Андрей Куликов
Главный редактор Europe Insight
info@europeinsight.net
1 809
22.08.2016

Союзники

Как Великобритания принесла в жертву свои цели в Ираке ради «особых отношений» с США

После завершения семилетнего расследования и публикации в июле доклада Джона Чилкота об участии Великобритании в войне в Ираке все обсуждали подрыв авторитета ООН, неудовлетворительные правовые основания для вторжения, плохие разведданные и аналитику. Однако среди всех провалов выделяется один, который, пожалуй, получил наименьший резонанс, будучи главным с точки зрения как рядового британца, так и правительственного чиновника, — недостигнутые цели.

В самом деле, ведь само расследование, с предшествующими ему вопросами об этических и правовых основаниях вторжения, а также последующие уничтожающие выводы стали возможны именно из-за того, что Великобритания не достигла своих целей в Ираке. Неудачи и ощущение безнадежности множили сомнения до тех пор, пока они не выросли в обществе до критической массы и пока поиск причин и виновников не стал неизбежным.

Как и в случае с другими провалами, сюжетная линия о целях и задачах раскрывается в докладе через взаимоотношения с США. «Особые отношения» двух стран — главная внешнеполитическая составляющая доклада. «Подход британского правительства можно понять только в контексте диалога с Вашингтоном и эволюции американской политики», — объясняют авторы.

В начале 2000-х гг. «особые отношения» стали предметом массовых насмешек. Публичная позиция Великобритании породила волну унизительных эпитетов в ее адрес: «51-й штат», «пудель Вашингтона», «подчиненное государство». Любопытно, что выдержки из правительственных документов того времени первоначально не дают оснований для такого восприятия. Напротив, до определенного момента Лондон всячески старался повлиять на Вашингтон. Об этом говорил тогдашний министр Робин Кук, это рекомендовали и аналитики.

Свою цель Великобритания тогда видела достаточно ясно: сделать Ирак безопасным, законопослушным, полноправным членом международного сообщества. Реализовать это она предполагала за счет санкций и давления мирового сообщества. Силовые варианты смещения Саддама Хусейна и тем более военной операции рассматривались как крайняя и весьма нежелательная мера.

Стратегия стала постепенно меняться с Джорджем Бушем-младшим, президентство которого началось в январе 2001 г. Его администрация изначально оценивалась как более жесткая. На ее фоне осторожные предложения британских дипломатов выглядели особенно миролюбиво.

Вероятно, именно эта существенная и очевидная разница побудила МИД Великобритании отдельно рекомендовать избегать раскола с США в январе 2001 г. Последующие месяцы обе страны провели в ревизии стратегии в отношении Ирака. В то же время Лондон не оставлял попыток убедить союзника в оправданности своего подхода.

Вашингтон, впрочем, не спешил не только соглашаться, но и вырабатывать собственную позицию. Там считали санкции неэффективными, а для военного вмешательства не видели достаточно оснований. Положение дел не изменили даже атаки 11 сентября. Первоначальная реакция Буша-младшего была оставить Ирак как есть, если не будет прямых доказательств его причастности к терроризму.

Однако успехи военной кампании в Афганистане окрылили союзников. По обе стороны Атлантики росла уверенность в возможности практически глобальной коалиции против терроризма. Ирак под это определение не подходил. Однако раз Саддама Хусейна, выдавившего из страны радикальных исламистов, сложно было заподозрить в религиозном терроризме, ему стали настойчиво вешать ярлыки ядерного террориста «в средне- и долгосрочной перспективе», а затем объявили и частью «оси зла» вместе с Ираном и Северной Кореей.

Впрочем, формированию широкой коалиции, особенно в Совете Безопасности ООН, такой поворот не помог. «Великобритания может столкнуться с неприятной дилеммой, — пересказывает доклад Чилкота предупреждения от МИД страны в декабре 2001 г. — Поддержать незаконные и крайне непопулярные действия или дистанцироваться от ключевой американской политики».

На протяжении 2002 г., по мере того как таяли шансы получить одобрение в Совбезе ООН, Лондон все больше склонялся к тому, чтобы в дилемме выбрать сторону США. Смена режима в Ираке стала приоритетом и отразила единый взгляд руководства двух стран. Прежние цели в буквальном смысле ушли на второй план. 28 июля 2002 г. Тони Блэр направил Джорджу Бушу-младшему записку: «Я буду с тобой что бы ни случилось. Но это момент, когда надо трезво оценить сложности». До начала бесславной войны в Ираке оставалось меньше года.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране