Угроза изнутри

09.03.2016 1 141
Самый известный австриец, ставший членом ИГИЛ, Мохамед Махмуд сжигает австрийский паспорт. Фото: скриншот видеозаписи Youtube

Самый известный австриец, ставший членом ИГИЛ, Мохамед Махмуд сжигает австрийский паспорт. Фото: скриншот видеозаписи Youtube

«Сейчас Европа сталкивается с серьезной террористической угрозой», — сказал в интервью газете Neue Osnabruecker Zeitung директор Европола Роб Уэйнрайт. По оценкам организации, от 3 до 5 тысяч европейцев прошли подготовку в тренировочных лагерях террористов и вернулись на родину. В то же время Уэйнрайт отметил, что прямой связи между увеличением количества террористов и волной беженцев, которая захлестнула Европу, нет.

Однако далеко не все разделяют эту точку зрения. Многие политики и эксперты убеждены, что под видом беженцев в ЕС приезжают те, кто преследует преступные цели.

В минувшем году Австрия приняла у себя около 90 тысяч беженцев. Это количество заставило власти страны пересмотреть свою иммиграционную политику и одновременно задуматься над вопросами безопасности.

«Австрия недооценивает угрозу радикализации?»

В 2015 г. полиция расследовала дела в отношении 15236 беженцев. При этом отдельное внимание уделено проявлениям экстремизма. В течение прошлого года только на специально созданную для этого «горячую линию» поступило около 1000 звонков от родственников, которые волновались по поводу агрессивных взглядов своих детей. «Австрия недооценивает угрозу радикализации?» — задается вопросом австрийская редакция онлайн-издания The Local.

В прошлом году правительство начало ужесточать правила въезда. Начались первые судебные процессы. В прессе стала регулярно появляться аналитика об опасностях и истоках исламского радикализма.

Сейчас в Граце идут слушания по делу проповедника «Исламского государства» Мирсада Омеровича, 34-летнего выходца из Боснии. Это первый раз в истории Австрии, когда мусульманин обвиняется в терроризме. Он был арестован в ноябре прошлого года. Обвинение полагает, что он завербовал двух девушек, которые позже погибли в Сирии. До этого они позировали с оружием в руках в целях пропаганды. Омерович также подозревается в том, что способствовал отправке 166 молодых европейцев на войну. Прокурор заявил, что Омерович гастролировал по Европе, как поп-звезда. Теперь ему грозит до 20 лет лишения свободы.

В прошлом году в Австрии 15-летний приверженец ИГИЛ, который признался в том, что хотел взорвать железнодорожную станцию в Вене, был осужден условно. В этом году он снова оказался на скамье подсудимых за то, что распространял пропаганду в пользу ИГ.

Всего порядка 20 молодых людей уже были осуждены за поддержку «Исламского государства» в Австрии.

Бесплатная раздача Корана на улице в Вене. Фото: Bild

Бесплатная раздача Корана на улице в Вене. Фото: Bild

Профессор университета в Зальцбурге Райнхард Хайниш считает, что радикализация носит довольно ограниченный характер в Австрии, поскольку такой фанатизм не характерен для страны. «Здесь нет развитой субкультуры неонацистов или скинхедов в отличие от Германии. Тем не менее, более 100 австрийцев, включая подростков обоих полов, были радикализованы через социальные сети и отправились в Сирию. Некоторые из них были задержаны в пути, другие убиты, третьи вернулись».

Профессор Венского университета Зиглинда Розенбергер отрицает, что австрийское общество радикализовано. При этом она отмечает, что значительный процент молодых мужчин и женщин испытывают симпатию к идеологии ИГИЛ. «Согласно эмпирическим исследованиям, существует две категории боевиков в Австрии: обращенные мусульмане и молодые мужчины и женщины с чеченским бэкграундом, которые приехали в страну в поисках убежища», — сказала она Europe Insight.

Тема чеченских радикалов действительно на слуху последнее время. Газета Kurier в статье, посвященной этому вопросу, отмечает, что точной статистики нет, поскольку чеченцы указаны в целом как граждане России. Однако издание приводит косвенные цифры: из 3111 россиян, находившихся под подозрением за различные преступления в 2014 г., 1470 являлись беженцами, которые, в свою очередь, почти всегда из Чечни. Газета также приводит цифры, что более половины из 260 подозреваемых в связях с исламскими террористами являются именно чеченцами.

При этом этническая принадлежность не рассматривается Австрией как повод для объединения усилий, привлечения к решению проблемы исламской радикализации разных государств — даже несмотря на то, что ИГИЛ само по себе рассматривается как международная угроза. Именно такой вывод можно сделать из комментария официального представителя Министерства внутренних дел страны Карла-Хайнца Грундбека для Europe Insight. На его взгляд, в сотрудничестве с Россией «нет необходимости», потому что чеченцы, о которых идет речь, живут в стране много лет.

Почему так и что делать?

В своем исследовании, посвященном причинам радикализации, профессор Европейского университета во Флоренции Оливер Рой пишет, что почти все радикалы относятся ко второму поколению мусульман, рожденных в Европе. У очень многих за плечами правонарушения и наркотики. Как правило, большинство радикалов — молодые люди. Мало у кого из них есть военный и религиозный опыт. Многим кажется привлекательной идея стать частью небольшого «братства супергероев», которые готовы мстить с именем Аллаха на устах. Большинство из них не имеют связей с мусульманскими сообществами в Европе.

По словам Андреаса Зембати, пресс-секретаря организации Neustart, занимающейся социальной и психологической реабилитацией, процесс радикализации не сильно отличается от того, что происходит с неонацистами. Если у подростка складывается ощущение покинутости, то ему хочется сделать так, чтобы им или восхищались, или боялись его. Он считает, что человек с образованием, работой, жильем, девушкой, будущим вряд ли станет радикалом.

Райнхард Хайниш в комментарии Europe Insight также предположил, что «основа джихадизма — попытка молодых людей преодолеть свою оторванность от общества. Умелая пропаганда и определенная крутизна вокруг этого явления — это те факторы, которые влияют на привлечение молодых людей».

Зиглинда Розенбергер полагает, что правительство страны хорошо осведомлено об исламской радикализации. «Оно принимает целый ряд мер, среди которых образование, деление иммигрантов на небольшие группы и распределение их по всей стране, обязательные языковые курсы, сотрудничество с мусульманскими общинами. Все это направлено на то, чтобы предотвратить появление гетто и параллельных сообществ», — говорит Райнхард Хайниш.

В то же время раздаются и голоса тех, кто считает усилия недостаточными. «У  Австрии были определенные проблемы с интеграцией мигрантов, не только мусульман», — говорит Хайниш, пересказывая мнение активистов, которые работают в сфере профилактики радикализма.

Эксперт также отмечает, что между правящими — Социал-демократической и Австрийской народной — партиями есть разногласия относительно необходимых шагов. Первые хотели бы делать упор на светские меры, вторые — на религиозные, христианские.

При этом, какими бы малыми ни были трения, они неизменно сказываются на эффективности и своевременности принимаемых мер. Тем более потенциальная взрывоопасность вопроса и требует как можно более масштабного и решительного ответа.

 

В подготовке материала участвовал также Андрей Куликов

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране