«Налог на тунеядцев»: проблем больше, чем денег

03.02.2017 5 926

«Получаешь услуги — плати», — уверен Александр Лукашенко. Фото: pravda-nn.ru

Требование государства заплатить «налог на тунеядцев» стало в Беларуси главной темой общественного обсуждения в конце минувшего и начале нынешнего года. Извещение о необходимости «принять участие в финансировании госрасходов» получил каждый десятый трудоспособный белорус — но готовы заплатить не более 5% из них. По мнению экономистов, доход государства от «налога на тунеядцев» не сильно превысит издержки его взимания. А вот градус общественного недовольства вырос уже очень сильно.

Когда в апреле 2015 г. Александр Лукашенко подписал Декрет №3 «О предупреждении социального иждивенчества», сразу получивший название «декрет о тунеядцах», у многих в Беларуси это вызвало иронию. И такое настроение сохранялось до осени 2016 г., пока Министерство по налогам и сборам не начало рассылать извещения тем гражданам, которых оно посчитало «не участвующими в финансировании государственных расходов».

Как сообщило в конце января Министерство по налогам и сборам Беларуси, оно за ноябрь-январь разослало более 440 тысяч извещений для уплаты «налога на тунеядство» (официальное название — «сбор на финансирование государственных расходов»). То есть «письмо счастья», как в Беларуси прозвали извещения с требованием оплатить сбор, получил примерно каждый 22-й белорус. Но если отбросить маленьких детей, школьников со студентами и пенсионеров, оставить только трудоспособных граждан, занятых в экономике страны, то выяснится, что такое письмо пришло каждому десятому. А если исключить тех, кто неофициально работает в России, Польше и других странах, — то и вовсе каждому восьмому.

Декрет №3 предусматривает, что если человек не работает 183 дня в год и не регистрируется как безработный, то он должен оплатить специальный сбор — 360 белорусских рублей (185 долл.). Однако из числа получивших извещения оплатили сбор лишь порядка 34 тысяч человек (чуть больше 5%), которые пополнили бюджет на 10 млн рублей.

Остальные платить отказываются. Кто-то осаждает сотрудников налоговых — объясняется, скандалит, жалуется. Кто-то идет на акции оппозиции. Но большинству просто нечем платить. Как результат, прямо на глазах в Беларуси растет социальное напряжение. СМИ сообщали даже о нескольких случаях самоубийств, пока подтверждены два: в Осиповичах и Рогачеве. Такой болезненной реакции не вызвало даже недавнее повышение пенсионного возраста.

К тому же в 2017 г. белорусам придется уплатить сбор сразу за два предыдущих налоговых периода — то есть за 2015 г. (до 20 февраля, 360 рублей), а также за 2016 г. (до 15 ноября, 420 рублей). В общей сумме по нынешнему курсу — 400 долл. США, что выше среднемесячной зарплаты почти во всей стране.

В декабре 2016 г. Лукашенко публично признал допущенные ошибки, а в январе — подписал Декрет №1. Власти заявили о «ликвидации перегибов», однако на самом деле новый декрет лишь ухудшил ситуацию — например, платить налог обязали в том числе матерей, которые воспитывают маленьких детей.

По мнению эксперта по экономике гражданской кампании «Наш дом» Андрея Аксенова, попытка руководства страны бороться со скрытыми доходами провальная и невыгодная. «Смотрите: разослано 440 тысяч уведомлений, каждое — заказным письмом. Стоимость отправки одного такого письма (со стоимостью конверта) — 50 копеек. Получаем затраты 220 тысяч рублей, или 110 тысяч долл., — терзает он калькулятор. — Средняя зарплата белорусского чиновника — 830 рублей в месяц. В Беларуси 118 районов и в каждом из них для работы с “тунеядцами” созвана комиссия из 5-6 человек. В итоге мы получаем колоссальные затраты чиновничьих человеко-часов. По моим подсчетам — довольно скромным — за три месяца на зарплату всем чиновникам, занятым сбором средств с тунеядцев, бюджет должен потратить не менее 4,41 млн рублей, или 2,2 млн долл.».

Кроме того, эксперт напоминает, что на разработку «информационной базы данных о доходах граждан Беларуси, иностранных граждан и лиц без гражданства» было потрачено еще почти 1,2 млн рублей, что следует из официальной тендерной документации.

Таким образом, чистый доход государства составил чуть больше двух млн долл. «Да, еще сколько-то людей заплатит, но явно не очень много. А чиновники продолжают работать, и пик работы еще впереди, ведь крайний срок уплаты — 20 февраля. Стоит ли это колоссального социального недовольства?» — задается вопросом Андрей Аксенов.

С ним согласны и другие эксперты. «Декрет не решает ни одной социальной проблемы, зато порождает много новых», — говорит Инна Ромашевская, эксперт Школы молодых менеджеров публичного администрирования SYMPA/BIPART. По ее словам, для составления базы “тунеядцев” были привлечены 27 госорганов и более 82 тысяч организаций. «Ясно, что никаких денег, оправдывающих выброшенные на ветер рабочие часы такого количества специалистов, собрать не удастся. Можно сказать, что декрет “загоняет” вглубь самые разные социальные болезни и совершенно на ровном месте повышает социальную напряженность в обществе», — заключает она.

Зампредседателя Объединенной гражданской партии и экономист Лев Марголин указывает на несколько аспектов проблемы. Во-первых, моральный. «Тысячи людей, которые не могут работать ввиду сложных жизненных ситуаций, десятки тысяч тех, кто не работает по причине из рук вон плохого руководства (каждый год страна теряет 70 тысяч рабочих мест)», — поясняет он. Во-вторых, юридический: «Конституция предусматривает право на труд, а не обязанность». Наконец, в-третьих, — экономический. «Вряд ли деньги, которые удастся собрать с “тунеядцев” (по самым оптимистическим расчетам это 30-35 млн долл.), перекроют затраты, связанные с получением этих средств. Это оплата труда работников налоговых и других государственных служб: милиции, суда, службы исполнения наказаний — тонны бумаги и чернил и т.д. и т.п. Классический случай, когда овчинка не стоит выделки. И это не считая издержек от потери репутации», — резюмирует Лев Марголин.

Уже 3 февраля в ходе «Большого разговора с президентом» Александр Лукашенко признал, что бюджет ничего не получает от «налога на тунеядцев». Но и отменять его пока не предполагается.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране