«Но почему-то — вместе с коммунистами»

23.08.2016 3 076
После провозглашения Украиной независимости в 1991 г., площадь Октябрьской революции была переименована в Площадь независимости (Майдан незалежности). Фото: Wikimedia Commons

После провозглашения Украиной независимости в 1991 г., площадь Октябрьской революции была переименована в Площадь независимости (Майдан незалежности). Фото: Wikimedia Commons

К августу 1991 г. Украина накопила значительный националистический потенциал. Об этом свидетельствовали и «Декларация о государственном суверенитете» 1990 г., и результаты референдума об обновленном Советском Союзе в марте 1991 г., и появление новых политических сил, происходившее иногда с одобрения руководства республики. Для выхода из СССР и обретения полноценной независимости оставалось сделать последний шаг. Путч, начавшийся в ночь с 18 на 19 августа, предоставил для этого все шансы. Хроника последних дней и тактические маневры политических верхов — в историческом материале Europe Insight.

Выжидание

В ночь с 18 на 19 августа 1991 г. представители руководства СССР, несогласные с реформами Михаила Горбачева, создали Государственный Комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП). 19 августа 1991 года было объявлено о введении чрезвычайного положения в Москве, приостановке деятельности политических партий и организаций. В столицу были введены верные ГКЧП войска.

Власти Украинской ССР в тот момент занимали выжидательную позицию. Рано утром 19 августа генерал Валентин Варенников, главнокомандующий Сухопутными войсками и замминистра обороны СССР, прилетел в столицу республики как представитель ГКЧП для переговоров с украинским руководством. По его словам, он встретил в Киеве достаточно благожелательный прием, руководство УССР оказывать сопротивления не планировало.

По словам участника событий, бывшего народного депутата СССР Аллы Ярошинской, «В те дни ни [Леонид] Кравчук (тогда председатель Верховного совета УССР — прим.), ни [Константин] Масик (тогда заместитель председателя Совета министров УССР — прим.) с [Станислав] Гуренко (тогда руководитель ЦК Компартии УССР — прим.) никак не могли даже предположить, что через три дня вся эта грозная затея рухнет под напором Ельцина и его правительства».

Однако и миссия генерала Варенникова была столь же скоротечна. «20 августа министр обороны СССР вызвал меня из Киева в Москву, чтобы помочь навести порядок», — указывал сам генерал в своих воспоминаниях. Украинская властная верхушка оказалась предоставлена самой себе.

19 августа Леонид Кравчук выступил по национальному телевидению и призвал сограждан сохранять спокойствие и порядок и «не делать поспешных выводов» из происходящего.

Пикет членов "Народного руха Украины" против ГКЧП в Донецке. Фото: Wikimedia Commons

Пикет членов «Народного руха Украины» против ГКЧП в Донецке. Фото: Wikimedia Commons

Крайне обтекаемым и неопределенным оказалось и заявление президиума Верховного совета УССР, принятое после почти двухдневной дискуссии лишь вечером 20 августа и опубликованное 22 августа. Предлагалось сделать все, чтобы избежать дестабилизации положения и обострения социально-политической ситуации, воздержаться от забастовок, митингов и шествий (как того и требовал ГКЧП), успешно провести весь комплекс сельскохозяйственных работ и подготовку к зиме. Под давлением демократических сил было лишь внесено положение, что постановления ГКЧП «не имеют юридической силы на территории Украины».

Однако далеко не все депутаты Верховного совета разделяли позицию Кравчука и его окружения. Оппозиционные силы, представленные депутатскими фракциями «Народный рух Украины» (15 мандатов, лидер Вячеслав Черновол) и «Народная рада Украины» (125 мандатов, лидер академик Игорь Юхновский) не признали ГКЧП и потребовали немедленного созыва внеочередной сессии. Однако они были в явном меньшинстве в 443-местном Верховном совете.

Перехват инициативы

Как только членам президиума Верховного совета стало понятно, что затея с ГКЧП провалилась, 22 августа было объявлено о созыве внеочередной сессии. Перед республиканской номенклатурой теперь стояли два пути. Представители ее высшего звена могли либо стать «мучениками за идею» и разделить судьбу ГКЧП, либо попытаться возглавить разраставшееся демократическое движение и сохранить свою власть и привилегии. При этом последний вариант с учетом внутриполитических особенностей представлялся более предпочтительным. Отсутствие широко известных демократических лидеров (подобных Вацлаву Гавелу в Чехословакии или Леху Валенсе в Польше) облегчало им эту задачу и избавляло от нежелательной конкуренции.

Леонид Кравчук решил поддержать инициативу о провозглашении независимости, ранее предложенную оппозицией. На ее стороне также безоговорочно оказалось и деморализованное происходящими событиями депутатское большинство, представленное группой «За Советскую Украину» (239 депутатов, или «группа 239», лидер Александр Мороз), хотя и состояло из коммунистов.

Верховный совет собрался 24 августа 1991 г. На заседании рассматривался «Акт о провозглашении независимости Украины», подготовленный известным депутатом-диссидентом Левко Лукьяненко. В первоначальном варианте текста речь шла даже не о «провозглашении», а о «возрождении» независимости Украины. Но такая формулировка не была принята народными депутатами, так как неизбежно вызвала ассоциации с временами Симона Петлюры и Украинской народной республики (1917-20 гг.).

Чтобы не затягивать с принятием акта, формулировку решено было изменить. Сам Левко Лукьяненко, объясняя уступку, отмечал, что действовать надо было быстро, потому что коммунисты «могли передумать и завалить все дело». Леонид Кравчук лично зачитал текст с трибуны, а затем, под рукоплескания присутствующих, огласил результаты голосования.

 

Подавляющее большинство (346 человек) поддержали «Акт о провозглашении независимости Украины» и постановление о проведении 1 декабря референдума о подтверждении этого акта. Против высказался только один депутат — Альберт Корнеев, заместитель председателя комиссии по вопросам государственного суверенитета, еще трое воздержались.

Удержание власти

Народный депутат Украины и один из основателей «Руха» Вячеслав Черновол утром 25 августа, комментируя произошедшее, заявил: «Что-то мы такое сделали. Очень важное. За что долго боролись и сидели по тюрьмам. Но почему-то — вместе с коммунистами. И это не дает мне покоя и чувства радости».

«С момента провозглашения независимости действующими на территории Украины является только ее Конституция, законы, постановления правительства и другие акты законодательства республики», — говорилось в постановлении Верховного совета. Сложность заключалась в том, что и вся нормативно-правовая база оставалась советской. Было изменено только название страны — из Украинской ССР она стала Украиной.

По мнению украинского исследователя, заместителя директора Института социологии НАН Украины Николая Шульги, «все высшие органы власти и органы местной власти остались в руках тех же самых людей, которые их возглавляли ранее. И Верховная Рада продолжала состоять из того же депутатского состава, что и месяц, и год назад. В Кабинете министров и в министерствах также никаких кадровых изменений не произошло».

Премьер министр УССР Витольд Фокин позднее отмечал: «Мне довелось быть не только первым премьер-министром независимой Украины, но и последним председателем Совета министров Украины советской, социалистической. Я принимал эстафету как будто от самого себя». «Менялись только слова, которые провозглашали от имени власти их руководители», — заключает Николай Шульга.

Референдум 1 декабря 1991 года стал завершающим этапом правового утверждения Украины как самостоятельного государства. На нем более 90,3% граждан, участвовавших в голосовании, поддержали независимость. Одновременно с референдумом проходили и первые выборы президента страны, зафиксировавшие сохранение у власти прежних элит. Среди семи кандидатов ожидаемо победил Леонид Кравчук, набравший 61,6% голосов и обошедший своего главного соперника, оппозиционного кандидата Вячеслава Черновола.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране