История поражения

Как Бронислав Коморовский проиграл выборы
президента в Польше

Эльблонг. 5 мая 2015 года. Четыре дня до первого тура президентских выборов. Бронислав Коморовский, ранее отказавшийся от участия в общих дебатах, прибывает на встречу с избирателями в сопровождении региональных партийных лидеров «Гражданской платформы», руководства Варминско-Мазурского воеводства и военных. Тема встречи – польско-российские отношения. Это конек президента, который в течение всего своего срока удачно сочетал антироссийскую риторику с прагматичной экономической политикой на уровне межрегионального сотрудничества.

Вслед за президентским – к месту встречи подъезжают десятки специальных автобусов с активистами ГП, собранными со всего воеводства, чтобы поддержать своего лидера. И лишь где-то вдали мелькает одинокая группка противников президента, затерявшаяся в грандиозном старом прусском парке. Президент чувствует, что победа близко, и это –  последний бросок.

Ничто не предвещало беды

Согласно последнему опросу Института исследования рынка и общества  (IBRiS), ровно за неделю до первого тура выборов Коморовский опережал своего главного соперника Анджея Дуду на 12,4%. Другие замеры общественного мнения, регулярно проводившиеся различными компаниями с января текущего года, также сулили Коморовскому безоговорочную победу в первом туре. А на случай второго тура победу действующему президенту должно было гарантировать наличие целой плеяды кандидатов-спойлеров (Гжегож Браун, Марьян Ковальский, Януш Паликот, Яцек Вильк), работавших против Анджея Дуды.

Так, по данным IBRiS, динамика  рейтингов президента и претендента всегда показывала существенный перевес в пользу первого. И хотя Коморовский потерял 20% поддержки за 5 месяцев, он все равно существенно опережал Дуду, рейтинг которого вырос лишь на 3%, и в итоге должен был уверенно победить.

Социологические опросы аналитической корпорации Millward Brown, проводившиеся для польских телеканалов TVP и TVN-24, также свидетельствовали о значительном разрыве между кандидатами. Рейтинг Коморовского упал с января на 23% и фактически оставался неизменным до мая, как и рейтинг Дуды.

Такие же тенденции прослеживались и в опросах других социологических служб – до первого тура выборов о победе Дуды не было и речи. Социолог Витольд Марецкий убежден, что подобные результаты опросов не случайны. «Оба кандидата никогда ранее не шли “ноздря в ноздрю”. Считалось, что у Дуды был шанс выиграть выборы, но только во втором туре за счет привлечения голосов несистемной оппозиции», - отметил он в интервью Europe Insight. «Избирательная кампания Дуды до первого тура была построена только на критике Коморовского. Он только реагировал на действия президента. Коморовский же вел кампанию вяло и неумело – это обусловило падение рейтинга президента. Но именно вялость кампании не позволила показателям Коморовского упасть ниже тех, что у Дуды», – сказал эксперт. Марецкий считает, что штаб президента до последнего момента верил в успех кампании.

Первый тур. Результат неожиданный, но не случайный

10 мая состоялся первый тур президентских выборов. Уже вечером, когда появились данные национального экзит-полла, проведенного компанией Ipsos для TVN-24, всем в Польше стало ясно, что легкой победы действующий президент не одержит. На следующий день Государственная избирательная комиссия подвела официальные итоги тура: первое место – Анджей Дуда (34,76%), второе место – Бронислав Коморовский (33,77%) и третье – Павел Кукиз (20,8%).

Сенсационно низкий результат Коморовского был обусловлен рекордной неявкой избирателей на участки как в целом по стране, так и в северных и западных территориях, где проживает «ядерный» электорат «Гражданской платформы». Всего в голосовании приняло участие 15023886 человек (48,96% имеющих право голоса). Это рекордно низкий показатель явки за всю историю Третьей Речи Посполитой.

По иронии судьбы самая низкая явка в первом туре оказалась как раз в Варминско-Мазурском воеводстве (42,03%), где Коморовский провел свою заключительную встречу с избирателями. Наивысшей явка была в Мазовецком воеводстве (54,91%), где победу одержал Дуда, набрав 36,03% голосов. В целом в регионах, население которых стабильно поддерживает ГП, явка оказалась на порядок ниже, чем в тех, где обычно лидирует ПиС .

Чтобы понять произошедшее, необходимо разобраться в историко-культурной и идеологической специфике населения данных регионов. Исторически ГП опиралась на поддержку таких регионов, как Пруссия, Померания, Силезия и Великая Польша. Большая часть этих территорий на протяжении веков находилась в составе немецких государств: Бранденбурга, Прусского королевства, Германской империи, Третьего рейха. Жесткая политика Германии в отношении местного польского населения способствовала формированию либерально-националистической в идеологическом плане среды. Именно на Северо-Западе поляки чаще всего активно выступали против экономических и культурных ограничений. В дальнейшем такая региональная идеологическая традиция сохранилась и стала системно проявляться в период поздней Польской народной республики – например, движение «Солидарность» брало свое начало в этом регионе. Северо-западные территории отличаются также и особой ментальностью: их жителям более всего свойственны индивидуализм и немецкий прагматизм. Именно на эти социопсихологические и идеологические особенности ориентируются в своих имиджевых стратегиях политики ГП.

Юго-восток Польши сложился как исторически более консервативный регион. Более двухсот лет эти территории находились под властью Российской и Австрийской империй. Поляки по разные стороны границы системно сталкивались с безоговорочным подавлением их попыток национального строительства. Ведущую роль в формировании политической культуры юго-восточной части Польши сыграла судьба польской аристократии. Если на подконтрольных Германии землях она интегрировалась в состав политической элиты, то в Австро-Венгрии и России, шляхта максимально сохранила национальные политические традиции и особый социальный статус. Родина Анджея Дуды – Галиция – была ядром польской государственности и консерватизма, а также ареной постоянной геополитической борьбы за существование независимого государства. Именно ориентация на консервативный национализм поляков юга и востока позволила Леху Качиньскому в 2005 г. , а затем и Дуде в 2015 г. вести эффективную борьбу за власть в Польше.

«Фактически Юго-Восток и Северо-Запад два идеологически и культурно разновекторных региона», – сказал политолог, аналитик Центра изучения внутренней политики Давид Жулкевский в интервью Europe Insight. По мнению эксперта, важной особенностью Северо-Запада является его большая по сравнению с другими регионами включенность в систему общеевропейской экономики за счет кооперации с Германией. «Чем сильнее интегрировано воеводство в европейские структуры, тем сильнее на его населении сказываются общеевропейские проблемы. Среди жителей северо-западного региона уже несколько лет наблюдается высокий уровень социальной депривации (разрыва между ожиданиями и действительностью – прим.) и разочарования, вызванных европейской интеграцией. То, что они проигнорируют выборы, следовало ожидать», – резюмировал эксперт.

Однако неявка на выборы не единственная форма протестного электорального поведения. По мнению публициста Пшемыслава Тренка, результат Павла Кукиза – это тоже политический протест избирателей, уставших от нынешнего формата политической системы. «Польша требует перемен. Поражение Коморовского засвидетельствовало, что изменения идут в верном направлении. Победа политика из ПиС не является чем-то исключительным, как мне кажется. Сенсация – это 20% голосов у Павла Кукиза», – считает Тренк.

Неудивительно, что подобные настроения электората сразу стали предметом особого интереса со стороны команд Коморовского и Дуды. Так, 11 мая президент заявил: «Результаты выборов заставили меня понять, что необходимы изменения в отношениях между гражданином и государством, а также укрепление механизмов, которые позволяют гражданам влиять на ход событий в Польше». В духе данного заявления Коморовский объявил о намерении провести референдум по трем вопросам, являющимся важнейшими для политических сил несистемной оппозиции (избирательная система, финансирование партий и налогообложение). По мнению экспертов, эта манипуляция добавила ему голоса. «Обещание провести референдум – проявление исключительного отчаяния наших лидеров. И все же ряд внутренних опросов, проведенных по заказу партии, говорят, что Коморовский получил благодаря им от 3 до 5,5% дополнительных голосов во втором туре», – отметил источник Europe Insight в «Гражданской платформе».

Второй тур. Поражения могло бы и не быть

Несмотря на заимствование предвыборных обещаний из программ политических сил несистемной оппозиции, а также на активную агитацию участвовать в выборах, команда Коморовского не смогла исправить сложившуюся ситуацию. Впечатление избирателей от неожиданной победы Дуды было настолько сильным, что сразу после оглашения результатов первого тура начал работать эффект подражания, и рейтинг оппозиционного кандидата обогнал рейтинг действующего президента. Об этом свидетельствуют результаты опросов населения Millward Brown (для TVN-24) и Estymator (для Newsweek-Polska) в период между турами.

И все же у Коморовского был шанс выиграть выборы. Встречи с избирателями, активная поддержка партии и правительства смогли изменить ситуацию после первого тура. Между 18 и 20 мая, согласно опросам Millward Brown, Коморовский опережал Дуду на 2-3%.

Однако очередным препятствием для действующего президента стал финальный раунд дебатов, состоявшийся 21 мая. Они сделали баланс сил неясным. По мнению отдельных экспертов, увереннее держался кандидат от оппозиции. Как отметил социолог Марцин Гацек из Силезского университета, дебаты прошли «ровно, но с легким перевесом Дуды». Подтверждение слов Гацека – результаты опроса 22 мая, когда Дуда на 0,5% обошел Коморовского.

Тем не менее, нельзя говорить, что именно исход дебатов кардинально повлиял на результаты выборов. У поражения Коморовского во втором туре есть ряд других причин, которые становятся понятны из анализа его кампании. Рассмотрим наиболее важные из них.

- Слишком поздний старт избирательной кампании. Изначально высокие показатели рейтингов в некотором роде усыпили бдительность как самого президента Коморовского, так и его штаба. По данным Europe Insight, в ГП долгое время считали, что президент сможет переизбраться на второй срок в первом же туре. Однако новые опросы повлияли на точку зрения руководства партии. Фактически «серьезная» избирательная кампания началась только в середине апреля. Между тем Дуда начал кампанию еще в январе.

- Провал финансового планирования кампании. По данным журнала Newsweek-Polska, изначально штаб президента планировал потратить 10 млн злотых, но в итоге сумма расходов на проведение избирательной кампании достигла 19 млн. При этом деньги тратились зачастую необоснованно и чрезмерно.

Крупнейшим упущением штаба Коморовского стала закупка 16 автобусов Setra, на которых президент и его штаб должны были передвигаться по регионам. Однако из всего парка «бронкобусов», как их назвали в Польше, по назначению использовался едва ли один – остальными в лучшем случае возили на различные мероприятия сторонников Коморовского для имитации поддержки.

- Неудача рекламной кампании в интернете. Продвижение кандидата в интернете, в особенности в социальных сетях, оказалось непосильной задачей для команды Коморовского. Главным образом, недоумение вызывала безграмотная работа группы, модерировавшей президентский twitter-аккаунт @prezydentp. Их основной ошибкой была дословная публикация всех ярких высказываний президента, даже если они были тавтологией или абсолютной очевидностью.

Перевод твита №1: Prezydent.pl: Президент: Украина может рассчитывать на нашу поддержку в вопросе поддержки обращения относительно разграничительных сил ООН, если направит такое обращение

Waldemar Kuczynski: @prezydentp «поддержку в вопросе поддержки обращения..». Ради Бога посадите кого-то, кто пишет по-человечески!

Перевод твита №2: Prezydent.pl: Президент: Отправка разграничительных сил имеет смысл, если есть разграничение, потому что если война, то трудно туда выслать солдат

olkinha: @prezydentp кто это пишет???

Особое негодование сторонников Коморовского вызывали многочисленные попытки модераторов его twitter-aккаунта атаковать Дуду. Они выглядели очень незамысловато, если не сказать топорно. При этом кандидат от оппозиции ожидаемо не реагировал.

Перевод твитов №3-5:

Prezydent.pl: Должны ли мы брать пример с #Россия во внешней политике? @AndrzejDuda

Prezydent.pl: Президент @komorowski поддерживает польский бизнес – бизнес является маховиком польской экономики @AndrzejDuda

Prezydent.pl: А где экономический элемент во внешней политике??!! @AndrzejDuda

Одним из главных направлений интернет-кампании против Коморовского стало создание демотиваторов, в которых обыгрывались и высмеивались различные забавные фотографии с президентом, а также его возраст и личные качества, в частности образованность. По оценкам специалиста по интернет-маркетингу Яцека Бжези, в период между 10 и 24 мая (1 и 2 туры) количество демотиваторов о Коморовском в польском сегменте интернета увеличилось в 6-7 раз.

Перевод демотиватора №1:

Почему Бронислав Коморовский вновь выдвинул свою кандидатуру? Потому что ему осталось только 4 года до пенсии!

Перевод демотиватора №2:

Когда ничего не понимаешь, лучше всего улыбаться

 - Старательное избегание ассоциирования с «Гражданской платформой». Данная тактика изначально была выбрана штабом Коморовского с целью привлечь электорат других политических партий и одновременно избежать негативных ассоциаций с правительством Евы Копач, деятельность которого даже в самой "Платформе" сейчас одобряется далеко не всеми. Однако президент просчитался. Он стал слишком активно позиционировать себя как «беспартийный» кандидат, что было подмечено его противниками. Так, в самом начале заключительного тура дебатов Дуда в прямом эфире презентовал Коморовскому флажок ГП и посоветовал не избегать партии, которая финансирует и проводит избирательную кампанию.

Чрезмерная самонадеянность команды Бронислава Коморовского (которая привела к позднему старту кампании и низкой мотивированности электората), отсутствие у нее продуманной имиджевой политики, а также эффективной стратегии продвижения образа кандидата в интернете привели к поражению на выборах. При этом были потрачены 19 млн злотых, которые могли бы очень пригодится ГП на парламентских выборах, запланированных на осень. Фактически, имея все шансы победить и продлить свое президентство на второй срок, Коморовский стал заложником небрежности и безответственности своего штаба. Слаженный, с хорошим «запасом хода» президентский «бронкобус» не смог доехать до цели.

25 мая 2015 года Государственная избирательная комиссия Польши провозгласила избранным президентом страны члена партии «Право и справедливость» Анджея Дуду, набравшего 8630627 голосов избирателей (51,55%). За Бронислава Коморовского проголосовали 8112311 человек (48,45%).

Следите за обновлениями

ВКонтакте:

на Facebook:

Twitter: