Польско-литовские
(белорусские)
татары

Проблемы интеграции и мультикультурализма, усугубленные религиозным вопросом и массовой иммиграцией, все чаще и все острее дают знать о себе в Европе. Складывается ощущение, что главы государств и правительств не знают что предпринять. Между тем на востоке континента на протяжении уже нескольких веков существует пример одной из самых успешных интеграций – польско-литовские (белорусские) татары.

Авторы: Антон Крутиков (история), Денис Лавникевич (наши дни)

На службе Литвы…

Витовт, Великий князь Литовский
Один из самых могущественных правителей Восточной Европы, литовский великий князь Витовт был известен не только своими бесконечными войнами с крестоносцами и борьбой за королевский титул. Он вел активную политику на востоке и путем заключения выгодных дипломатических союзов стремился к максимальному расширению своих владений. Именно благодаря Витовту на территории средневековой Литвы появилась одна из самых необычных этнических групп — литовские татары.

Когда в конце XIV в. в соседней Золотой Орде началась очередная междоусобица, Витовт охотно предложил свою помощь татарскому хану Тохтамышу, лишенному престола в борьбе с более могущественным Тамерланом. В лице Тохтамыша Витовт приобретал для себя не только союзника, но и инструмент политической борьбы, при помощи которого он намеревался подчинить Золотую Орду своему влиянию. Тохтамыш попросил у Витовта своеобразного «политического убежища» и переселился на земли Литвы вместе со своим двором, многочисленными воинами и членами их семей.

Живший позднее турецкий историк Печеви писал: «Когда могущественный Тимур пришел в Дэшт и-Кыпчак (Половецкую степь. — прим.), то иные из них (татары) были полонены, иные сделались добычей меча; а несколько их племен бежало во владения ляхских в московских гяуров да в тех странах неверия и утвердились. Доныне их в Лехе существует шестьдесят селений, и в каждом селении по мечети».

Всего в Литве оказалось таким образом до 40 тысяч выходцев из Золотой Орды. Витовт распорядился разместить татарских переселенцев в окрестностях города Лида (теперь территория Беларуси) и наделить их землями.

Татары в Литве изначально рассматривались как профессиональные воины и привлекались для несения военной службы, за которую получали земельные пожалования. Витовт образовал из татарских поселений своеобразный оборонительный пояс в окрестностях замков в Тракае, Вильно, Ковно, Лиде, Крево, Новогрудке и Гродно (последние три находятся сейчас на территории Беларуси). Татарские поселения здесь имели ярко выраженный оборонительный и стратегический характер и защищали рубежи княжества от Тевтонского ордена. В свою очередь, литовские татары считали Витовта своим «белым ханом» и защитником.

Постепенно татарские переселенцы образовали особую группу в составе служилого сословия Литвы и несли военную службу наравне с литовской и русской шляхтой. В XV-XVI вв. значительную часть литовской конницы составляли именно татарские отряды.

Татары в Литве имели военную организацию, опиравшуюся на родоплеменную систему, заимствованную еще от ордынских времен, а также собственные социальные институты (гмины, приходы). Границы самоуправления этих структур определялись обычным правом и привилегиями великих князей, а позднее — польских королей. Представителями татарского населения были так называемые хорунжие, в функции которых входили военные, административные, судебные и финансовые вопросы. Как правило, они назначались пожизненно и с сохранением права наследования. Кроме того, значительная роль принадлежала местным имамам, которые помимо религиозных функций, выполняли также и судебные на основе законов шариата.

Стоит отметить, что литовские татары допускались к занятию административных должностей и участию в местных шляхетских сеймах только после принятия христианства. Однако такой переход не освобождал их от воинской повинности, хотя и давал все преимущества польско-литовской шляхты.

…и Польши

С ХVI в. татарские «осадники» начинают селиться в Польше, где они также привлекаются к военной службе. Местом наиболее компактного проживания татар стало Подляшье. В ХVII в. в составе польской армии действовало уже несколько конных татарских полков.

Ян Собеский под Веной
Литовские татары приняли участие практически во всех крупных военных конфликтах Речи Посполитой, в том числе в войнах со Швецией и Османской империей. Особенно благоволил татарам польский король Ян III Собеский, которому при непрерывных войнах с османами требовалась определенная поддержка и лояльность его подданных-мусульман. В знаменитой битве под Веной в 1683 г. татары сражались на стороне Польского государства.

В 1679 г. Ян Собеский предоставил татарам земли у Гродно (сейчас территория Беларуси) и Белостока и, кроме того, пожаловал новые поместья из королевских владений. Так, на границе современной Польши появились татарские села Бохоники, Крушиняны, Студзянка и Лужаны. Татарское население в этом регионе, особенно в селах Бохоники и Крушиняны, а также в Белостоке сохраняется и по сей день.

Наличие земельных владений, несение военной службы, а также взимание налогов наравне с польско-литовской шляхтой вело к тому, что богатые татары постепенно становились частью шляхетства Речи Посполитой. Польские короли не раз подтверждали своими привилегиями дворянские права литовских татар и связанные с ними преимущества.

В ХVШ веке татарские полки Речи Посполитой стали называться уланскими. Происхождение этого названия также имеет татарские исторические корни. В Золотой Орде улан был титулом, означающим принадлежность человека к роду Чингисхана. Когда представители многих татарских княжеских родов обосновались в Литве и Польше, они сохранили за собой этот титул на многие века, и посвятив себя военной службе, дали это название своим хоругвям.

По мнению профессора Белостокского университета Али Мицкевича, «толерантность польских королей и последующих республиканских правительств помогли татарам сохранить их приверженность польскому государству наряду с отличиями в культуре и традициях».

Язык и традиции

Проживая на протяжении нескольких столетий в окружении славян, татары в Литве достаточно быстро ассимилировались с местными жителями, заключали смешанные браки, перенимали язык и культуру окружавшего их населения, все больше отличаясь от своих сородичей в Золотой Орде.

Тюркские диалекты, на которых говорили татарские переселенцы в конце XIV в., достаточно быстро сошли на нет. Как свидетельствовал татарский путешественник, посетивший Константинополь в 1558 г., некоторая часть его соплеменников уже «покинула свой родной язык и употребляет польский».

Основными языками для литовских татар стали старобелорусский (западно-русский, «простая мова») и польский, причем на них существовала специфичная литература, основанная на арабской графике.

Литовские татары создали свою уникальную книжную традицию, которая заключалась в составлении особых рукописных книг религиозного содержания — китабов. В них записывались предания о жизни и деятельности пророка Мухаммеда, описания обрядов и ритуалов, основных обязанностей мусульман, нередко — легенды, нравоучительные рассказы, а иногда даже восточные авантюрные повести.

Историк Печеви писал: «Они пишут св. Коран, так как мы, арабскими буквами, но если хотят делать толкование оного, то производят сие на польском языке... Король их имеет к ним более доверия, нежели к неверным своего народа».

Если в XVI-XVII вв. доминирующим языком татарских текстов был старобелорусский, то на рубеже XVIII столетия с усилением процесса полонизации практически повсеместно стал использоваться польский. Именно благодаря литовским татарам впервые появился и польский перевод Корана.

Однако если в языковой сфере ассимиляция татарского населения проходила достаточно быстро, то их религиозные верования — ислам суннитского толка — сохранялись на протяжении столетий.

Как считает профессор политологии Мазурского университета Селим Хазбиевич, «татары в Польше выжили во многом благодаря тому, что сохранили свои религиозные традиции и тому, что были широко представлены на военной службе. Сохранению традиций служили и брачные связи внутри общины. Татары в Польше всегда имели сравнительно высокий социальный статус».

В Польско-литовском государстве татары первоначально не подвергались религиозным ограничениям. Уже с XIV в. появляются сведения о начале строительства первых татарских мечетей. В XVI в. мечети упоминаются в Вильно, Тракае, Прудзянах, Новогрудке, Гродно, Остроге и других городах. Первая мечеть в Минске появилась в 1599 г. В результате последующих войн и военных конфликтов значительная часть из них была разрушена.

В Российской империи

После падения Речи Посполитой и окончательного раздела польских земель в конце XVIII в. литовские татары вошли в состав Российской империи. Императрица Екатерина II 20 октября 1794 г. подтвердила им все существовавшие права и привилегии.

В 1795 г. подавленное экономическими трудностями мусульманское население отправило своих представителей к генерал-губернатору Михаилу Репнину с просьбой о формировании татарского полка в российской армии. Эта просьба была принята с большим удовлетворением, так как создание отдельной воинской части, состоящей из польско-литовских мусульман, являлось давней мечтой российского командования.

Российские власти также стремились использовать воинские навыки литовских татар. В 1797 г. по указу императора Павла I был образован Литовско-Татарский конный полк, из «уроженцев губерний, от Польши присоединенных». Это совпадало и с желаниями самих татар, так как в период упадка Речи Посполитой большинство татарских офицеров и солдат находились в отставке и остро нуждались в материальных средствах. Позднее полк отличился войне с Наполеоном и просуществовал до 1917 г.

Политика деполонизации, которую Российская империя проводила на территории Западного края в XIX в., практически не коснулась литовских татар. Более того, современники не раз отмечали их «образцовое поведение» и именно из этой среды часто назначались чины местной полиции. Перед началом Первой мировой войны в северо-западных губерниях Российской империи проживало более 10 тысяч литовских татар.

Наши дни

В Беларуси

Литовские татары сегодня
Татары — шестое по численности национальное меньшинство в Беларуси. В 1989 г. их насчитывалось 12500 человек, а в 1999 г. — 10 тысяч. Согласно последней переписи (2009 г.), татарами назвались 7316 человек. Примерно столько же, по статистике, в Беларуси армян и цыган. Однако при этом довольно велико — преимущественно среди городских жителей — количество людей, которые идентифицируют себя как белорусы, но упоминают, в том числе, и татарские корни.

Самые большие сообщества татар располагаются в Минске, в Клецком районе Минской области, а также в Гродненской области, в городках Слоним, Ивье и Новогрудок — там даже сохранились еще дореволюционные мечети. Всего же в Беларуси действует около десяти мечетей и исламских молитвенных домов, но далеко не все они используются именно татарами.

Белорусские татары никогда не отличались повышенной религиозностью и общественной активностью, жили достаточно тихо, а потому в жизни страны были практически незаметны. Сегодня белорусские татары довольно быстро ассимилируются. Если старшее поколение еще исповедует ислам и посещает мечеть, то их дети и внуки (в большинстве случаев — от смешанных браков) обычно называют себя уже белорусами и посещают костел либо православную церковь. Сами татары признают: «Если татарин женится на православной, то обычно дети растут под влиянием матери, то есть не в соответствии с татарскими традициями». Этот интенсивный процесс начался примерно полвека назад, до этого белорусские татары старались сохранять этническую идентичность.

При этом главная особенность ситуации — полное отсутствие межнациональных конфликтов с местным населением — белорусским и польским. Традиционно в тех деревнях, где сосредоточенно жили татары, они отмечали и православные празники, а белорусы не работали по мусульманским праздничным дням. При этом многие из татар, живших в Западной Беларуси, после Второй мировой получили право уехать в Польшу (там они считались одним из коренных народов) и воспользовались ею. Те, что остались, и сейчас поддерживают связи как с родственниками в Крыму, в Польше, так и в странах Западной Европы — преимущественно в Италии и Великобритании.

«Сегодня в Беларуси очень немногие татары выделяют себя именно как татары, по национальному признаку. И это в основном жители деревень, небольших городков. В больших городах татары себя уже не персонифицируют именно как татары, — говорит социолог Ольга Фурс, жительница Минска, которая признается, что кроме татарских у нее есть российские и белорусские корни. — Но при этом многие продолжают исповедовать ислам. То есть по этому фактору они сливаются с другими мусульманскими меньшинствами. Вообще же белорусские татары, которых я знаю, они либо, по большей части, вообще люди не религиозные, либо исповедуют очень умеренные направления ислама».

Общение с белорусскими татарами на бытовом уровне показывает: городские жители стараются обходить стороной любые религиозные вопросы. С одной стороны, они люди действительно не слишком религиозные. С другой — им совсем не хочется вызывать каких-либо ассоциаций с радикальным исламом.

Что же касается политических взглядов, то тут ситуация иная. Белорусские татары ощущают свое родство с крымскими татарами, а потому воспринимают Россию в лучшем случае настороженно, в худшем — враждебно. Такое отношение проявилось именно с 2014 г., с началом украинских событий.

В Беларуси действует несколько татарских организаций, самая заметная среди которых — Национально-культурное объединение белорусских татар «Зикр-уль-Китаб» («Память книги»).

«Наши кадры в основном татарские. Вообще для нас ориентиром считаются именно казанские мусульманские учебные заведения. Преподавание у нас ведется в соответствии с ханафитской традицией, учитываем также и белорусские особенности, — говорит муфтий Беларуси Али Воронович. — Польские, белорусские и литовские татары, как правило, все имеют родственные связи. Например, у меня очень много родственников в Литве среди литовских татар, есть родственники в Польше: одни и те же фамилии, одни и те же семьи и одна и та же история. … Языковой вопрос имеет как интегрирующую, так и дезинтегрирующую роль. И сейчас в минской татарской общине он, к сожалению, имеет дезинтегрирующую роль. Например, когда собираются казанские татары (татары последней волны эмиграции), разговаривают на своем языке, преподносят свою культуру на каких-то культурных мероприятиях, приходят наши старики, им это неинтересно, и они вообще чувствуют себя чужими. А когда собираются наши, уже те говорят: “Неужели это татарская культура?!”. И поэтому, пожалуй, есть какая-то граница, к сожалению. И она сложно преодолевается».

Сравнительно обособленное локальное соощество татар сохранилось в татарской слободе города Ивье. Ее местные жители называют Муровщизной. Примета татарского анклава (его население всего около 800 человек) — высокий минарет местной мечети. Во времена СССР мечеть в Ивье была единственным работающим мусульманским храмом. Однако сегодня быт белорусских татар в Ивье и в расположенном неподалеку Новогрудке практически ничем не отличается от быта живущих по соседству белорусов и поляков.

На протяжении уже более чем полвекового периода татарские дети в Ивье ходят в обычные детские сады, вместе с белорусами учатся в обычной средней школе. Хотя еще до войны в Ивье была отдельная мусульманская школа, где детей учили основам Корана и арабскому языку. Правда, тогда эта территория принадлежала Польше. После 1939 г., при СССР, отдельное обучение татар прекратилось.

Хотя белорусские татары исповедуют ислам, нигде татарские женщины в хиджабах не ходят. Только в Ивье и Новогрудке есть несколько татарских семей, которые придерживаются относительно строгих правил, и женщины ходят в платках и длинных юбках. А вот религиозные праздники татары, живущие в белорусской провинции, отмечают всей общиной. По традиции среди местных раздается мясо, а для самых старых — уважаемых — людей община готовит своеобразный продуктовый подарочный набор, в который входит крупа и сладости, в том числе традиционные. Отмечаемые праздники — Курбан-байрам, Ураза-байрам, сабантуи.

В Литве и Польше

В этих странах этнические татары представлены намного слабее, чем в Беларуси. По данным за 2002 г., в Польше проживало не более 500 татар. На северо-востоке Польши (то есть на этнически белорусских землях) сохранились две татарские деревни с мечетью и мусульманским кладбищем. В Польше также действует «Союз татар Речи Посполитой».

Мечеть, Каунас
В современной Литве насчитывается около двух тысяч татар, часть которых компактно проживает в Вильнюсском и Алитусском районах. В Литве действует «Союз общин татар Литвы», выпускается ежемесячник «Татары Литвы». Сохранились и действуют четыре мечети — в Каунасе, Немежисе, деревнях Сорок татар и Райжяй.

Между тем еще данные 1993 г. указывали, что в Литве живет около четырех тысяч татар, а в Польше — свыше пяти тысяч. Вероятно, такое расхождение в цифрах связано с тем, что очень многие польские татары полностью перешли на польский язык, многие взяли себе польские фамилии и приняли католичество. Иногда польского татарина можно отличить от поляка только по имени, так как фамилии уже у всех польские (Али Козакевич, Мустафа Конопацкий и т.д.). В 2004 г. впервые в истории послевоенной Польши татарин Томаш Мицкевич был назначен муфтием страны.

Мы в социальных сетях

Комментарии