисим на теледебатах перед выборами. Фото: Facebook

Алена Анисим на теледебатах перед выборами. Фото: Facebook

Впрочем, уже в июне 2015 г. Анисим отказалась от участия в президентской гонке, заявив, что в тех условиях победить было нельзя. Но неформальное звание лидера национально ориентированной интеллигенции за ней сохранилось. Также и честность ее победы на парламентских выборах никто не оспаривал — Анисим избиралась по своему родному округу, у нее не было реально сильных соперников ни из числа госчиновников, ни среди других представителей оппозиции.

Europe Insight побеседовал с ней — единственным депутатом парламента, всегда из принципа разговаривающим исключительно на белорусском языке.

— Как вы сами ощущаете: насколько вы влились в структуры власти?

— Я бы сказала так: мне удается оставаться самой собой, контактировать со всеми депутатами независимо от способа их прихода в парламент. Никаких конфликтов нет. Как раз получается то, о чем я говорила: что за каждым из депутатов есть определенные люди, через которых оказывается, что мы друг друга можем даже знать — в том плане, что мир тесен, он переплетен тысячами человеческих нитей, и потому про любого человека можно много всего узнать.

Я еще хочу сказать, что в депутатской работе — у меня, во всяком случае — получается очень много индивидуальной работы. Коллективной работы у нас не так много по той простой причине, что наша комиссия собирается, обсуждает какие-то вопросы, но все же основная работа — это работа над новой редакцией Кодекса об образовании.

— А вы в какой комиссии?

— В Комиссии по образованию, культуре и науке. И потому значительная часть времени уходит именно на индивидуальную работу — на оформление письменных ответов на обращения, на контакты с избирателями, с помощниками, на вычитку разных документов, которые приходят — это или документы по ратификации или законопроекты. Иногда они проходят по другим комиссиям, но мы все равно знакомимся с ними.

— В какой степени соотносится работа, скажем так, общегосударственная и работа по вашему избирательному округу?

— Разделить их сложно, потому что, даже сидя тут и работая над законодательными актами, одновременно принимаешь звонки своих избирателей или контактируешь со своим помощником, который непосредственно там работает. И тут же по ходу выясняешь какие-то вопросы, в том числе с людьми из исполнительной власти, — именно там на месте. То есть это все настолько переплетено и связано воедино, что невозможно это разделить.

Например, на минувшей неделе я, поработав полдня в парламенте, на вторую половину дня выехала непосредственно в избирательный округ, чтобы провести заседание оргкомитета по созданию краеведческого музея в Столбцах. То есть сегодня нужно быть динамичным, мобильным, сегодня время этого требует.

— Есть ли у вас ощущение, что есть все депутаты, а есть отдельно вы с Канопацкой?

Алена Анисим (справа) и Юлия Мурина (слева) на совместном заседании двух палат парламента. Фото: пресс-служба Палаты представителей

Алена Анисим (справа) и Юлия Мурина (слева) на совместном заседании двух палат парламента. Фото: пресс-служба Палаты представителей

— Я бы сказала так: наверное, есть ощущение и того и того. Я имею в виду, что есть ощущение и единства всех депутатов и в то же время какое-то немного наше не 100%-ное «вливание». Ощущение некой дистанции… индивидуализации, наверное. Почему? Потому что, с одной стороны, мы все занимаемся общими делами и они все похожи друг на друга — работа с избирателями, работа по округам, выезды на приемы избирателей — это все нас объединяет, это одинаково для всех.

В то же время каждый из нас работает по каким-то своим индивидуальным схемам, использует свои методы. Безусловно, то, что я все время говорю по-белорусски, выступаю по-белорусски, это тоже выделяет меня среди всех прочих депутатов. Не потому что я этого, скажем, добивалась, нет. Просто так получается. При всем при этом многие депутаты в разговорах со мной переходят на белорусский язык и говорят, что они отлично понимают и хорошо говорят, и вообще разделяют мои взгляды.

Есть еще такой момент: многие из депутатов могут думать так же, как и мы (я и Анна) по каким-то вопросам. У нас мнение может совпадать процентов на 80. Но не каждый из них готов этот вопрос лично озвучить. И в этом смысле тоже нас, наверное, наделили такой ролью — озвучивать какие-то сложные вопросы, быть более смелыми, более громкими. Другое дело, что каждый из нас выбирает, про что, где и как он будет говорить.

— Замечаете ли вы особое отношение к вам и Канопацкой со стороны правительственных и прочих чиновников?

— Ну, не так уж много я пересекалась с чиновниками… Но хочу сказать, что, например, с Министерством иностранных дел у нас довольно хорошие отношения, поскольку пересекаемся то на форумах, то на каких-то приемах. В общем нормальное к нам отношение. А вот с Министерством образования, боюсь, у меня будут непростые отношения. Потому что первое, что мне не понравилось, — это то, что Кодекс об образовании почему-то существует только на русском языке. Все же Министерство образования должно задавать тон в плане расширения использования белорусского языка, а мы видим прямо обратное. И конечно, по этой позиции у меня с ними, наверное, будут какие-то конфликты. Моя позиция остается неизменной, а как к этому будет относиться министерство — это проблема министерства. Но весь процесс белорусизации сегодня тормозит именно Министерство образования.

— Каким вы видите дальнейшее развитие нашего парламента? Потому что перемены уже начались — но как пойдет дальнейшая эволюция?

— Сложно сказать. Я хотела бы верить, что на предстоящих местных выборах будут выдвигаться, в том числе, и активисты из гражданского общества. Другое дело, что за это время, за эти 20 лет, мы отвыкли от настоящего политического процесса, от настоящего общественно-политического диалога, и потому прошедшая парламентская кампания немного показала популизм оппозиции с одной стороны, а с другой стороны, со стороны государственных органов, показала скрупулезную и целенаправленную работу на результат этих выборов.

Мне бы хотелось увидеть, как на местных выборах выдвинется достаточно много инициативных людей, с идеями. Надеюсь, они смогут пройти для работы в местные советы. Я бы хотела это видеть и я бы видела развитие событий именно таким. Конечно, Центризбирком остался прежним. Но, возможно, на самом деле произойдут изменения в избирательном законодательстве, возможно, власть пойдет на эти перемены.

Однако мы должны понимать, что мы хотим получить в ходе этих изменений, и тогда принять именно такие изменения, которые приведут к требуемому результату. Взять даже хотя бы прошедшую парламентскую кампанию. Были те, кто собирал подписи. И были те, кто выдвигался от партий. Причем сами партии были немногочисленные. Например, мне обидно: почему наша организация, в которой состоит более 6 тысяч человек, не имеет права выдвигать кандидатов — потому что мы общественная организация. А партия, в которой, условно говоря, может состоять полторы тысячи человек, может выдвинуть сотню кандидатов. Тоже ведь не скажешь, что это правильно… Потому я и говорю: мы должны очень хорошо понимать, чего мы хотим добиться в результате изменений, в том числе в избирательном законодательстве.

— А вы сами проголосовали бы за или против избрания президента парламентом?

— Если это не будет такая просто «фишка» — кто за кого голосует. Если мы будем понимать, что это система, что у нас происходят выборы, прозрачные нормальные выборы в парламент, что туда люди избираются — а не назначаются с заранее известным результатом. Тогда уже будет неважно, кто кого выбирает. Суть же в том, чтобы выборы происходили для народа и чтобы это действительно были выборы. А если брать сегодняшнюю ситуацию, то я категорически против того, чтобы президент избирался парламентом.

Другие материалы

Комментарии к статье

СПРАВКА EUROPE INSIGHT

 

Алена Анисим (победила в Столбцовском, 70-м избирательном округе) родилась в 1962 г. в деревне Савани Столбцовского района Минской области. Окончила филологический факультет БГУ. Еще в советское время стала активным участником подпольного сообщества «Майстроўня» («Мастерская»). C 1991 г. работает в Институте языковедения Национальной академии наук (с 2008 г. называется Институт языка и литературы). Заместитель председателя «Общества белорусского языка имени Франтишка Скорины», была ведущей еженедельной программы «Беларуская мова» («Белорусский язык») на телеканале ОНТ.

Анна Конопацкая (победила в 97-м Октябрьском округе Минска) родилась в 1976 г. Член Объединенной гражданской партии (ОГП) с 1995 г. Предприниматель, юрист, директор ООО «Грингрей». В обращении к избирателям апеллировала к необходимости свободы малого и среднего бизнеса.

Бизнес в другой стране