Денис Лавникевич
Обозреватель "БелГазеты"
3 376
10.02.2017

Отступать некуда

Почему «продуктовый» конфликт России и Беларуси достиг апогея именно сейчас?

Практически вся 20-летняя история Союза Беларуси и России — это еще и история торговых войн. Однако такого обострения, как сейчас, в новейшей истории двух стран еще не было.

Нынешняя торговая война дошла уже до той стадии, когда белорусская сторона готова брать пленных. 3 февраля Александр Лукашенко публично потребовал от своих силовиков возбудить уголовное дело и посадить в тюрьму главу Россельхознадзора Сергея Данкверта, который, по его словам, «тиранит» поставки в Россию белорусских продуктов из личных корыстных побуждений.

Конечно, это сразу вызвало ассоциацию с летом 2013 г., когда в СИЗО КГБ в Минске попал гендиректор «Уралкалия» Владислав Баумгертнер. Но тогда и «калийной войны» толком не было — просто действия российского бизнесмена сильно не понравились белорусскому руководству.

Теперь же о «продуктовой войне» внутри Союзного государства открыто говорят на самом верху. И вот уже инспекторы Россельхознадзора боятся ехать на белорусские предприятия с проверкой, опасаются, что их могут посадить «за нанесение существенного материального ущерба местным предприятиям и государственному бюджету».

Впрочем, конфликт вокруг поставок продуктов из Беларуси в Россию начал разгораться в 2014 г. Тогда Россия сперва закрыла свой рынок для дешевых продуктов из Украины, а потом ввела и эмбарго на поставку продуктов с Запада. В те дни у белорусских бизнесменов буквально горели глаза — они увидели огромные возможности для поставок продукции по «серым» схемам. Результат не заставил себя долго ждать. По данным Генпрокуратуры России, в 2015 г. Беларусь поставила в Россию количество яблок и грибов, в пять превышающее собранный в стране урожай. А «белорусские креветки» вообще стали интернет-мемом.

Но все-таки почему «продуктовый» конфликт достиг апогея именно сейчас?

До сих пор белорусское правительство имело три основных источника пополнения бюджета: экспорт калийных солей (по всему миру), экспорт нефтепродуктов, произведенных из беспошлинной российской нефти (в Европу) и экспорт продуктов питания (в Россию). Однако в 2016 г. доходы от переработки нефти и экспорта калийной соли сильно упали. Экспортные поставки белорусских нефтепродуктов снизились на 23% по объему и на 40% по деньгам. Причины — снижение мировых цен на нефть и урезание поставок сырья из России как результат «нефтегазового конфликта» с Москвой. Одновременно просела продажа калийных удобрений. В денежном выражении в 2016 г. калийный экспорт составил 2,2 млрд долл., снизившись на 23% в сравнении с 2015 г.

На этом фоне продуктовый экспорт автоматически стал главной и едва ли не последней надеждой. Тем более что для белорусских продуктов Россия — доминирующий рынок: туда идет 94,5% всего продуктового экспорта. Однако в январе-ноябре 2016 г. сельхозэкспорт снизился на 5,2% до 3,748 млрд долл. во многом из-за проблем на границе.

Кроме того, в России в 2016 г. был рекордный урожай по многим позициям. А экономисты РАНХиГС и Института Гайдара недавно предположили, что в 2017 г. Россия может стать нетто-экспортером сельскохозяйственной продукции, то есть экспортировать в другие страны больше продуктов питания и сельскохозяйственного сырья, чем импортировать из них. Понятно, что это просто обрушит белорусский АПК, существующий за счет экспорта в Россию. Отсюда и крайне нервное поведение белорусской стороны.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране