«Трезвого человека встретить трудно»

28.10.2016 6 075
Одна из главных причин сохраняющегося высокого уровня потребления алкоголя — это нежелание властей Беларуси ограничивать его продажу. Фото: sputnik.by

Одна из главных причин сохраняющегося высокого уровня потребления алкоголя — это нежелание властей Беларуси ограничивать его продажу. Фото: sputnik.by

Пару лет назад, благодаря жестким репрессивным мерам, белорусским властям удалось справиться с распространением наркомании. Теперь в стране все острее встает другая проблема — алкоголизм. Потребление спиртного слишком велико и охватило все слои общества. Эксперты оценивают ситуацию весьма пессимистично.

По экспертным оценкам, около 1 миллиона человек в Беларуси злоупотребляют алкогольными напитками. 263 тысячи белорусов состоят на учете в наркологических диспансерах, Из них — 55950 женщин и 15700 несовершеннолетних. Это почти население областного центра.

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), потребление алкоголя в стране начало заметно расти еще до распада Советского Союза. Однако в последние годы по этому показателю Беларусь оказалась впереди подавляющего большинства стран. Согласно предварительным оценкам за 2015 г., на душу населения приходится 17,1 л абсолютного алкоголя (рассчитывается для лиц старше 15 лет). По этому показателю во всем мире она уступает только Молдавии.

Впрочем, белорусские власти пытаются оспорить данные ВОЗ. Как говорила в августе этого года вице-премьер Наталья Качанова, в 2015 г. в стране продали 10,6 л абсолютного алкоголя на душу населения (в 2010 г. — 12,2 л).

Сегодня минские ритейлеры жалуются на низкую (в районе 1-1,5%) рентабельность своего бизнеса и в штыки воспринимают любые попытки общества и государства ограничить продажу спиртного — одного из самых рентабельных для торговли товаров. Их позиция понятна: по данным «Ассоциации розничных сетей», в товарообороте рядового продуктового магазина спиртное составляет около 20%.

Еще одна вещь, о которой не любят говорить официальные лица, — это быстрое распространение в Беларуси алкогольных суррогатов. Примерно до 2014 г. небольшие компании во дворах предпочитали водку, хотя и плодово-ягодное вино, в изобилии производящееся в Беларуси, пользовалось уважением. С 2015 г. бутылки из-под водки встречаются уже редко, в основном валяются из-под «чернил» (низкокачественного крепленого вина). При этом у «питейных мест» много пустых упаковок из-под аптечного ассортимента — настоек боярышника, «Ламивита» и бальзама «Московия». Продавцы магазинов в разговорах признают то, что пока отрицает официальная статистика: быстро растут продажи сахара и дрожжей, — и это может говорить о том, что белорусы вспоминают, как гнать самогон.

25 октября в Минске прошла пресс-конференция «Профилактика алкоголизма среди населения Республики Беларусь». Она оказалась знаковой. Два чиновника (главный нарколог Министерства здравоохранения Иван Коноразов и замначальника управления профилактики ГУОП милиции общественной безопасности МВД Сергей Красуцкий) фактически признали, что их ведомства, даже действуя совместно, не могут переломить ситуацию с быстрой алкоголизацией населения Беларуси.

Президент Александр Лукашенко не прочь выпить рюмку-другую на официальных мероприятиях. Фото: пресс-служба президента РБ

Президент Александр Лукашенко (справа) не прочь выпить рюмку-другую на официальных мероприятиях. Фото: пресс-служба президента РБ

Медики продолжают развивать систему реабилитационных центров и поддерживать оказавшееся неожиданно эффективным движение «Анонимные алкоголики». Милиционеры – продавливать законы, ограничивающие продажу спиртного. Но кардинальных изменений ожидать по-прежнему не приходится.

Тем более официальная статистика не подтверждает, что растущее потребление спиртного вызывает пропорциональный рост общественно опасных действий. Так, согласно отчету МВД за 2015 г., количество людей, совершивших преступления в состоянии алкогольного опьянения, снизилось на 6,3% до 14190, а количество «пьяных» ДТП – на 11,9% до 466 по сравнению с предыдущим годом. В то же время количество штрафов за распитие алкоголя в общественных местах, выросло с 326,5 тысяч до 349,8 тысяч.

Europe Insight спросил экспертов, как они видят складывающуюся в стране ситуацию.

Антон Платов, белорусский политолог

— Проблема в том, что государству не выгодно, чтобы люди прекращали пить. Да, конечно, такое употребление алкоголя, которое мы имеем сегодня, очень сильно бьет по экономике страны. Прежде всего, за счет снижения производительности труда, роста преступности и социального неблагополучия, порожденных алкоголем заболеваний. Но есть и важный противовес: поступления в бюджет. Негативные последствия отложены по времени, а вот деньги в бюджет традиционно нужны прямо сейчас.

Можно вспомнить, как полтора года назад в Минске продажа спиртного в магазинах была ограничена с 22.00 до 9.00. Это ограничение продержалось всего несколько месяцев. Милиция радовалась падению уровня уличной преступности, но городские власти кричали, что им нечем наполнять бюджет города. И интересы бюджета победили – ограничения были отменены.

Но дело не только в том, что государство хорошо зарабатывает, контролируя производство, ввоз и продажу алкоголя. Известно, что нетрезвыми людьми проще управлять. Это символично: обязательный атрибут каждых белорусских выборов – буфет, в котором присутствует дешевое спирное на разлив. Непьющий, думающий, обеспеченный и самодостаточный человек по определению критически относится к действующей власти. А пьющий, зависящий от своей зарплаты на нереформированном заводе, не представляющий иной жизни, – всегда проголосует «как надо».

Анатолий Финский, врач-психотерапевт высшей категории

— Ситуация с употреблением алкоголя, конечно, печальная. С наркотиками – да, у нас получше, чем в соседних регионах, но и в Беларуси это большая проблема. А уровень алкоголизации еще и молодеет, особенно на фоне продажи спиртного везде и всюду. В развитых странах такого нет. Есть четкая рекомендация ВОЗ: если мы хотим справиться с алкоголизацией населения, продажа спиртного должна быть строго регламентирована, ограничена государством.

Нынешняя ситуация – это плевок в вечность, в следующие поколения. Если ничего не изменится, то уже через сто лет на этой территории будут жить другие люди, не белорусы.

В медицинском плане помощь при алкогольных и наркотических отравлениях у нас поставлена неплохо. Человека откачивают, «прокапывают» — словом, спасают ему жизнь. А вот с реабилитацией алко- и наркозависимых беда. Есть эпизодические попытки что-то сделать, но нет системы.

В Минске есть Республиканский научно-практический центр психического здоровья, городской наркодиспансер с отделением, занимающимся реабилитацией, есть еще что-то в Гродно… И все. Остальные реабилитационные центры — либо частные, коммерческие, либо религиозные. И это — капля в море. Государство берет обязательство оказывать неотложную помощь, а вот на полноценную реабилитацию денег нет. Хотя она окупается. Однако у нас и на государственном уровне преобладает восприятие, что алкоголик, наркоман, — это отброс общества. Пусть даже открыто, с телеэкранов, об этом не говорят. При этом один алкоголик или наркоман создает проблемы как минимум пяти окружающим.

Григорий Небоженко, ведущий врач-нарколог Гродненской области

— В государственной наркологии нет понятия «излечение» от зависимости — от алкоголя или наркотиков, неважно. Есть понятие «устойчивая ремиссия». Это если человек воздерживается от употребления психотропного вещества три года и более. Но это не значит, что он выздоровел, это значит, что он выполнят предъявленные к нему требования — в частности, посещал нарколога. И тогда его снимают с учета. Но наркологи знают, что эта болезнь неизлечима. Поэтому они оперируют не понятием «выздоровление», а понятием «снятие с учета».

Священник Александр Попов, представитель Новогрудской епархии по противодействию алкоголизму и наркомании

— Ситуация катастрофическая. Достаточно в любом белорусском городе во второй половине дня выйти на улицу и просто пройтись по городу. Трезвого человека встретить трудно, основное времяпрепровождение наших людей — это употребление психоактивных веществ. Других людей как-то даже и не видно. По крайней мере, у меня такое впечатление.

Пока единственный способ как-то противостоять беде — открывать реабилитационные центры при помощи церкви. Но даже у самых лучших американских реабилитационных центров, работающих по «Миннесотской программе» (преследует цель избавить от психологической зависимости. — прим.), эффективность — не более 30%. Ведь здесь нужно работать самому человеку, а как только «бросил весла» — все, унесло течением. У реабилитационных центров, как и у всех, кто борется за трезвость общества, слишком неравные силы для борьбы с промышленностью, производящей алкоголь, с торговлей. Пока мы тут приводим в норму одного человека, к нам в очередь выстраиваются еще 20. Это заведомо проигрышное соревнование.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране