Декоммунизация
на Украине

С провозглашения независимости в 1991 г. Украина неизменно следует по пути создания консолидированного государства-нации, основанного на культуре, ценностях, традициях и нормах политического поведения титульного этноса страны – украинцев. Cо временем борьба с коммунистической идеологией и советским наследием постепенно превратилась в искоренение и пересмотр элементов прошлого, связанных с русской историей и культурой.

Начало. Леонид Кучма

Долгое время декоммунизация на Украине происходила преимущественно стихийно, без особой инициативы со стороны центральных органов государственной власти. Главными способами избавления от «тоталитарного наследия» было переименование различных географических объектов (улиц, районов, населенных пунктов) и предприятий, а также демонтаж памятников.

Первый этап массовой декоммунизации проходил в начале 1990-х гг. в западных регионах Украины. Усилиями гражданских активистов, интеллигенции и органов местного самоуправления она была проведена очень оперативно и решительно.

Наиболее показательно декоммунизация прошла во Львове. Первым переименованным объектом стал проспект Ленина. В 1990 г., еще при советской власти, он получил название «проспект Свободы». В 1991 г. в городе начала действовать Комиссия по наименованию и переименованию названий улиц, переулков, проспектов, площадей и скверов. Комиссия работала на добровольных началах и подчинялась Львовскому городскому совету.

Впервые явная антирусская направленность декоммунизации проявилась в 1996 г., когда решением Львовского городского совета улицу Лермонтова переименовали в честь лидера Чеченской самопровозглашенной республики Джохара Дудаева. По мнению львовского историка Андрея Гречило, все это случилось якобы спонтанно и случайно. «Шла чеченская война, российские спецслужбы ликвидировали лидера повстанцев. По инициативе покойного депутата Ярослава Лемика сессия проголосовала. Лермонтов просто попался под горячую руку. Улица была в центре города, поэтому остановились на ней», - рассказывал Гречило в комментарии интернет-изданию «Твое место».

Львов также отметился и другими занятными переименованиями, проводившимися якобы в рамках декоммунизации. Улица Дарвина стала улицей «Просвиты» (организация украинской националистической интеллигенции), а улица Московская получила имя братьев Михновских. Примечательно, что Николай Михновский – один из основоположников украинского национализма – является автором «10 заповедей Украинской народной партии», среди которых особо следует отметить такие:

- Одна, единая, неделимая, от Карпат до Кавказа самостоятельная, свободная, демократическая Украина – республика рабочих людей

- Все люди – твои братья, но москали, ляхи, угры, румыны и евреи – это враги нашего народа, пока они владеют нами и эксплуатируют нас

- Украина для украинцев! Итак, выгони отовсюду из Украины чужаков-угнетателей.

Фактически декоммунизация 1990-х гг. во Львове свелась к замене многих коммунистических названий на националистические. Типичной для Львова является история со Староеврейской улицей. Вот как в своей статье «Конструирование национального города» описал случившееся известный украинский историк Ярослав Грицак: «Длительная дискуссия по Староеврейской, в частности среди экспертов, касалась того, какую форму названия выбрать. Некоторые эксперты отстаивали восстановление первоначального названия (Старожидовская), тогда как [Орест] Мацюк (историк, директор Центрального государственного архива во Львове – прим.) настаивал модифицировать название на Староеврейскую, чтобы избежать любых возможных обид в отношении евреев. В конце концов, его совет победил».

В целом, во Львове, как и в других регионах Западной Украины, новые названия улиц подбирались адекватно и мотивировано. Более того, чтобы молодое поколение львовян все-таки помнило старые названия, был разработан уникальный интерактивный проект «Улицы Львова».

Виктор Ющенко

В президентство Виктора Ющенка (2004 – 2009 гг.) на Украине начался второй этап декоммунизации. По итогам конституционной реформы 2004 г., изменившей форму государственного правления Украины с президентско-парламентской на парламентско-президентскую, Ющенко оказался президентом с весьма скромными полномочиями. А в условиях постоянных конфликтов с кабинетом министров и Верховной радой, единственным полем политической деятельности, где президент мог чувствовать себя относительно свободно, осталась символическая политика. Ключевым учреждением ее выработки стал Украинский институт национальной памяти, который был учрежден по инициативе Ющенко в 2006 г.

Именно в этот период декоммунизация перестает быть только лишь инициативой западноукраинского гражданского общества, а становится полноценной институциональной практикой, особым направлением государственной политики Украины.

В марте 2007 г. вышел президентский указ «О мероприятиях в связи с 75-й годовщиной Голодомора 1932-1933 гг. в Украине», в котором среди прочего постановлялось «демонтировать памятники и памятные знаки, а также переименовать улицы, площади, переулки, проспекты, парки и скверы, названные в честь лиц», причастных к голоду. Фактически данный документ является первым нормативно-правовым актом общегосударственного уровня, легализовавшим декоммунизицаю на Украине.

Резюмирует государственную политику декоммунизации в период правления Ющенко специальная аналитическая записка Национального института стратегических исследований «Концептуальные основы государственной политики памяти». В ней подчеркнуто, что одной из стратегических задач государства является «модернизация национального нарратива с целью достижения окончательной декоммунизации и деколонизации исторической памяти граждан Украины». По мнению авторов документа, этот процесс происходит «в общем русле санации национальной идентичности».

Отмечается, что в президентство Виктора Ющенко обыденной практикой стали противоречия между президентом и парламентом по поводу восприятия коммунистического прошлого. «Если ряд актов президента Украины направляется на декоммунизацию национальной памяти, то Верховная рада Украины может действовать в противоположном направлении, принимая, например, постановление о праздновании 90-летия создания комсомола Украины», - говорится в документе.

Параллельно с государственным уровнем начали активно формироваться всеукраинские общественные объединения, целью которых являлась борьба с памятниками коммунистического прошлого.

Крупнейшим среди них стал созданный в июне 2009 г. общенациональный Комитет «Декоммунизация». В его состав вошли представители Всеукраинского объединения «Свобода», УНА-УНСО, ВО «Тризуб» имени Степана Бандеры, «Ассоциации исследователей голодоморов в Украине», Общества «Мемориал» им. Василия Стуса, Оргкомитета Международного суда над преступлениями коммунизма, ОУН, ВО «Просвита», Союза офицеров Украины, «Студенческого братства» и других украинских крайне правых партий и общественных организаций.

Комитет выдвинул требования немедленно ликвидировать памятники, посвященные лицам, причастным к «преступным действиям против украинского народа», а также изменить названия населенных пунктов, улиц, организаций, которые связаны с «оккупационным коммунистическим режимом». Находившееся на тот момент у власти правительство Юлии Тимошенко проигнорировало обращение, что в дальнейшем, в преддверии президентских выборов 2010 г., серьезно обострило противоречия на местном уровне между партией премьера «Батькивщина» и праворадикалами.

В отличие от Тимошенко, с приближением выборов Ющенко, наоборот, усиленно использовал вопросы декоммунизации и исторической памяти, которые стали одними из главных тем в его избирательной кампании. В частности, в предвыборной программе президента прямо заявлялось: «Я возрождаю память о национальных трагедиях и победах. Мы помним прошлое, чтобы иметь будущее. Мы достигли согласия в обществе относительно осуждения Голодомора и других преступлений против украинского народа. В Украине и дальше будет восстанавливаться историческая справедливость: граждане – жертвы сталинского режима получат компенсацию в виде доплат к пенсиям».

Виктор Янукович. "Евромайдан"

После победы на президентских выборах 2010 г. Виктор Янукович несколько переформатировал созданный своим предшественником Институт национальной памяти и частично приостановил государственные инициативы по декоммунизации. Вместе с тем общественные инициативы продолжали действовать. В президентство Януковича в Киеве успешно функционировал «Музей советской оккупации».

Акции протеста, проходившие в рамках «евромайдана», привели к новому стихийному всплеску декоммунизации, охватившему все регионы Украины. Происходившее представляло собой повсеместное разрушение или повреждение памятников Ленину и другим деятелям коммунистической эпохи (Артему, Кирову, Куйбышеву, Щорсу) и получило емкое название «ленинопад».

Первое решение о сносе советских памятников было принято протестующими на «народном вече» 8 декабря 2013 г. Вечером того же дня был снесен памятник Ленину напротив Бессарабского рынка.

В конце февраля массовый снос памятников коммунистического режима прошел в Житомире, Днепропетровске, Чернигове, Кировограде, Полтаве. По данным ТСН, периодом наиболее интенсивного «ленинопада» стали 21-24 февраля 2014 г., сразу после бегства из страны президента Януковича.

Там, где советские памятники по каким-либо причинам снести не удавалось (например, в Запорожье было жесткое сопротивление со стороны активистов «антимайдана»), их переодевали в вышиванки или раскрашивали в цвета национального флага.

Несмотря на то что «ленинопад» прошел на Украине в целом мирно, эксперты не дают данному явлению однозначных оценок. Профессор политологии Киево-Могилянской академии Алексей Гарань убежден, что стихийный снос памятников советской эпохи – нормальное явление. По его мнению, иметь на украинских улицах памятники коммунистическим вождям – позорно. «Это ненормально. Это примерно так, как представить, что в Германии будут стоять памятники лидерам нацистского Рейха и улицы будут названы в честь 5-го или 25-го съезда НСДАП», - считает Гарань.

Директор Лаборатории социальной психологии Луганского университета Мария Косарева полагает, что «ленинопад» был не столько актом декоммунизации как осознанной борьбы с коммунистической символикой и наследием, сколько проявлением коллективного бессознательного. «Архетип разрушителя, в данной конкретной ситуации – разрушителя сакральных мест, воплотился в тех людях, кто уничтожал памятники советским вождям. Это следствие искусного манипулирования, пробудившего инстинкты, запрятанные глубоко в психике человека», - отметила эксперт в комментарии Europe Insight.

По мнению политолога Костя Бондаренко, декоммунизаторские инициативы только расшатают политическую ситуацию на Украине. «Это станет раздражителем и никак не добавит стабильности. Ведь кто-то будет аплодировать, а кто-то, как в Славянске, закроет памятник собой. У нас в стране есть адепты как одной исторической линии, так и другой. Я считаю, что бороться надо не с памятниками, а за будущее», - заявил политолог.

В негативном ключе «ленинопад» восприняли в ряде европейских стран. По словам политолога львовской аналитической группы EuroTemp Артема Самохина, «в экспертных кругах Испании и Португалии, с которыми мы сотрудничали в то время (февраль – июль 2015 г. – прим.), было распространенным сравнение уничтожения коммунистических монументов в Украине с подобными действиями в Ираке после Саддама Хуссейна». «Это породило нелестные комментарии об уровне нашей политической культуры, но все же делалась скидка на последствие многовекового колониального гнета, который испытывал наш народ. Считалось, что бурное разрушение монументов диктаторских режимов – это неотъемлемая черта борьбы с колониализмом. Конкретно в нашем случае – с русским», - сказал эксперт в беседе с Europe Insight.

Петр Порошенко

9 апреля 2015 г. Верховная рада приняла поданный кабинетом министров пакет законов1,2,3,4, регламентирующих процесс декоммунизации на Украине. Они касались осуждения коммунистического режима, открытия архивов специальных служб и признания Украинской повстанческой армии, а также иных украинских национальных вооруженных формирований, борцами за независимость Украины. Законодательно обязывали к переименованию географических и иных объектов, чьи названия связаны с советским режимом. Весьма символично, что одним из авторов принятых законов был сын командира УПА Романа Шухевича, старейший депутат Верховной рады Юрий Шухевич.

Политически наиболее важный закон в «декоммунизационном пакете» – «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрет пропаганды их символики». Его концептуальная идея – формально равное осуждение как нацистского, так и коммунистического режимов. При этом последний рассматривается как полностью однородное явление. В законе четко указаны хронологические рамки «тоталитарного коммунистического режима» – 1917 – 1991 гг., а потому отсутствует общепринятая дифференциация на сталинский тоталитаризм и постсталинский авторитаризм, куда можно отнести и период Хрущевской «оттепели», и «застой» Брежнева, и даже «перестройку» Горбачева.

За пропаганду коммунистической символики законом установлено наказание в виде тюремного заключения на срок от 5 до 10 лет. При этом сам термин «пропаганда» определяется следующим образом:

«Пропаганда коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов – публичное отрицание, в частности через средства массовой информации, преступного характера коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов в Украине, национал-социалистического (нацистского) тоталитарного режима, распространение информации, направленной на оправдание преступного характера коммунистического, национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов, деятельности советских органов государственной безопасности, установления советской власти на территории Украины или в отдельных административно-территориальных единицах, преследования участников борьбы за независимость Украины в XX веке, изготовление и / или распространение, а также публичное использование продукции, содержащей символику коммунистического, национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов».

Примечательно, что к символике коммунистического режима отнесены герб, флаг и гимн Советского Союза (музыкально идентичный гимну РФ), публичное исполнение которого на Украине запрещено. Запрещены все изображения государственных флагов, гербов и других символов УССР, других союзных или автономных советских республик в составе СССР, а также Народной Республики Албании, Народной Республики Болгарии, ГДР, Народной Республики Румынии, Венгерской Народной Республики, Чехословацкой Социалистической Республики, Социалистической Федеративной Республики Югославии и социалистических республик, входивших в ее состав.

Термины «пропаганда», а также «символика» и «отрицание преступлений» вызвали серьезное беспокойство со стороны Европейской комиссии за демократию через право (Венецианская комиссия). Относительно первого понятия в специальном выводе комиссии №823/2015 отмечается, что оно должно быть четко определенным, особенно когда применяется в целях криминализации определенных действий. Европейские эксперты также подчеркнули, что закон должен содержать менее обширный и исключительный перечень запрещенной символики. Что касается «отрицания преступлений», соответствующие положения закона должны быть связаны с конкретными преступлениями, а не просто указывать на «преступную природу» коммунистического режима в целом, что является слишком расплывчатым.

Особое внимание Венецианская комиссия уделила влиянию декоммуниазационного закона на политические партии Украины. Во многом это обусловлено тем, что 24 июля министр юстиции Павел Петренко подписал решение, согласно которому коммунистические партии, существующие на Украине, утратили право быть субъектом политического процесса. «После принятия законов (о декоммунизации - прим.) была создана независимая комиссия, которая в течение месяца проводила проверку на соответствие трех коммунистических партий в Украине – КПУ, Компартии (обновленная) и Коммунистическая партия Украины рабочих и крестьян… Отныне [они] не могут быть субъектом избирательного процесса и не могут принимать участие в политической жизни страны», - заявил министр Петренко. 16 декабря Окружной административный суд Киева запретил Коммунистическую партию Украины.

С учетом происходящего Венецианская комиссия заявила, что в законе о декоммунизации следует четко указать, что запрет любого объединения является крайней мерой, к которому можно прибегать только в исключительных случаях, пропорционально тяжести преступления.

В поддержку украинских коммунистов выступила и Amnesty International. «Запрет Коммунистической партии Украины создает опасный прецедент. Этот шаг отбрасывает Украину назад на ее пути к реформированию и уважения к правам человека», - заявил Джон Далхусен, директор Amnesty International в Европе и Центральной Азии.

Украинские эксперты скептически отнеслись как к выводам Венецианской комиссии, так и к позиции Amnesty International. По мнению начальника отдела анализа региональных особенностей и политики национальных меньшинств Украинского института национальной памяти Богдана Кириленко, озвученному в беседе с Europe Insight, «Венецианская комиссия просто указала на необходимость объяснить, что такое “пропаганда коммунистического тоталитарного режима”... но никоим образом это не влияет на процессы декоммунизации. На законность этих процессов». Украинский политолог Евгений Магда считает, что «не во всех международных организациях хорошо знают, как коммунисты боролись с инакомыслием в ХХ в., какие способы и инструменты для этого использовали. Но для Украины как государства в заявлении АI достаточно четкий сигнал: доказательная база относительно причин и оснований запрета деятельности КПУ должна выдержать любую пристальную экспертизу на Западе».

Как отметил в комментарии Europe Insight заведующий отделом гуманитарной безопасности Национального института стратегических исследований Сергей Здиорук, вывод Венецианской комиссии может повлиять на декоммунизационные процессы, поскольку представители украинского истеблишмента примут его к сведению и попробуют улучшить имеющуюся ситуацию. Вместе с тем существует мнение, что выводы международных организаций если и будут учтены, то «формально, рамочно». «Возможность внесения изменений в закон существует. Если до этого дойдет, то закон отредактируют, но для КПУ и коммунистов как таковых ничего не изменится», - отметил в приватной беседе источник Europe Insight в аппарате фракции «Народный фронт» в Верховной Раде.

Перспективы

За 25 лет независимости Украины декоммунизация эволюционировала от региональной политической практики, проводимой отдельными институциями гражданского общества, до полноценной государственной политики. Однако в условиях общей политической нестабильности на Украине проведение декоммунизации серьезно осложняется.

Как считает Сергей Здиорук, главная угроза декоммунизации исходит от региональных политических и управленческих элит. «Исполнители на местах могут вывернуть все наизнанку. Местный фактор настолько укоренился, что их [сопротивление] преодолеть будет очень тяжело. Если бы эта декоммунизация была в 1991 – 1992 гг., это было б то, что надо. А сейчас еще же есть много недругов и прямых врагов, которые хотят дискредитировать этот процесс», - отметил эксперт в комментарии Europe Insight.

Принуждая территориальные общины проводить переименование различных объектов в рамках нового закона, центральне власти повсеместно сталкиваются с саботажем. При этом органы местного самоуправления и отдельные управленцы, опасаясь политических репрессий, не идут на прямой конфликт с Киевом, отказываясь от переименований, а пытаются обойти законодательство. Например, в октября этого года городской совет Красного Лимана в Донецкой области «во исполнение» закона о декоммунизации переименовал город вновь в Красный Лиман, мотивировав такое решение тем, что прилагательное «красный» теперь следует понимать как «красивый», а не как «коммунистический» или «советский».

Подобные политические трюки вызывают недовольство центральных властей и их представителей на местах. Особо острая ситуация в Донецкой области, где местные советы просрочили все возможные сроки декоммунизации, вызвав гнев нового губернатора региона Павла Жебривского.

Там, где давления на органы местного самоуправления оказывается недостаточно, киевские власти осуществляют декоммунизацию напрямую. В этом ключе чрезвычайно показательна история с Кировоградом. В день местных выборов (26 октября) там проводился плебисцит относительного переименования города. В опросе приняли участие 45863 человек (при населении в 200 тысяч человек). Из них более 35 тысяч проголосовало за возвращение городу исторического названия – Елизаветград. Однако, несмотря на это и рекомендации городского совета, Верховная рада приняла односторонне решение присвоить городу исторически не мотивированное имя Ингульск. По мнению Богдана Кириленко, причина действий Верховной рады в том, что название «Елизаветград» содержит «имперско-колониальные коннотации».

Для того чтобы избежать в дальнейшем ситуаций, подобных кировоградской, когда вместо коммунистического названия местные жители хотят вернуть историческое, связанное с русским прошлым, украинские власти продвигают законопроект «о внесении изменений в Закон Украины “О географических названиях” относительно установления географических названий». Целью проекта является «недопущение пропаганды империалистического порабощения Украины, а также присвоение географическим объектам названий, которые являются именами или псевдонимами монархов, государственных, политических, военных деятелей Русского (Московского) царства, Российской империи ХIV-ХХ вв. или производными от них».

Вместе с тем эффективность попыток украинских властей полностью маргинализировать русскую идентичность части населения страны – косвенным путем (через декоммунизацию) или непосредственно (через запрет русских исторических названий) – пока вызывает сомнения. Как сказал, выступая в 2008 г. на круглом столе «Историческая память как поле борьбы за идентичность», вице-президент Конгресса национальных общин Украины Иосиф Зисельс, «дело ведь не в том, что это был коммунизм. На мой взгляд, и русский империализм, и коммунизм – это только модуляторы цивилизационных идентичностей. Мы можем справиться с модулятором, он может сам исторически уйти с арены, но мы должны думать о глубинных цивилизационные основах, которых нельзя так просто избежать, потому что они определяют историю на многие века вперед». Другими словами, попытки принудительно забыть, переписать прошлое обречены на провал как минимум в краткосрочной перспективе.

СЛЕДИТЕ ЗА ОБНОВЛЕНИЯМИ

VK:

Facebook:

Twitter: