Украина и Новороссия: региональные политические процессы в октябре

13.11.2014 816

140922101317_kolesnikov_borys_624x351_httppartyofregions.uaНесложно назвать три главных события октября в регионах Украины и Новороссии. Первое  — это выборы в Верховную раду, состоявшиеся 26 октября. Второе — это выборы глав республик и депутатов Народных советов в Новороссии, состоявшиеся 2 ноября. Третье — это сохраняющаяся напряженная обстановка на линии соприкосновения между украинской армией и ополчением.

О первых двух событиях мы детально писали здесь, здесь, здесь и здесь. Однако в обзоре за месяц, помимо третьего вопроса, мы также решили рассказать о некоторых нюансах предвыборных кампаний, проходивших в Новороссии, и коснуться судьбы Партии регионов в предвыборной кампании на Украине.

Избирательная кампания и государственное строительство в Новороссии

В октябре в Донецкой (ДНР) и Луганской (ЛНР) народных республиках продолжили укреплять свои позиции группировки, формально возглавляемые Александром Захарченко и Игорем Плотницким, соответственно. Их ключевой целью была подготовка и проведение выборов, необходимых для легитимации правящих режимов. Несмотря на то что данные выборы вызвали ряд споров и воспринимались даже в самой Новороссии достаточно скептически, многие политические силы решили принять в них участие в надежде не допустить монополизации власти объединениями и отдельными политиками.

В ДНР провластной партии «Донецкая республика» во главе с вице-премьером Андреем Пургиным и экс-спикером Верховного совета Денисом Пушилиным попытались составить конкуренцию Коммунистическая партия ДНР (лидер — нынешний глава ВС ДНР Борис Литвинов),  Общественно-политическое движение «Новороссия» (лидер — бывший «народный губернатор» Павел Губарев) и общественное движение «Свободный Донбасс» (Евгений Орлов). В итоге первым двум политическим силам было отказано в регистрации, а последняя, ранее никому в регионе неизвестная, предложила части их представителей места в своем избирательном списке, благодаря чему попала в парламент.

Схожая ситуация была и с выборами «главы республики»: Павлу Губареву — единственному кандидату, имевшему шансы победить премьер-министра А. Захарченко, — ЦИК во главе с Романом Лягиным (давним противником «народного губернатора») отказала в регистрации под предлогом того, что он якобы не сообщил о проведении предвыборной конференции. По мнению журналиста издания «Новости Донбасса» Виталия Сизова, отказ в регистрации, а также последовавшее покушение на П. Губарева вызвано тем, что Россия выводит из игры наиболее популярных политиков в Новороссии с целью укрепления позиций подконтрольных ей глав республик [1]. По итогам регистрации, конкурентами премьера ДНР в борьбе за пост главы государства фактически стали технические кандидаты — Александр Кофман (вице-спикер Парламента Новороссии) и Юрий Сивоконенко (депутат ВС ДНР).

Схожая ситуация сложилась и в ЛНР. Там действующему руководителю республики И. Плотницкому и его партии «Мир Луганщине» лишь символически противостояли малоизвестные политические движения и кандидаты. Единственным примечательным событием кампании в ЛНР было условное объединения основных военных лидеров республики, состоявшееся 20 октября [2]. Свою лояльность И. Плотницкому задекларировали Алексей Мозговой (командир бригады «Призрак») и Николай Козицын (атаман «Казачьей национальной гвардии»). По всей видимости, случилось это при посредничестве российских политических группировок, замкнувших каналы снабжения «негуманитарной» помощью исключительно на главе ЛНР, что вынудило остальных полевых командиров идти с ним на сотрудничество.

Однако если в ЛНР, помимо избирательной кампании, не происходило ничего существенного, то в ДНР продолжилась институционализация правящего режима. В частности, 14 октября А. Захарченко назначил «главой администрации г. Донецка с исполнением функций городского головы» директора одного из парков культуры и отдыха Игоря Мартынова. До этого исполком городского совета функционировал в автономном режиме, руководствуясь в своей работе распоряжениями избранного городского головы Александра Лукьянченко, прибывающего с июля в Киеве. Несмотря на конструктивное взаимодействие между руководством ДНР и первым заместителем мэра Константином Савиновым, Донецк фактически оставался в подчинении Украины. Как это ни парадоксально, но лишь в октябре с назначением И. Мартынова город окончательно перешел под контроль ДНР. Источник Stranovedenie.info в Донецком горисполкоме отметил, что с приходом нового руководителя степень эффективности работы данного органа местного самоуправления не изменилась, а подавляющее большинство сотрудников предпочло остаться работать в подчинении ДНР. Тем не менее, открытым остается вопрос относительно конституционного статуса института «главы администрации» — нынешний Основной закон республики его существования не предусматривает.

Еще одним новым органом власти является созданный 24 октября А. Захарченко Центр управления восстановлением ДНР, подчиняющийся непосредственно главе республики. Данный институт выполняет функции координации действий Народного совета, Совета министров, всех министерств и ведомств ДНР. ЦУВ имеет в этом плане по сути неограниченные полномочия — во многом его можно сравнить с Администрацией президента Украины в период правления Виктора Януковича. Созданием Центра А. Захарченко полностью замкнул на себе коммуникацию между законодательной и исполнительной ветвями власти в республике и полностью взял под свой контроль восстановление ее инфраструктуры и хозяйства.

В целом в октябре в республиках Новороссии продолжала прослеживаться явная диспропорция в развитии. ЛНР, несмотря на легитимацию ее властей посредством выборов, по-прежнему не является целостным государственным образованием, а скорее временным  союзом трех независимых военно-политических сил. ДНР же продолжает институционализироваться, и выборы лишь закрепили эту тенденцию. В республике формируется четкая вертикаль власти, которая, хоть и несколько лишена демократического начала, но тем не менее, является относительно эффективной в условиях войны.

Военная обстановка на востоке Украины

В военном плане в октябре войска новороссийских республик оказались в кризисе. Виной тому — режим прекращения огня, установленный в предыдущем месяце. По мнению донецкого военного историка Андрея Иващенко, ополчение  не может ни наступать (поскольку окончательно утратило стратегическую инициативу), ни в должной мере обороняться, отвечая на действия украинских войск (поскольку может быть обвинено в нарушении Минских соглашений). Кроме того, у войск ДНР и ЛНР по-прежнему нет ни централизованного командования, ни единого стабильного канала поставок вооружений и обмундирования.

Весь октябрь разрозненные группы ополченцев занимались решением двух стратегически важных задач — укреплением позиций и приобретением зимней формы. И если с первым ополченцы справились (фактически завершено создание Горловского, Славяносербского и Новоазовского укрепрайонов, а также «Кальмиусского вала»), то со вторым — ситуация критическая. Различные эксперты считают, что на конец октября — начало ноября существовала потребность в 10-15 тысячах комплектов зимнего обмундирования. Как отметил А. Иващенко в интервью Stranovedenie.info, главная причина данной проблемы — неэффективная работа министерств обороны ДНР и ЛНР, которые «до сих пор действуют как штабы отдельных полевых командиров, но не как центральные военно-административные органы самопровозглашенных республик».

Эксперт убежден, что аналогичные причины — и у безрезультатного сражения за Донецкий аэропорт, длящегося уже несколько месяцев. Однако главное, по мнению А. Иващенко, то, что активность боевых действий на этом участке фронта «искусственно занижается. Причем, как украинским командованием, считающим нецелесообразным нести лишние потери в боях за территорию, которая будет и так передана ДНР, так и руководством ополченцев, которое сознательно стремится к максимизации потерь среди элитных подразделений, нелояльных лидерам самопровозглашенной республики». Такого же мнения придерживается и В. Сизов, отмечая, что операция по захвату донецкого аэропорта «уже больше напоминает такую ​​“утилизацию” этих боевиков. Видимо, пытаются оставить тех, с которыми можно было бы вести переговоры, не радикалы, не фанатики» [1].

Возвращение «регионалов»

После свержения в феврале этого года президента Виктора Януковича и выхода из состава Украины Крыма и части Донбасса, провластная Партия регионов  (ПР) оказалась в глубоком политическом кризисе. Лидеры «Евромайдана» развернули настоящее преследование ведущих функционеров партии, очистили от ее наиболее ярких и влиятельных представителей практически все органы центральной и местной власти. Ситуация усугубилась перед президентскими выборами на Украине, когда избрание единого кандидата от партии привело к ее расколу. Выставление Михаила Добкина было во многом обусловлено персональной позицией главного спонсора «регионалов», богатейшего гражданина страны Рината Ахметова, но привело к отделению группы политиков во главе с экс-вице-премьером Сергеем Тигипко. В итоге М. Добкин потерпел сокрушительное поражение. В летнее политическое межсезонье ПР ушла ослабленной и дезорганизованной.

Провал так называемой антитеррористической операции, глубокий экономический кризис, несостоятельность назначенных Киевом администраций, деструктивная политика властей по отношению к русскому и русскоязычному населению создали благоприятные условия для возвращения ведущих членов Партии регионов в политику. Важным фактором стала также консолидация трех ключевых внутрипартийных групп влияния: Рината Ахметова, Сергея Левочкина (экс-глава Администрации президента) и Виктора Медведчука (общественный деятель, кум действующего президента России).

По их инициативе еще в сентябре на политическую сцену был выведен «Оппозиционный блок» — союз отдельных политиков из вышеуказанных политических групп. В частности, персонами, аффилированными с Р. Ахметовым, в нем считаются Александр Вилкул (экс-вице-премьер), лидер партии «Украина — Вперед!» Наталья Королевская (экс-министр соцполитики), Татьяна Бахтеева (бывший народный депутат) и др. Представителями группы С. Левочкина являются бывший вице-премьер по ТЭК Юрий Бойко, экс-губернатор Одесской области Николай Скорик, а также члены Партии развития Украины — одной из политических сил, отколовшихся от ПР, — Юрий Мирошниченко и Сергей Ларин. Группа В. Медведчука в блоке представлена народным депутатом Нестором Шуфричем, а также менее известными политиками Юрием Шурмой, Михаилом Папиевым и др. Особняком в блоке держался  сопредседатель Европейского еврейского парламента, олигарх Вадим Рабинович — друг Игоря Коломойского. В таком составе «Оппозиционный блок» стартовал на выборах в Верховную раду.

Главным противником, которого «экс-регионалам» предстояло одолеть, стала Коммунистическая партия Украины (КПУ). В течение лета КПУ последовательно пыталась зарекомендовать себя как наиболее прорусская и пророссийская политическая сила, а также политизировать социально-экономические проблемы, стоящие перед населением страны. И если последнее у коммунистов не получилось (здесь они изначально проиграли Радикальной партии Олега Ляшко), то в актуализации «русского вопроса» партия весьма преуспела. К концу сентября коммунисты активно привлекали на свою сторону «ядерный» электорат «регионалов» — пророссийски настроенных жителей юго-восточных областей. Однако в октябре ситуация коренным образом изменилась — «Оппозиционный блок» включился в борьбу.

Используя поистине безграничное влияние в местных советах и иной админресурс, оставшийся в «наследство» от Партии регионов, ОБ практически моментально вытеснил КПУ из политического поля Юго-Востока.  Предвыборная кампания «экс-регионалов» не отличалась деликатностью. Дошло до того, что коммунисты обратилась в Центральную избирательную комиссию с требованием снять «Оппозиционный блок» с выборов. Как сказано в сообщении КПУ, причиной этого стали «грубые нарушения избирательного законодательства, выраженные в распространении посредством предвыборной агитации заведомо ложных сведений о том, что Компартия Украины запрещена, участия в выборах не принимает и поэтому голосовать за нее не надо» [3]. ЦИК ожидаемо не удовлетворила обращение.

Судьбу коммунистов разделили и сторонники партии «Сильная Украина» С. Тигипко. Бывший регионал явно переоценил потенциал своей политической силы. По мнению руководителя украинской социологической службы «Украинский барометр» Виктора Небоженко, ОБ «просто съел электорат Тигипко. Они абсолютно на одном электорате сидели. Тигипко и не пытался выйти на общенациональную арену, он рассчитывал на юго-восточный электоральный резервуар, но там оказалось, что местные органы власти и местный админресурс полностью договорился с Дмитрием Фирташем (партнер Сергея Левочкина — прим.), Юрием Бойко, и те получили все голоса». В свою очередь директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев отметил в качестве одной из причин поражения «Сильной Украины» низкую явку в Одесской области, которую назвал базовой для данной политической силы [4].

Обойдя своих основных конкурентов на Юго-Востоке, «Оппозиционный блок» уверенно прошел в Верховную раду, получив 9,4% голосов. ОБ одержал победу в Донецкой (38,7%), Луганской (36,6%), Харьковской (32,2%), Днепропетровской (24,3%) и Запорожской (22,2%) областях [5].

 

[1] http://glavnoe.ua/news/n195962

[2] http://novorossia.su/ru/node/8410

[3] http://ukr.lb.ua/news/2014/10/24/283686_kpu_trebuet_snyat_viborov.html

[4] http://tyzhden.ua/News/122287

[5] http://cvk.gov.ua/pls/vnd2014/wp301pt001f01=910.html

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране