«Новый левый»

14.09.2015 1 003
Новая надежда лейбористов — Джереми Корбин. Фото: Getty images

«Сначала они тебя не замечают, потом смеются над тобой, затем борются с тобой. А потом ты побеждаешь». Фото: Getty images

«Пародия на дебаты — вот какой была история борьбы за пост лидера Лейбористской партии до сего дня», — писал обозреватель газеты Guardian Оуэн Джонс 4 июня, спустя чуть меньше месяца после разгромного поражения на всеобщих выборах. Вместо «софистики о нюансах и оттенках», он призывал внести реальное идейное разнообразие, сделать соперничество кандидатов содержательным и настоящим, чтобы при новом лидере партия обрела не только платформу, но и уверенность. В этом он видел единственную роль 66-летнего ветерана Джереми Корбина.

Типичный представитель левого крыла партии, самый мятежный лейборист с 1997 г., ярый против идеологической эклектики и войн за границей, одиночка, который даже не смог самостоятельно собрать голоса среди депутатов для выдвижения и которому помогали соперники-однопартийцы. Он выглядел превосходной кандидатурой — олицетворением тех идей, которые отжили свое, которые все проиграли и которые теперь можно было окончательно вымести из обновленной Лейбористской партии.

Его соперников отличала лояльность к партии. Они были моложе и опытнее. Они были партийной верхушкой, из которой обычно и вырастает новый лидер. За всю свою парламентскую карьеру, которую Корбин начал еще в 1983 г., он ни разу не был ни в правительстве, ни в его «теневом» аналоге. Зато фаворит гонки, 45-летний Энди Бернэм был «теневым» министром здравоохранения, 44-летняя Лиз Кендалл — «теневым» министром социальной защиты, 46-летняя Иветт Купер — «теневым» министром внутренних дел.

Враг государства

Приблизительно с середины июля легкомысленное, ироничное отношение к Джереми Корбину стало уступать место жестоким нападкам со стороны как лейбористов, так и консерваторов. Именно в этот момент в ход пошли статистические выкладки об отсутствии у него лояльности, «дружбе» с «Хамасом», Ираном и экстремистами.

Дэвид Кэмерон в своем аккаунте в Facebook

Дэвид Кэмерон в своем аккаунте в Facebook: «Лейбористская партия теперь угроза нашей национальной безопасности, нашей экономической безопасности и безопасности наших семей»

Его идеи пересмотреть внешнюю и оборонную политику (в одностороннем порядке избавиться от ядерного оружия, выйти из НАТО) описывали в апокалиптических эпитетах. Консерваторы, включая премьер-министра Дэвида Кэмерона и других лидеров Консервативной партии, прямо называли его «угрозой» национальной и экономической безопасности. Да и в целом его стали обвинять едва ли не во всем (см. подборку пародийных постеров).

«Премьер-министр Корбин… и 1000 дней, которые разрушили Британию», — писала газета Daily Mail в фантастической, эпической зарисовке последних мгновений его правления. «Ночное небо над Лондоном было черным от плотных клубов дыма. В адском свете пламени, исходящем от множества горящих зданий, дрались между собой активисты, мародеры, демонстранты. И от этого всего, из Даунинг-стрит, 10 в загородный коттедж в Ирландии, Джереми Корбина уносил ооновский вертолет», — начиналась статья, показывающая ожидаемый социальный хаос и банкротство страны в случае его прихода к власти.

Соратники по партии тоже осознали, что кандидат, который должен был служить «грушей» для отработки нового курса, выступает лучше их. В июле — августе лейбористы искали разные способы подорвать его популярность. В ход шли редакционные статьи в газетах, призывавшие голосовать за других кандидатов; внутрипартийные интриги (предложение сняться всем остальным кандидатам, угрозы выхода из «теневого» правительства и даже из партии в случае его победы); критические выступления бывших лидеров и премьер-министров Тони Блэра и Гордона Брауна.

Однако попытки лейбористов справиться с ним оказались тщетными. Им не хватило компромиссов между остальными кандидатами во имя блага всей партии, желания избежать внутреннего размежевания ради единой цели.

«Новый левый»

Искусство политика заключается в умении выбирать себе не только друзей, но и врагов. Правый поворот и изменения, которые обещали основные кандидаты, требовали от них существенных компромиссов с «новым центром» консерваторов, о котором уже писал Europe Insight, а также отказа от левого крыла, представленного как идеями высоких налогов и национализации, так и связями с профсоюзами.

В конце мая Энди Бернэм объявил, что отказывается от финансирования со стороны профсоюзов. В июне все ведущие кандидаты приняли политику бюджетной экономии консерваторов, а также не стали возражать против урезания социальной программы. Джереми Корбин оказался единственным, кто в этой ситуации действовал вопреки всей Лейбористской партии.

Его социальные и экономические предложения (стимулирование экономического роста, повышение налогов на богатых, улучшение налогообложения, ренационализация железных дорог и энергокомпаний) вызвали заметную общественную поддержку. Выступление против бюджетной экономии одобрили, среди прочих, известные ученые Пол Кругман и Саймон Рен-Льюис. Защита прав рабочих и идеи гендерного равенства принесли ему симпатии профсоюзов. Но больше всего подкупала его убежденность — искренняя вера в ту систему идей и ценностей, которую Лейбористская партия отбросила еще двадцать лет назад.

«Реакция большей части парламентской партии (фракции лейбористов. — прим.) на поражение на выборах 2015 г., по-видимому, сводилась к мысли, что стратегия была в принципе верной, но недостаточно акцентировала внимание на английском избирателе. Поэтому они полагали, что необходимы дальнейшие компромиссы и смещение вправо», — рассуждал о «феномене Корбина» в своем блоге профессор Оксфордского университета Саймон Рен-Льюис. — «Рядовые члены партии отреагировали на поражение совершенно иначе. Они убедились, что стратегия полностью провалилась и пришло время прямо говорить о том, во что веришь».

12 сентября, набрав 59,5% (или 251417 голосов), победу в первом туре выборов на пост лидера оппозиционной Лейбористской партии одержал Джереми Корбин. Из действующих депутатов за него проголосовали только 20 человек, 210 отдали свои голоса другим кандидатам.

Консенсус

Британская политика зиждется на консенсусе. Любое соперничество идей в конце концов приходит к произвольной точке, когда смелые и даже радикальные предложения становятся мейнстримом, частью повседневного здравого смысла. Их принимают все партии, лишь адаптируя под себя, придавая им удобную форму.

Успех Корбина — это ни в коем случае не радикализация британской политики. Он отнюдь не уничтожает шансы лейбористов снова взять власть. Успех Корбина — это реальная альтернатива, действенный ответ на правоцентризм консерваторов. Это — предвестие того, что левые нащупывают точку опоры, чтобы подготовить и сформировать свое большинство. Барт Каммаертс из Лондонской школы экономики называет Корбина «новым левым», человеком убеждений, который может помочь партии обрести лицо, уверенность и «нравственную силу своего послания» (блог ЛШЭ). Пяти лет для этого более чем достаточно.

Другие материалы

Комментарии к статье

В ЧЕМ ТОЛЬКО НИ ОБВИНЯЛИ ДЖЕРЕМИ КОРБИНА

(По материалам The Poke)

"Джереми Корбин ест яблоко гроче, чем положено"

«Джереми Корбин ест яблоко гроче, чем положено»

"Джереми Корбин слоняется в хвосте очереди, и непонятно, стоит он в ней или нет"

«Джереми Корбин слоняется в хвосте очереди, и непонятно, стоит он в ней или нет»

"Джереми Корбин не заметит ваш день рождения на Facebook"

«Джереми Корбин не заметит ваш день рождения на Facebook»

"Джереми Корбин не ускорится, если вы придержите для него дверь"

«Джереми Корбин не ускорится, если вы придержите для него дверь»

Бизнес в другой стране