Волынские чехи

После Донбасса вопрос национальных меньшинств стал для Украины табуированной темой. Ни официальный Киев, ни представители этносов не горят желанием публично обсуждать то, что даже гипотетически может спровоцировать обострение национального вопроса на местах. Но жизнь продолжается. И на Украине по-прежнему живет множество представителей разных меньшинств.
В этот раз мы решили рассказать об исторической и современной судьбе волынских чехов.

Текст: Максим Березицкий, Юлия Фащенко, Антон Крутиков

От первых поселенцев до расцвета

Александр II

История появления чехов на территории современной Украины тесно связана с правлением российского императора Александра II и его эпохой «Великих реформ» 1860-1870-х гг.

После подавления Польского восстания в 1864 г. в губерниях Юго-Западного края Российской империи освободилось большое количество земли, конфискованной властями у польских помещиков, замешанных в мятеже. Стремясь найти противовес польскому влиянию в регионе, российское правительство решило заново колонизировать эту территорию и заселить ее более дружественной и лояльной группой людей.

Выбор был сделан в пользу чехов, проживавших в Австро-Венгрии.

По мнению украинского ученого Александра Власенко, основными причинами, побудившими чехов переселиться в Российскую империю, стали «бедность, безземелье, безработица, духовная подавленность, но больше всего — прогерманская властная политика в Чехии. Определенную роль сыграла также разруха в северо-восточной Чехии, Моравии, вызванная австро-прусской войной 1866 г.».

В то же время земли на Волыни были дешевы, а отношение чехов к России традиционно – благожелательным. К этому моменту либеральные реформы значительно улучшили образ страны. Свою роль в политике властей сыграло и распространение идей славянской взаимности и панславизма. В 1867 г. в Санкт-Петербурге и Москве прошел Славянский съезд, в работе которого принимала участие многочисленная чешская делегация, видевшая в России дружественное славянское государство и могущественную империю, способную в случае необходимости защитить своих подданных.

10 июля 1870 г. император Александр II подписал указ, который не только юридически закрепил основные принципы переселения, но и предоставил чехам в Российской империи значительные льготы. Чешские переселенцы освобождались на пять лет от уплаты налогов, от обязательной военной службы, получали право приобретать земли в частную собственность и получать российское подданство. Чехам гарантировалась свобода вероисповедания, разрешалось строительство «братской чешской церкви», создание своих школ с преподаванием на национальном языке и собственных органов местного самоуправления вплоть до открытия чешских волостей. Так как прибывавшие на Волынь чехи называли себя «гуситами», действовавший в Юго-Западном крае запрет на приобретение земли католиками на них не распространялся и чешское землевладение не испытывало здесь никаких ограничений.

Благодаря принятию этого указа, многие богемские и моравские крестьяне охотно откликнулись на предложение переехать на свободные земли Волыни. Первые переселенцы появились там уже в 1868 г. Колония Людгардовка из 17 семейств была основана в Дубенском уезде Волынской губернии. В 1875 г. количество чешских переселенцев на Волыни превысило 19 тысяч, а к концу XIX в. их насчитывалось уже более 27 тысяч человек, что составляло почти 2/3 всех чехов, проживавших в Российской империи.

Чешские иммигранты были широко представлены в промышленности, ремесле, торговле, сфере услуг, образовании и культуре. Они смогли в своем большинстве достичь достаточно высокого по тем временам жизненного уровня и повысить свой социальный статус.

Экономическое благосостояние чехов на их новой родине было значительно выше, чем у окружавшего их населения. Чехи принесли с собой на Волынь новое сельскохозяйственное оборудование и технологии. Как пишет в своем исследовании украинский историк Майя Лутай, «каждый чех-крестьянин имел в своем дворе необходимую сельскохозяйственную технику: плуги, бороны, сеялки, жатки, молотилки, веялки. Применялось травосеяния (клевер), удобрения земли».

Благодаря чешским колонистам в 1870-е гг. в регионе начало активно развиваться хмелеводство. Чешские переселенцы открывали пивоварни, предприятия по переработке молока, сахарной свеклы, ремесленные мастерские. В 1870-е гг. на Волыни с полным или частичным участием чешского капитала было создано не менее 200 промышленных предприятий, мельниц и мастерских. В городах чехи владели доходными домами и торговыми конторами.

Примечательно, что в чешской историографии чехи-переселенцы воспринимаются как исполнители особой, «цивилизаторской» миссии. Исследователь Елена Погребняк отмечает, что в работах чешских авторов подчеркивается «роль чехов как единственного носителя хозяйственного прогресса и бытовой культуры».

Впрочем, это не мешало ассимиляции чехов с местными жителями. Переселенцы принимали российское подданство, заключали смешанные браки, совместно с русским населением обучали детей. В частности, в 8 из 23 чешских  школ на Волыни учились не только дети чехов, но и коренного населения. Также они часто переходили в православие. К концу XIX в. две трети волынских чехов уже были православными.

Годы испытаний

Годы испытаний

В XX в. чешской общине на Волыни пришлось пережить немало трудных моментов. После завершения советско-польской войны и подписания Рижского мирного договора 1921 г. зона проживания волынских чехов была разделена между восстановленной Польской республикой и Украинской ССР. Меньшая часть чехов (около 7 тысяч человек) оказалась в составе советской половины, а наибольшая часть (более 30 тысяч) — на территории Волынского воеводства II Речи Посполитой.

В СССР волынские чехи подверглись активной украинизации, затронувшей буквально все сферы их жизни. В переписке профессора Евгения Рыхлика — одного из наиболее видных представителей чешской интеллигенции Волыни конца 1920-х гг. – отмечается, что украинизация достигла даже стиля обустройства жилья. В Польше же, благодаря поддержке правительства Чехословакии, местные чехи имели более благоприятные условия для культурного и экономического развития.

В годы Второй мировой войны многие представители волынских чехов принимали активное участие в движении Сопротивления, служили в Войске Польском, в партизанских отрядах и в Красной армии. В 1944 г. более 10 тысяч выходцев с Волыни вступили в 1-й Чехословацкий армейский корпус под командованием генерала Людвика Свободы. В этом соединении волынские чехи составляли более половины личного состава. Позднее не менее 8 тысяч чехов вернулись на родину и приняли участие в освобождении Чехословакии.

В 1940-е гг. количество чехов, проживавших на Волыни, было все еще очень значительным и превышало 40 тысяч человек. В соответствии с соглашением, заключенным между правительствами ЧСР и СССР в 1947 г., в Чехословакию вернулось около 33 тысяч волынских чехов, размещенных в основном в западных областях страны (Судеты).

Последний крупный «исход» чехов с территории современной Украины состоялся в 1990-93 гг., когда страну покинули 1812 человек. Переселение затронуло, в частности, северные районы Житомирской области, расположенные недалеко от зоны Чернобыльской аварии (Овручский район).

Сохранение языка, культуры, традиций

Наши дни

По данным национальной переписи населения (2001 г.) на Украине проживало 5917 чехов, из них на Волыни (как в едином историко-культурном регионе, включающем в себя Волынскую, Житомирскую и Ровненскую области) — около 1300. При этом численность этнической группы постоянно сокращается — преимущественно из-за эмиграции.

В настоящее время на Украине общественные организации волынских чехов существуют во всех трех областях Волыни. Их общая и единственная задача — культурно-просветительская работа, включающая в себя предоставление услуг по изучению чешского языка, организации культурных мероприятий, изучение истории и традиций.

Наиболее крупная чешская диаспора — в Житомирской области (около 700-800 человек). В регионе действует «Житомирский союз волынских чехов». При обществе создано четыре группы по изучению чешского языка — две взрослые и две детские. Периодически проводятся экскурсии, просмотры чешских фильмов, организуются встречи с различными общественными деятелями Украины и Чехии, проводятся совместные мероприятия и праздники.

В Ровненской области наибольшая концентрация чехов (около 300 человек) в Дубненском районе. Еще в 1991 г. там было организовано единственное в регионе чехословацкое общество. В 2003 г. оно прошло перерегистрацию и оформилось как чешская  организация «Строповка».

«У нас действует соглашение о сотрудничестве городов-побратимов — украинского Дубно и чешского Уничова. В рамках этого договора наши дети ездят туда на летний отдых, а также учатся в уничовской гимназии и так узнают свои корни. При Дубенском городском доме культуры уже десять лет работает кружок по изучению чешского языка, при нем есть библиотека», — рассказывала о деятельности общества его глава Антонина Пономаренко.

Дубненское общество периодически проводит научные мероприятия, посвященные истории волынских чехов. Одним из последних стала международная конференция в честь 150-летия переселения «Чехи на землях Волыни», состоявшаяся  24 февраля 2016 г. при содействии Министерства культуры Украины и  Министерства иностранных дел Чехии.

В Волынской области оплотом чешской диаспоры является областное общество чехов «Матице Волынская». Создание организации началось в 1990-х гг. По словам ее председателя Светланы Кратофил, сейчас членами общества являются около 100 человек. В комментарии Europe Insight она отметила, что задачей организации является «сохранение языка, культуры, традиций» чехов.

2014

Годы испытаний

Светлана Кратофил (полная версия интервью — здесь) отмечает, что жизнь общины после смены власти на Украине не поменялась. Однако последовавшая затем война все-таки наложила свой отпечаток. «Мы граждане Украины и поэтому сопереживаем ситуации, в которой оказалась наша родина», — объясняет представитель диаспоры.

Некоторые отправились в зону конфликта, кто-то там погиб. В самом обществе тоже не остались в стороне от происходящего. «Финансовую помощь, к сожалению, мы не можем предоставлять, но наши девушки старались в силу своих возможностей помочь — плели маскировочные сетки, паковали сухпайки», — рассказывает Кратофил.

Впрочем, там, куда война не дошла, ее последствия ощущались не только в духоподъемном смысле. Впервые с начала 1990-х гг. многократно выросло число тех, кто хотел бы уехать из Украины. Волынские чехи опасались за свою жизнь, за экономическое положение, кто-то не хотел отдавать ребенка в армию, кто-то рассчитывал на материальную помощь Праги.

В марте 2014 г. председатель «Общества волынских чехов» Эмилия Снидевич обратилась к премьер-министру и президенту республики и попросила помочь 40 семьям переехать на историческую родину. В интервью онлайн-газете Echo 24, она объясняла, что жители опасаются за свою жизнь. Причем угрозу, по ее словам, они видели не только в российской армии, но и в украинских националистах, с которыми регулярно происходили стычки и которые наводили страх уже одним видом.

Прага направила в Житомирскую область комиссию, но та не увидела никакой угрозы жизнью и здоровью населения. В СМИ широко разошлись слова, якобы сказанные министром иностранных дел страны Любомиром Заоралеком, о том, что желание волынских чехов сменить место жительства продиктовано «экономическими и социальными» причинами. Это, в свою очередь, стало причиной уже внутриполитического обострения в Чехии и ухудшения отношений с диаспорой.

На протяжении 2014 г. общества продолжали посылать на историческую родину просьбы о помощи. При этом, настаивая на неотложных мерах, они начали упрекать чешского посла в Киеве в дезинформации руководства страны. Социолог Ольга Выговская полагает, что такой ситуацией решил воспользоваться президент Чехии Милош Земан. «Главной целью он ставил упрочнение своего влияния в дипкорпусе. Волынские чехи должны были стать рычагом, с помощью которого Земан выдавит Ивана Почуха (посла Чехии на Украине — прим.)», — отметила эксперт в комментарии Europe Insight.

Обвинения действительно были восприняты настолько серьезно, что поднимался вопрос об отзыве из Украины главы дипломатической миссии. Затем, несмотря на заступничество министра иностранных дел, в отношении посла была проведена служебная проверка, которая, впрочем, ничего не нашла.

К концу года правительство Чехии наконец одобрило программу помощи, а уже в феврале 2015 г. в Одессе было открыто отдельное представительство для работы с заявлениями на репатриацию. Правда, к тому времени интенсивность боев на востоке Украины постепенно пошла на убыль, был запущен минский переговорный процесс. Поэтому неудивительно, что, как сообщали чешские СМИ, на заявления время от времени стали приходить отказы.

У этой истории был еще один итог. Дискуссия вокруг судьбы волынских чехов показала удивительно разное отношение к ним на исторической родине. Вопросу об их будущем постоянно приходилось бороться за приоритет с вопросом о будущем Украины. «Не слежу, меня интересует судьба украинцев», — таков был ответ неназванного, но известного чешского режиссера на вопрос о том, уделяет ли он внимание проблеме соотечественников.

О том, что аналогичным образом приоритеты как минимум одно время расставляли и в правительстве, свидетельствует упрек спикера нижней палаты парламента Чехии Яна Гамачека. «Чехия нашла 50 млн крон на поддержку проектов неправительственных организаций на Украине. Желательно, чтобы такую же сумму заложили в бюджете и на помощь соотечественникам», — говорил он в марте 2014 г.

Ольга Выговская отмечает, что после того как скандал вокруг посла завершился, а проблема волынских чехов потеряла остроту, к ним изменилось и отношение. «Никакой политической поддержки они теперь не получают», — говорит она.

Мы в социальных сетях

Комментарии