Референдум в Республике Сербской: мнения экспертов

30.09.2016 2 191
Голосует президент Республики Сербской Милорад Додик. Фото: Reuters

Голосует президент Республики Сербсткой Милорад Додик. Фото: Reuters

25 сентября Республика Сербская (РС), полуавтономная территория Боснии и Герцеговины (БиГ), населенная преимущественно сербами, провела референдум о провозглашении 9 января, дня создания Республики в 1992 г., национальным праздником. Конституционный суд БиГ объявил такое волеизъявление незаконным. Тем не менее, согласно данным, опубликованным властями РС, 55,8% боснийских сербов приняли участие в референдуме и 99,8% поддержали инициативу. Считается, что плебисцит стал нарушением Дейтонского соглашения 1995 г. Europe Insight спросила трех региональных экспертов о том, как обстоит дело в действительности.

Кристофер Беннет, аналитик и бывший заместитель Верховного представителя по Боснии и Герцеговине

Chris_Bennett_website_thumbnailДа, референдум стал последним шагом на пути к потенциальному выходу из состава БиГ, и да, это дестабилизирует страну. Но это далеко не первый такой шаг. За последние 10 лет ситуация несколько ухудшилась, стала менее безопасной. После возвращения Милорада Додика к власти в 2006 г. произошел целый ряд инцидентов. В то время как раз проходил референдум в Черногории, и одно из первых заявлений, сделанных Додиком, было о том, что он хотел бы провести подобное голосование и в своей стране.

В дальнейшем Додик систематически разрушал все институты, которые не мог контролировать. В частности, это относится к судебной системе, прокуратуре и Конституционному суду. Он объяснял это борьбой с иностранным присутствием в этих учреждениях. И это несмотря на то, что в судах региона не было иностранного присутствия, поскольку в 2009 г. иностранные прокуроры и судьи были из них выведены.

В то время Додик находился под следствием за массовые махинации, но тогда Верховный представитель не продлил мандат иностранных прокуроров и судей, которые занимались в органах юстиции тяжкими преступлениями и организованной преступностью. Тем не менее, Верховный представитель продлил мандат иностранных прокуроров и судей, которые в течение еще трех лет расследовали военные преступления. Однако по истечении этого срока они также уехали. Еще одно судебное разбирательство касается распределительной электросетевой корпорации Боснии и Герцеговины Transco (Милорад Додик вынес решение против ее приватизации. — прим.).

Из недавних событий можно отметить августовское решение суда, обязывающее РС зарегистрировать все имущество, ранее принадлежавшее югославской армии в муниципальном районе на северо-востоке Боснии. Додик отказался. Наконец, существует решение Конституционного суда от ноября прошлого года по поводу национального праздника РС. Суд постановил, что, поскольку РС и Боснийская Федерация являются многонациональными образованиями, такой праздник стал бы дискриминацией по отношению к несербским гражданам.

На самом деле, существуют две инстанции, которые имеют право толковать законность проведения референдума в Боснии и Герцеговине. Первая — это Верховный представитель, вторая — Конституционный суд. Обе заявили, что он был проведен незаконно.

Додик же пытается предложить альтернативное толкование состава БиГ, заявляя, главным образом, что государство было создано путем объединения Республики Сербской и Боснийской Федерации. Он утверждает, что РС решила присоединиться к Боснии и Герцеговине в 1992 г., хотя это противоречит Дейтонскому соглашению, в котором написано, что Босния и Герцеговина сохраняет целостность и суверенитет своей территории.

Вот почему боснийские критики говорят, что Додик подрывает Дейтонское соглашение и в случае его расторжения следует вспомнить, что РС до войны не существовала. Такая аргументация дестабилизирует страну. Более того, в этом году партия Додика также приняла резолюцию, в которой говорится о том, что она инициирует проведение референдума о независимости в 2018 г., если полномочия РС, которые, по утверждению Додика, были урезаны Дейтонским соглашением, не будут восстановлены.

Велма Шарич, основатель и директор «Центра постконфликтных исследований» в Сараево

DSC_5738-3Я считаю референдум в Республике Сербской абсолютно незаконным и ненужным. Я считаю, что этот референдум для Додика — не более чем способ отвлечь внимание общественности от коррупции и уголовных дел, в которых он замешан. Учитывая тот факт, что международное сообщество решительно осуждает этот референдум, а оппозиционные партии в РС также считают его слабым политическим маневром, референдум стал просто еще одной политической манипуляцией правительства Додика, и ни в коем разе не единогласным волеизъявлением общины боснийских сербов в Республике Сербской.

Тем не менее, на националистическую риторику вокруг референдума необходимо надлежащим образом отреагировать с тем, чтобы не допустить повторения подобных событий в будущем и ускорить процесс примирения и установления мира. В противном случае, референдумы, подобные этому, представляют собой угрозу, поскольку могут направить Республику Сербскую в сторону выхода из БиГ.

Денис Джидич, редактор, «Балканская сеть журналистских расследований» (BIRN), Босния и Герцеговина

150x150Я не думаю, что этот референдум направил РС в сторону отделения. Я думаю, что руководство РС понимает, что проведение более значимого референдума будет незамедлительно остановлено международным сообществом. Серьезная напряженность, возникшая в связи с референдумом по такому относительно безобидному поводу, как национальный праздник, показывает, насколько важны для Боснии вопросы справедливости в переходный период. Важно отметить, что этот референдум не был поддержан даже Белградом, так что референдума об отделении, безусловно, не будет.

За последние недели не произошло никаких значительных инцидентов на национальной почве, так как все больше людей понимают, что это был политический ход правящей партий перед предстоящими в октябре местными выборами. Тем не менее, со стороны политиков как в Боснии, так и в Сербии было сделано немало необдуманных заявлений.

Ведущие политические партии основывают свои программы на межэтнических разногласиях, особенно в год выборов. У нас всегда были воинствующие политики, напоминающие об оставшихся безнаказанными военных преступлениях и призывающие голосовать за «свой» этнический блок. Я полагаю, что мы увидим много таких заявлений и растущую напряженность в средствах массовой информации в ближайшие недели, а в октябре все это закончится.

Мы видели, что Милорад Додик встречался с Владимиром Путиным, и это говорит о том, что вокруг этого референдума происходила реальная дипломатическая активность. Международные силы в Боснии и Герцеговине действовали через «Совет по выполнению Мирного соглашения» (СВМС), а также через свои посольства и представительства. В СВМС все посольства, кроме российского, требовали отмены референдума. Управление Верховного представителя, посольства ЕС и США неоднократно выступали с заявлениями о том, что референдум является незаконным и должен быть остановлен, однако не настояли на его фактическом прекращении, хотя могли бы это сделать через Верховного представителя.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране