Переселенцы из Донбасса в регионах Украины: политический аспект

24.08.2014 1 313

Боевые действия на востоке Украины привели к тому, что множество людей решилось покинуть свои дома. Большая часть из них отправилась через границу в Россию, став беженцами (188 тысяч человек по состоянию на 8 августа, согласно Агентству ООН по делам беженцев [1]). Однако немало и тех, кто по той или иной причине предпочел остаться на Украине, но перебрался в другие области. Согласно терминологии ООН, их называют не беженцами, а внутренне перемещенными лицами. Сейчас тех, кто уехал из Донбасса, насчитывается более 120 тысяч [1]. Это значительная, ежедневно увеличивающаяся доля населения, обладающая неоднородной политической культурой.

Юго-Восточная Украина

Не все морально готовы и имеют достаточные финансовые ресурсы, чтобы переехать в Россию. Кто-то не хочет жить в лагерях беженцев, кто-то не хочет жить в полной неопределенности в новых для себя условиях. Поэтому переезд в один из регионов Украины часто представляется меньшим потрясением, чем настоящая эмиграция. Большинство при этом оседает в близлежащих регионах, рассчитывая вернуться, когда война так или иначе закончится.

Однако причины, по которым далеко не все едут в центральную и западную части страны, носят также политический и социокультурный характер. Подавляющее большинство является русскоязычными и православными, значительная часть симпатизирует самопровозглашенным республикам, поэтому условия сопредельных областей для них несравненно более комфортны, чем те, что существуют в Западной и Центральной Украине.

Суммарная численность переселенцев из Донбасса в восточных и южных регионах составляет более 50 тысяч человек. Основными пунктами назначения для них стали Харьковская (26503 человек), Днепропетровская (9808), Запорожская (8825) и Одесская (5931) области. Еще более 30 тысяч человек Агентство ООН по делам беженцев по-прежнему насчитывает в самой Донецкой области [1].

Социолог и руководитель частной консалтинговой компании Иван Марченко отмечает, что есть три региональные зоны в зависимости от политической активности переселенцев. Первая — это областные центры Харьковской и Днепропетровской области. По мнению эксперта, там не может быть и речи о какой-либо оппозиционной деятельности. «Эти регионы всецело подконтрольны Игорю Коломойскому, украинские спецслужбы работают там эффективно, все их усилия направлены на мониторинг и подавление оппозиционных настроений и действий, внимание к переселенцам максимальное. В таких условиях для них любое участие в политике опасно само по себе», — говорит он.

В действительности ситуация в Харькове не такая однозначная. Своеобразным противовесом Киеву и Игорю Коломойскому здесь является мэр города Геннадий Кернес. Именно благодаря его покровительству оппозиционные движения продолжают существовать и даже по-прежнему проводят отдельные акции протеста. Однако перспективы роста протестной активности в Харькове за счет беженцев остаются туманными: многое зависит от позиций Кернеса и желания Киева считаться не только с ним, но и с возможными попытками оппозиции активизировать общественное недовольство.

Впрочем, главную роль здесь будут играть интересы самих переселенцев. Местные пророссийские силы не стремятся привлекать жителей Донбасса к своим акциям, боясь скомпрометировать их в глазах областных властей и тем самым лишить элементарной государственной поддержки, навлечь на них преследования по обвинению в «сепаратизме» и «терроризме». Да и сами переселенцы в сложившейся ситуации не склонны к активным политическим выступлениям, хотя довольно открыто готовы делиться своими взглядами относительно различных политических проблем и участников (см., например, материал в Wall Street Journal [2]).

Несколько иная ситуация складывается в Запорожской области, которую Иван Марченко относит ко второй зоне. Этот регион тоже находится под сильным влиянием Коломойского, но общественно-политическая обстановка здесь спокойнее и нейтральнее. Переселенцы рассредоточены по крупным городам — Мелитополь, Бердянск, Токмак, Приморск. Причем, по мнению Марченко, уровень их благосостояния сравнительно выше, чем у тех, кто уезжает в другие регионы, а желание участвовать в любых политических акциях — ниже. «Среди них превалирует группа граждан, для которой выезд из Донбасса — это сочетание отпуска и эвакуации, а не только одна эвакуация», — говорит эксперт, отмечая, что главной мотивацией для них является желание пережить неспокойное время с максимальным комфортом для себя и в относительной близости к дому. Поэтому Запорожская область с ее довольно развитой по украинским меркам курортно-санаторной инфраструктурой и не слишком высокими ценами на проживание и продукты питания является наиболее оптимальным вариантом.

Значительно меньшую долю переселенцев в Запорожской области можно отнести к политически сознательным и активным гражданам. Однако такие, как правило, не задерживаются надолго и едут дальше — в Крым или Краснодарский край.

К третьей зоне И. Марченко относит Одесскую и Николаевскую области. По его словам, туда едут «жители Донбасса с наиболее активной политической позицией. Те, кто пострадал больше всех от боевых действий. Это Славянск, Краматорск, Лисичанск, Северодонецк». Социолог цитирует данные опроса, проведенного в двух областях 26-28 июля группой волонтеров под его руководством. Согласно полученным данным, костяк переселенцев составляет «креативный класс», а также высококвалифицированные рабочие и студенты — всего 62,2% респондентов. Больше половины из них (57%) сказали, что поддерживают действия самопровозглашенных республик. «На юг перебираются в большинстве своем люди, решившие для себя продолжать политическую борьбу за свои земли и национальные интересы. По каким-то частным причинам они не смогли остаться на малой родине и теперь очень быстро интегрируются в новую, готовую принять их политическую среду», — резюмирует Марченко.

В Одесской и Николаевской областях существует развитое пророссийское движение («Народная дружина Одессы», «Антимайдан»), которое после трагедии 2 мая находится преимущественно на нелегальном положении. Его представители не только оказывают бытовое содействие переселенцам из Донбасса, но и помогают им включиться в политическую жизнь региона. Этому способствует и то, что донбассовцы получили места для компактного проживания — например, поселок Сергеевка Одесской области. Пророссийские активисты регулярно посещают переселенцев, доставляют им гуманитарную помощь, консультируют по бытовым вопросам, а также периодически привлекают к проведению акций в Одессе и других городах региона. Сергеевка и поселки, подобные ей, которых в Одесской и Николаевской областях около 10, фактически стали эксклавами ДНР и ЛНР. Однако присутствие пророссийски настроенных и политически активных донбассовцев вызывает по меньшей мере обеспокоенность среди местных политических сил, лояльных Киеву. Экс-кандидат в мэры Одессы, один из главных лидеров местного «Евромайдана» Вадим Черный заявил: «Власти почему-то считают, что беженцы должны жить не в палаточных лагерях посреди поля, как в России, а на привлекательном морском курорте… Характерные донбасские лица… стабильно выказывают ненависть к украинцам, угрожая им приходом русских и боевиков. Многие из них не скрывают, что их родственники воюют на стороне сепаратистов… Та же власть, которая выпустила боевиков из Славянска в Донецк, выпустила их группу поддержки из Донецка в Одессу. И это аукнется нам огромными проблемами» [3].

 Центральная и Западная Украина

Вынужденные переселенцы пребывают не только в соседние с Донбассом области, но и пытаются обрести убежище в других регионах страны. Агентство ООН по делам беженцев оценивает численность тех, кто переехал на запад Украины приблизительно в 8,5 тысяч человек. В Центральной Украине только в Киеве и Киевской области находится более 15 тысяч человек [4].

Западная и Центральная Украина — территории абсолютно не затронутые боевыми действиями. Отдельно стоит отметить, что за западными регионами закрепился стереотипный образ нерушимого оплота правящего режима, центра украинского национализма и проевропейских политических ориентаций. Поэтому, помимо наличия близких родственников, основная мотивация для переезда сюда — это идейно-политическая и культурная близость. Они желают жить там, где все поддерживают «освобождение» Донбасса силами «антитеррористической операции», черпают информацию преимущественно из украинских СМИ, верят в то, что сейчас идет война между Украиной и Россией. Причем речь здесь не только об этнических украинцах, но и об украинизированных русских.

Показательным примером мировоззрения подобной группы являются комментарии Киры Шишковой, луганчанки, родившейся и прожившей 15 лет в России и оказавшейся в эвакуации в Ровно. Далее — ее некоторые ремарки: «Здесь [в Ровно] смогла увидеть настоящих “бандеровцев” с чистыми душами и открытыми сердцами… Мне стыдно за то, что я говорю по-русски… Бывают такие ситуации, что люди, общаясь со мной, переходят на русский, я им объясняю, что не нужно этого делать, говорите со мной по-украински» [5]. В определенном смысле это тот самый тип людей, который Иван Солоневич назвал «подкинутым сословием».

В то же время в отношении местных жителей к вновь прибывшим наметились изменения. Чаще всего они связаны с вопросами безопасности, обороны и культуры. «С самого начала, когда вынужденные переселенцы только начали прибывать, простые люди очень сильно их поддерживали и помогали», — говорит западноукранская журналистка Наталья Кулинич.  — «Они содействовали в поиске работы и места жительства, предоставляли гуманитарную помощь, собирали средства на поддержку жителей Донбасса, оказавшихся в эвакуации. Сейчас такого уже не наблюдается. Во многом ажиотаж вокруг “беженцев” сменился ажиотажем вокруг военных».

Аналогичная ситуация и в Черкассах. «Мнения относительно переселенцев разделились. Часть жителей города считает, что соотечественникам нужно всячески помогать и обеспечить им достойный уровень жизни. Другая половина придерживается мнения, что переселенцы — “тикающая бомба”, которая несет в себе нестабильность в регионе и представляет опасность», — говорит местный гражданский активист Александр Проценко [6]. Настроения также нагнетают украинские спецслужбы, ведущие открытые кампании по поиску и разоблачению «шпионов» и «террористов». Начав их еще до массового исхода переселенцев из Донбасса, они продолжают их во многом по инерции, хотя в изменившейся обстановке это вызывает обострение социальных конфликтов.

Особое раздражение у местного населения вызывает присутствие мужчин. Распространенной является логика: «Наши мужчины умирают за их землю, в то время как они прячутся здесь». Так, секретарь горсовета Дрогобыча (Львовская область) Роман Курчик заявил, что в городе принято принципиальное решение: предоставлять убежище только женщинам, детям и немощным людям. «А здоровые мужчины с востока страны, будьте добры, возвращайтесь назад, защищайте границы страны. Наши ребята едут туда, отдают свое здоровье, свои жизни. Того же ждем и от вас», — подчеркнул он [7]. Чиновник надеется, что его решение поддержат и на уровне области.

Однако некоторая часть переселенцев вызывает раздражение местных тем, что продолжает вольно или невольно критиковать Киев и временами с пониманием относиться к самопровозглашенным республикам. «Часть переселенцев из Донбасса, к сожалению, продолжает находиться в плену идей “русского мира”. В этом несложно убедиться, пообщавшись с ними ближе. И даже ужасы украино-российской войны не повлияли на их взгляды, а то и — только усилили», — возмущается публицист Олесь Кульчицкий [8].

[1] http://unhcr.org.ua/en/2011-08-26-06-58-56/news-archive/1244-internal-displacement-map

[2] http://online.wsj.com/articles/ukrainian-refugees-caught-in-crossfire-1408405173?

[3] http://hrabro.com/64131

[4] http://unhcr.org.ua/en/2011-08-26-06-58-56/news-archive/1244-internal-displacement-map

[5] http://ogo.ua/articles/view/2014-08-07/53837.html

[6] http://eramedia.com.ua/article/204916-bjentc_z_donbasu_u_cherkasah_rossiya_uje_blizko_ona_vam_chuby_po/

[7]http://zaxid.net/news/showNews.do?na_lvivshhini_cholovikivbizhentsiv_iz_donbasu_vidpravlyayut_na_shid_zahishhati_kordon&objectId=1311342

[8]http://texty.org.ua/pg/article/devrand/read/54420/Bizhenci_Donbasu_chy_mozhna_vplynuty_na_jih

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране