Андрей Куликов
Главный редактор Europe Insight
info@europeinsight.net
639
09.07.2016

«Наш Союз под угрозой»

Евросоюз представил стратегию внешней политики и политики безопасности

Представьте, что в вашу дверь стучится знакомый человек. Может, не лучший друг, но и, совершенно точно, не чужой. Вы открываете, и он с порога заявляет, что его жизнь в опасности, что он погибает.

«Неудивительно, — успеваете подумать вы, напрягаясь. — последнее время его преследовали разные неприятности». «Беженцы, экономика, русские или британцы»,  — вы пытаетесь угадать. Вы еще находитесь под впечатлением этой первой фразы. Думаете, как можете помочь ему.

А он уже скороговоркой объясняет, что в действительности пришел помочь вам. Что он стоит перед вами, потому что несет ценности, демократию, процветание. «Я знаю, — уверенно и доверительно говорит он, — у вас есть проблемы с экономическим ростом, терроризмом, насилием и много чем еще». Но, продолжает он, теперь их можно решать сообща.

Вы чувствуете замешательство. Вы вглядываетесь в его лицо, на котором сияет открытая добродушная улыбка. Она располагает к себе, да и вы согласны, что проблемы действительно есть и что вместе их решать, пожалуй, было бы лучше. Но вы смотрите в глаза этому человеку и не видите в них уверенность в будущем. Вы видите в них страх. И тут первые слова снова всплывают в памяти.

Вы что-то бурчите в ответ. Но знакомый воспринимает это с радостью, стремительно заключает вас в объятия, а затем так же стремительно выскакивает за дверь. И вы уже слышите, как он стучится к соседям и следом — эту странную фразу о том, что его жизнь в опасности, которая теперь звучит для вас как предостережение.


Когда читаешь стратегии, концепции, доктрины, всегда хочется разглядеть за общими словами новую магистральную идею, уловить новый курс. Такого рода документы мыслят широкими категориями. Они фундаментальны и прозаичны. В них важны не конкретные шаги, а сам образ мысли — структурированный и системный анализ современности и некие воображаемые контуры будущего.

Такие документы обычно лишены эмоций. Их сила — в чеканности фраз и методичности решительных утверждений. Это — нанесенное на бумагу победоносное движение из точки А (современности) в точку Б (будущее).

«Развитие», «достижение», «обеспечение»…

Такие документы не просто должны избавить читателя от сомнений. Они должны внушить уверенность, что изложенный в них курс, — с которого не свернут, который справедлив и правилен, — обязательно даст позитивный результат.

Поэтому стратегия, концепция и доктрина — это еще и посыл. Это — месседж, который обращен к соответствующей аудитории.


«Глобальная стратегия внешней политики и политики безопасности», представленная Евросоюзом в конце июня, уже одним названием заявляет о том, что ее аудитория — все население Земли. Продвижение интересов, ценностей, демократии и процветания — таким видит ЕС задачу своей внешней политики. При этом от начала и до конца главное в документе все-таки безопасность.

Это предсказуемо. Удивляет другое: повторение в самом начале на все лады утверждений о кризисном состоянии в Евросоюзе: «наш Союз под угрозой», «цель, само существование нашего Cоюза ставится под сомнение», «мы живем во времена экзистенциального кризиса».

Это не новые слова. Их говорили политики в разрозненных заявлениях на протяжении предыдущих нескольких месяцев. Однако теперь они внезапно оказались цельной основой стратегического документа. Все эти эпитеты, взятые из устных выступлений, в стратегии уже больше, чем просто описание современной ситуации. Они больше, чем того требует такой документ в принципе. Они — продукт саморефлексии европейской бюрократии, невольно попавшее в печать мироощущение. И главное, они — эмоция. которая задает тон восприятию всех многочисленных угроз, существующих в разных частях света и последовательно описываемых на протяжении всей стратегии.

И если аналитический посыл документа его авторы видели в том, чтобы призвать к объединению сил, то его эмоциональный посыл отнюдь не триумф и не решительность. Это — страх.

Конечно, и такому элементу можно было бы найти оправдание. В условной стратегии внутренней безопасности ЕС это был бы, скорее всего, удачный прием мобилизации общественного мнения. Однако проблема в том, что такой эмоциональный посыл содержится в глобальной стратегии внешней политики. Другими словами, Евросоюз будет руководствоваться страхом за свое будущее при выстраивании отношений со странами и регионами. Сложно представить, что такой подход окажется результативным, и сложно представить, что все воспримут его как призыв к объединению, а не как предостережение о надвигающейся опасности.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране