«Невыбираемые» и референдум

22.09.2016 1 936
В Палате лордов готовятся встретить королевскую делегацию. Фото: Flickr

В Палате лордов готовятся встретить королевскую делегацию. Фото: Flickr

Дискуссия о членстве Великобритании в Евросоюзе стала главным событием политического сезона 2015/16 г. Среди тех, кто внимательно следил за референдумом, была британская аристократия. Большинство из 250 старейших дворянских семей выступили за экономическую и политическую независимость от Брюсселя. Europe Insight отобрал 20 аристократов, выразивших свое мнение об историческом референдуме.

В поддержку евроскептиков выступил 1маркиз Лотиан, более известный под именем Майкла Анкрама, который в 2001-05 гг. был заместителем лидера Консервативной партии. Он упрекал премьер-министра Дэвида Кэмерона, что тому не удалось добиться пересмотра договора с Брюсселем. По его словам, процесс евроинтеграции последних 40 лет представлял собой «разрушительную эрозию наших свобод и прав, завоеванных с таким трудом», и «пагубное разрушение нашей демократии».

2Граф Шрусбери и 3граф Ливерпуль приняли участие в кампании инициативной группы «Ассоциации свободы», известной как «Лучше выйти» (Better Off Out). 4Сын маркиза Зетланда Робин Дандас, граф Роналдшей, присоединился к группе крупных бизнесменов в открытом письме в газете Daily Telegraph.

Результаты референдума приветствовала 5леди Ольга Майтленд, член Палаты общин в 1992-97 гг. По ее словам, теперь баланса сил внутри Евросоюза изменится, а другие страны последуют примеру и проведут аналогичные плебисциты.

В 2000-е гг. одной из ведущих фигур партии ЮКИП стал 6Уильям Легг, граф Дартмут, член Европарламента с 2009 г. и заместитель ее председателя с февраля 2016 г. В центре его взглядов лежит тезис о том что, членство Соединенного Королевства в Евросоюзе сокращает объем его международного влияния, негативно сказывается на торговых возможностях и ухудшает ее внутреннюю обстановку из-за иммиграции.

Свои многочисленные лекции и выступления он как продвинутый пользователь новейших технологий политического маркетинга выкладывал не только на своем персональном сайте, но и на собственном видеоканале в YouTube. Помимо этого, граф Дартмут являлся заметным спонсором ЮКИП на протяжении последнего десятилетия.

7Шотландец Джеймс Чартерис, тринадцатый граф Вемисс, пожертвовал за десять лет в фонды партии почти 50 тысяч ф.с. 8Леди Аннабель Голдсмит, дочь восьмого маркиза Лондондерри и супруга политика Джеймса Голдсмита, потратила около 25 тысяч ф.с. на проведение кампании за разрыв связей с Брюсселем.

В Палате лордов наиболее резкой антиевропейской критикой отличался 9барон Хью Кавендиш из Фернесса, консервативный пэр и потомок герцога Девонширского. В ходе дебатов он сказал, что референдум 23 июня 2016 г. избавил Великобританию от «произвола, а возможно, даже тирании» Евросоюза. Его коллега 10лорд Фэрфакс обращал внимание на негативные экономические последствия членства страны в блоке: «Известно, что Европейский союз относится в высшей степени расточительно к нашим деньгам… С ним связаны только 6% нашего бизнеса и 13% нашей торговли… Как пятая экономика планеты мы не нуждаемся в нем или его разрешении, чтобы торговать с другими странами мира».

Наконец, вопрос будущего евроинтеграции вызвал горячие споры на уровне кабинета Дэвида Кэмерона, где пять членов высказались за выход из Евросоюза. Одним из восставших министров была 11Тереза Виллерс, потомок графа Кларендона, министр транспорта в 2010-12 гг. и министр по делам Северной Ирландии в 2012-16 гг.

Ее политическая карьера началась в 1999 г. в Европарламенте и именно в это время произошло формирование ее евроскептических взглядов. Она пришла к выводу о больших политических ограничениях, налагаемых на Великобританию в составе союза европейских стран. В начале 2016 г. она стала одним из руководителей ведущего общественного движения «Голосуй за выход» (Vote Leave), широко пропагандировала свои взгляды как в своем избирательном округе в Лондоне, так и в Северной Ирландии.

Результаты голосования ее обрадовали, несмотря на поражение евроскептиков на подшефных ей территориях: «Для меня смысл референдума состоял в идее демократии. Я голосовала за выход, чтобы мы могли избирать людей, которые издают наши законы, чтобы мы могли привлекать их к ответственности и лишать мандата, если это необходимо», — написала она в газете Guardian.

Однако было бы неправильно предполагать полное отсутствие еврофильских настроний в кругах титулованной знати. Эту идею поддержали многие члены Палаты лордов, в числе которых были 12виконт Бриджман, 13барон Сент-Джон из Блетсо, 14граф Сэндвич и 15герцог Монтроз. За сохранение страны в ЕС, руководствуясь, как он сам сказал, «национальными интересами», голосовал 16барон Инглвуд, крупный эксперт по международным делам. 17Герцог Веллингтон, глава исполнительного совета Королевского колледжа Лондона, опасался, что отказ от евроинтеграции повлечет за собой снижение качества преподавания в британских университетах.

Некоторые пэры негативно высказывались как о референдуме в целом, так и впоследствии о его исходе. 18Консерватор граф Кейтнесс критиковал идею его проведения как способствующую излишней поляризации общества. «Неправильно, что парламенту приходится реализовывать это («брекзит» — прим.) на основе незначительного перевеса голосов в совещательном референдуме — как сейчас понятно, основанном на искаженной информации, неправде, а то и хуже», — говорил 19лейборист лорд Беркли. Указывая на сильный раскол в стане консерваторов, он видел выход в создании политической коалиции лейбористов, либерал-демократов и шотландских националистов с целью «остановить катастрофу, пока не стало еще хуже».

За пределами Вестминстера большие сомнения в необходимости «брекзита» высказал 20Ричард Нидхем, шестой граф Килморей и заместитель министра по делам Северной Ирландии с 1985 по 1992 г. «Следует ли нам отказываться от наших европейских друзей? Нет, миллионы человек по всей Европе, которые хотят видеть, как Европа меняется, и нас вместе с ней, способствующих этим переменам», — писал он в газете Belfast Telegraph.

Сейчас, когда результаты референдума известны, а страсти несколько улеглись, встает закономерный вопрос: что дальше? Как сказал в своей речи лорд Сент-Джон из Блетсо, «пришло время выдвинуть на первый план идеи единства и толерантности, составить более четкий план дальнейших действий, постараться прояснить все неопределенности и рассмотреть все возможные варианты». Однако для многих аристократия, отождествляемая с Палатой лордов, выглядит одной из немногих оставшихся инстанций, способных — во благо или нет — остановить процесс выхода из ЕС. «Невыбираемая палата», как ее называют в Великобритании, поставлена перед сложным выбором, который сформулировал бывший лидер либерал-демократов, а сейчас член Палаты лордов Мензис Кэмпбелл: «В чем заключается мой долг и долг благородных лордов, если на рассмотрение нам представят законопроекты, которые мы найдем непроработанными или предполагающими недостаточно выгодные условия новых отношений с Европейским союзом? Должны ли мы просто принять их беззвучно? Должны ли мы просто сказать “Да, народ выразил свое мнение, и мы должны следовать ему, даже если у нас есть взвешенное и искреннее мнение, что в этом конкретно случае будет ошибкой их принимать”?».

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране