Обезоруженные

20.06.2016 454
Момент ареста обвиняемого в убийстве Джоан Кокс. Фото: Twitter

Момент ареста обвиняемого в убийстве Джоан Кокс. Фото: Twitter

Убийство депутата британского парламента Джоан Кокс произошло в четверг, 16 июня, ровно за неделю до референдума в Великобритании о выходе из Евросоюза. Мотивы стрелка и последовательность событий, приведшая к гибели, до сих пор остаются неясными. Однако того факта, что Кокс выступала с проевропейских позиций и в защиту беженцев в ожесточенной кампании, а ее убийца симпатизировал ее противникам, оказалось достаточно, чтобы трагедию начали использовать в политических целях. Впрочем, похоже, что сторонники выхода, особенно в Консервативной партии, смирились и уже думают о своем будущем.

Соцопросы

За неделю до убийства сторонники выхода из ЕС хоть и не всегда, но чаще опережали своих оппонентов в соцопросах. Более того, согласно отдельным замерам, их превосходство достигало 10%.

Первые данные после трагедии показывали уже преимущество кампании за статус-кво. Сторонники сохранения Великобритании в ЕС не только сократили отставание, но и вышли вперед на 1-3%.

ClRDi6pWEAAdmgsБолее того, издание Sunday Mirror прямо увязало убийство и изменение общественных настроений. В первополосной статье газета ссылалась на тенденцию, отмеченную компанией ComRes во время проведения опросов в среду и четверг. По словам социологов, по мере появления новостей сначала о покушении на депутата, а потом ее смерти, стали меняться пропорции в ответах респондентов. Если до трагедии 45% ответов было в пользу выхода из ЕС, то потом только 38.

Данные соцопросов и производимое ими впечатление оказались для сторонников выхода Великобритании настолько обескураживающими, что они не смогли сдержать некоторой обреченности. «Я думаю, у нас есть, у нас был прогресс до этой ужасной трагедии, — сказал лидер евроскептической Партии независимости Соединенного Королевства (ЮКИП) Найджел Фарадж в воскресенье днем. – Она оказала влияние на каждого в этой кампании».

Смерть как оружие

«Не используйте убийство Джо Кокс как политический инструмент в дебатах о референдуме», — обращалась к политикам обозреватель таблоида The Sun Луис Менш. Она указывала, что человек, совершивший преступление, в первую очередь душевно больной, и это, в отличие от обстоятельств трагедии, — давно установленный и известный факт. «Хуже некуда использовать психический упадок и психологическую несостоятельность человека как оружие в политической кампании», — говорила она.

Однако ее доводы не были услышаны. Трагедия вызвала сразу несколько дискуссий: о том, насколько поляризовано стало общество из-за референдума, какие риторические пределы должны быть для соперничающих сторон, чтобы свободно спорить, но не доводить до насилия, а также что делать с крайне правыми партиями и связанной с ними угрозой экстремизма. Но главное – это то, что Джоан Кокс практически на следующий день была сделана символом проевропейской кампании, а ее гибель подавалась как следствие якобы несдержанных и лживых заявлений евроскептиков.

Так, ведущий обозреватель Observer Эндрю Роунсли обвинял их в том, что они построили всю свою кампанию на обмане. «По-настоящему ли они счастливы, что совокупный эффект [их действий] подорвал уважение к политикам из обоих лагерей», — писал он, рассуждая о смерти депутата.

Вместе со спорным характером утверждений в кампании, тот факт, что ее убийца симпатизировал крайне правым, которые безоговорочно поддерживали выход Великобритании из ЕС и выступали за радикальное сокращение иммиграции, невольно дал повод проевропейским политикам претендовать на моральное превосходство над своими оппонентам.

Одиночество Найджела Фараджа в борьбе с иммиграцией. Фото: Twitter

Одиночество Найджела Фараджа в борьбе с иммиграцией. Фото: Twitter

В эфире воскресных телевизионных программ министр финансов Джордж Осборн и премьер-министр Дэвид Кэмерон призывали к более спокойной кампании, к опоре на факты и одновременно не скупились на эпитеты в адрес Найджела Фараджа. Первый назвал его плакат «отвратительным и низким», сравнив с примерами пропаганды в нацистской Германии, а второй обвинил его в желании посеять страх.

Кэмерону также принадлежит статья в воскресной газете Sunday Telegraph, посвященная референдуму. И важное место в ней отведено Джоан Кокс. Статья начинается с сожаления о ее смерти и восхищения ее человеческими и политическими качествами. «Она заботилась о нашей стране», — пишет премьер и, переходя к референдуму, добавляет, что важность момента неоднократно подчеркивались депутатом.

Столь явное использование смерти проевропейского политика в кампании вызвало гневную отповедь. Премьер-министра упрекнули в попытке заставить людей голосовать из жалости. «Дэвид Кэмерон “использует смерть Джо Кокс” в кампании», — написала газета Metro. «Сторонники сохранения раскручивают смерть Джо Кокс», — возмутился депутат от Консервативной партии Эндрю Меррисон.

Последствия

Не все разделяют уверенность, что убийство действительно стало поворотным моментом в общественных настроениях. Например, скептически к этому утверждению относятся эксперты из UK Polling Report, независимого проекта, посвященного анализу общественно-политических настроений. Один из них высказал мнение, что, во-первых, признаки разворота можно было наблюдать еще раньше, а во-вторых, они скорее связаны с растущим предчувствием у британцев, что их личное финансовое положение ухудшится в случае выхода из ЕС.

Между тем смерть Джоан Кокс, как никакой другой аргумент, обезоружила евроскептиков. Несмотря на продолжение своей кампании, они по большому счету не знают, как теперь отвечать и при этом не нападать. Определенным жестом отчаяния можно назвать тут попытку Найджела Фараджа назвать «жертвой» и себя тоже.

«Мы не должны ставить под сомнение мотивы людей, даже если мы не согласны с их доводами», — примирительно сказал в интервью сопредседатель кампании за выход из ЕС и министр юстиции Майкл Гоув. Как отметил автор статьи, теперь у политика «нет никакого желания идти в атаку» на премьера, которого он прежде беспощадно критиковал.

Поведение консерваторов-евроскептиков демонстрирует признаки того, что многие из них начинают уже думать на перспективу. В конце концов референдум пройдет, а им еще быть в одной партии с вероятными победителями. С этой точки зрения выглядит логичным, что Эндрю Меррисон впоследствии удалил свое сообщение с упреком.

Наконец, воскресное выступление Дэвида Кэмерона на «Би-би-си» было встречено многими его соратниками с неожиданным воодушевлением. «Читая твиты некоторых тори этим вечером, [я думаю], они могли бы точно так же удалить все и просто написать: “Не правда ли, он просто прекрасен”», — иронично заметил журналист Иан Дэйл. «Ищут возможности для карьерного продвижения, может быть», — предположил в ответ некогда влиятельный консерватор лорд Эшкрофт.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране