«Соглашение Дня сурка»

21.11.2015 673
31111KB9 77704jpg

Первый министр Питер Робинсон и заместитель первого министра Мартин Макгиннесс. Фото: Press Eye

На фоне обсуждения терроризма и ответов на него в Западной Европе, почти незамеченным прошло важное политическое событие, случившееся в Северной Ирландии. Кризис, продолжавшийся два с половиной месяца, грозивший досрочными региональными выборами и даже введением прямого управления из Лондона, завершился. Двум основным партиям — «Шинн Фейн» и Демократической юнионистской партии – при участии британского и ирландского правительств удалось подписать новое соглашение. Однако, несмотря на красноречивое название — «Свежий старт», — оно оставило нерешенным один важный вопрос и впечатление, что все это уже не раз было.

Очередной кризис

Любой материал о политических событиях в Северной Ирландии всегда сложно писать, потому что нет какой-либо однозначной точки отсчета и постоянно надо думать над пояснением контекста. Каждое повествование может превратиться в бесконечную череду уточнений. Здесь каждое новое соглашение — следствие кризиса, начало которому заложил предыдущий договор. А одни и те же проблемы могут проходить красной нитью через несколько соглашений и кризисов. Нынешняя ситуация служит тому ярким подтверждением.

Изначально обострение было связано с двумя убийствами, произошедшими в мае и августе. В них увидели подтверждение того, что Ирландская республиканская армия (ИРА) продолжает существование, несмотря на многочисленные заявления об обратном. При этом прекращение ее деятельности было одним из принципиальных условий для начала работы «объединенных» (включающих представителей республиканцев и юнионистов) органов власти.

Как следствие — в конце августа Ольстерская юнионистская партия (ОЮП) покинула правительство Северной Ирландии. В начале сентября за ней последовала Демократическая юнионистская партия (ДЮП). Чтобы не спровоцировать полномасштабный кризис с досрочными выборами и потенциально потерей функций самоуправления,  ДЮП оставила только исполняющего обязанности первого министра, министра финансов Арлин Фостер.

Однако затем дискуссия об ИРА стала лишь предлогом к реанимации всей совокупности разногласий, не урегулированных полностью прежде. Более того, выяснилось, что не работают очень многие механизмы, утвержденные в переговорах в 2013-14 гг. (Europe Insight писал подробно о, как казалось, итоговом Стормонтском соглашении).

Усилиями республиканцев и юнионистов повестка разбухла от повторных согласований реформы социальных выплат, борьбы с трансграничной преступностью, отношения к преступлениям прошлого и еще целого ряда тем. В результате подписанный 17 ноября «Свежий старт» вышел на 67 страниц, при том что базовое Стормонтское соглашение, принятое в декабре 2014 г. и названное тогда на портале правительства Великобритании «новым стартом», было на 14 страницах плюс пять страниц приложения.

Очередное соглашение

«Свежий старт» состоит из шести секций и семи приложений к последней из них. Основополагающая идея документа — еще раз продемонстрировать приверженность ранее достигнутым договоренностям и обозначить четкие шаги для решения каждого из спорных вопросов. В отличие от предыдущих соглашений это подписано не между основными партиями региона, а между правительствами Великобритании, Ирландии и Северной Ирландии. При этом правительство Северной Ирландии представляли «Шинн Фейн» и Демократическая юнионистская партия, остальные три партии участия в переговорах не принимали.

Основные договоренности выглядят следующим образом:

Секция A. Трансграничная преступность:

  • Договоренность провести трехстороннюю встречу на уровне министров в декабре;
  • Создать оперативную группу, которую будут возглавлять по одному представителю от каждой стороны;
  • Бороться со всеми военизированными группами;
  • Создать надзорный орган по мониторингу борьбы с военизированными группами.

Секция B. Государственные финансы:

  • Продолжать сокращать госрасходы, в том числе путем сокращения числа госслужащих и упразднения ведомств;
  • С апреля 2018 г. налог на корпорации будет составлять 12,5%, что аналогично уровню в Ирландии.

Секция C. Социальные выплаты:

  • Великобритания выделит 585 млн ф.с. в следующие четыре года на компенсации тем, кого наиболее коснутся сокращения социальных выплат и налоговых вычетов.

Секция D. Финансовые обязательства Великобритании:

  • Великобритания оплатит сокращение числа госслужащих, программы социальной адаптации и интеграции в регионе, поощрение за плановое выполнение реформы социальных выплат, финансирование для борьбы с вооруженными формированиями, а также демонтаж стен, разделяющих сообщества.

Секция Е. Финансовые обязательства Ирландии:

  • Продолжение поддержки инфраструктурных, главным образом – транспортных, проектов между Севером и Югом, в том числе с использованием средств Евросоюза.

Секция F. Имплементация других положений Стормонтского соглашения:

  • Создание комиссии по флагам (вопрос о том, какие флаги, когда и где вывешивать) переносится на март 2016 г. (ранее – июнь 2015 г.);
  • Меры по разрешению споров вокруг парадов юнионистов и республиканцев должны быть предложены в докладе (срок не обозначен);
  • Стороны остались привержены идее найти решение в вопросе об отношении к преступлениям прошлого, но ни о каких шагах договориться не смогли.

Очередные испытания

«Свежий старт» оставил смешанные чувства у большинства наблюдавших за ходом переговоров. В нем легко увидеть настоящие достижения: снижение налога на корпорации до ирландского уровня, дополнительное финансирование от Великобритании на решение разных вопросов, включая социальные выплаты, готовность бороться с трансграничной преступностью.

Однако договориться о том, что фактически стало поводом для нынешнего правительственного кризиса, не удалось. Вопрос об отношении к преступлениям прошлого остался без ответа. И, как отметила газета Irish Times, это произошло уже в пятый раз с 2009 г.

В интервью Belfast Telegraph первый министр и лидер ДЮП Питер Робинсон возложил ответственность за провал на извечных противников — «Шинн Фейн». Столь предсказуемое заявление не произвело впечатления на общественные организации, представляющие пострадавших за годы конфликта. В частности, «Форум жертв и выживших» потребовал от всех участников переговоров извинений за то, что они не смогли прийти к единому мнению.

Впрочем, заявление Робинсона является симптомом более серьезного явления, нежели просто одна нерешенная задача. Сделанное всего через два дня после вымученного соглашения, оно показывает, что компромиссы даются обеим партиям с огромным трудом и пропасть между ними по-прежнему велика. Не говоря уже о том, что другие политические силы, включая ОЮП и СДЛП, скептически воспринимали переговоры и пока изучают документ, чтобы вынести окончательное решение о том, будут они присоединяться к нему или нет.

В эфире программы Talkback радиостанции «Би-би-си Ольстер» слушатели предложили назвать договор «Соглашением Дня сурка», подчеркнув тем самым, что в целом оно является повторением прошлых документов. Очередной кризис завершился очередным соглашением, которое отчетливо говорит, что впереди уже ждут новые испытания.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране