Украина и Новороссия: региональные политические процессы в сентябре

16.10.2014 866

Как и ранее, основные тенденции политической жизни в регионах Украины в минувшем месяце были обусловлены конфликтом на востоке страны. В Донецкой (ДНР) и Луганской (ЛНР) народных республиках продолжился передел власти, а успешное контрнаступление ополченцев было остановлено Минским соглашением. Оно же фактически зафиксировало границы самопровозглашенных республик на текущий момент. На Западной Украине продолжили набирать силу сепаратистские движения.

Политическая обстановка в Новороссии

Главная особенность ситуации в самопровозглашенных республиках в сентябре заключалась в возобновлении процессов, прерванных острой фазой конфликта. ДНР и ЛНР продолжают искать политическую и конституционную точку опоры. При этом если обстановка в Луганске выглядит неопределенной, то в Донецке политическое и конституционное строительство все больше говорит о попытках создать как минимум некоторое подобие промежуточной, но стабильной государственной системы.

В сентябре у власти в ДНР укрепилась группировка, формально возглавляемая Александром Захарченко. Она сформирована преимущественно из политиков, находившихся при предыдущем правительстве на вторых ролях и даже в опале.  В частности, в команду нового главы правительства вошли вице-премьер Андрей Пургин (основной переговорщик от ДНР на встречах в Минске) и экс-глава Верховного совета Денис Пушилин, ранее фактически изгнанный из Донбасса в Россию за сотрудничество с Ринатом Ахметовым и Владиславом Сурковым.

Кроме того, 15 сентября республику покинул Владимир Антюфеев, вице-премьер по госбезопасности. Его сменил генеральный прокурор ДНР Равиль Халиков. Он был официально назначен первым вице-премьером 23 сентября. В тот же день его «правая рука» Эдуард Якубовский занял пост председателя Верховного суда ДНР, а на должность генпрокурора был назначен представитель той же политической группы Алексей Ремизов. Таким образом, группировке А. Захарченко удалось замкнуть на себе силовой блок и судебную власть, что обеспечило ей более удобные позиции в противостоянии с оппозицией, которая представлена отдельными полевыми командирами (сторонники Игоря Безлера и Игоря Стрелкова) и политическими деятелями (Павел Губарев и Мирослав Руденко).

Конституционные изменения произошли неожиданно. 24 сентября было объявлено, что 2 ноября в ДНР состоятся выборы «главы» и «Народного совета» республики [1]. Примечательно, что согласно первоначальному варианту Конституции, принятому 14 мая, таких политических институтов не существовало. ДНР была классической парламентской республикой, высшим органом законодательной власти в которой являлся Верховный совет. Однако незадолго до объявления выборов изначальная Конституция исчезла из всех официальных источников, вместо нее появилась другая [2]. В новой редакции есть институт «главы ДНР», что предусматривает уже президентско-парламентскую форму правления, и некий «Народный совет».

Можно, конечно, предположить, что в 20-х числах сентября Верховный совет ДНР принял новую Конституцию, однако никакой информации о заседании с подобным вопросом нет. Более того, законы «О выборах главы Донецкой Народной Республики» и «О выборах депутатов Народного Совета Донецкой Народной Республики» были приняты 24 сентября Верховным советом. Наконец, на сайте пресс-центра ДНР «новая Конституция» обозначена, как принятая 14 мая.

Характер изменений Основного закона говорит не только о попытках нынешней правящей команды легитимировать себя. Он свидетельствует о желании избавиться от противоречий первой редакции (в части вопросов принадлежности реальной полноты власти) и создать промежуточный вариант властных отношений и институтов, которые были бы более приближены к окончательному виду.

В ЛНР выборы тоже должны состояться 2 ноября, и если с точки зрения закона их можно провести, то политических условий для этого на данный момент нет. В сентябре раскол, ранее существовавший между лидерами республики, только усилился, позиции сторон поляризовались. Как отмечает луганская журналистка Марина Борзых, «из политического поля исчез полевой командир Павел Дремов, который полностью сосредоточился на ведении боевых действий, а генерал Николай Козицын вообще не подчиняется правительству ЛНР и строит свое “государство” в Антраците».

Негласная политическая борьба в рамках республики развернулась между «партией войны» во главе с Алексеем Мозговым (командир бригады «Призрак», соратник И. Стрелкова) и «партией мира» под руководством главы ЛНР Игоря Плотницкого. При этом последний, хоть и ориентируется на Кремль, практически не имеет влияния за пределами Луганска. В то же время Мозговой наоборот чрезвычайно популярен среди населения и вооруженных сил. К тому же в сентябре после «аферы генерала Корсуня» с созданием единой армии Новороссии он стал неформальным лидером большинства полевых командиров. В целом отсутствие единых правил игры чрезвычайно затрудняет как проведение избирательной кампании, так и любое государственное строительство в республике.

Прекращение огня и позиционная война

В военном плане сентябрь оказался для ополчения непродуктивным. Минское соглашение, подписанное 5 сентября, а позднее закрепленное меморандумом от 19 сентября, остановило наступление войск Новороссии. Взятие Мариуполя не состоялось. По мнению донецкого военного историка Андрея Иващенко, вооруженные силы непризнанных республик «стали заложниками воли российских властей, оказавших давление на правительства А. Захарченко и И. Плотницкого, принудив их к соглашению о прекращении огня». Эксперт убежден, что это политически мотивированное перемирие привело к фундаментальному подрыву возможностей новороссийского ополчения вести наступательные операции в осенне-зимний период. С другой стороны, украинская армия получила шанс аккумулировать силы, укрепиться на занимаемых рубежах и полноценно подготовиться к зиме.

Несмотря на режим прекращения огня, боевые действия продолжались уже в виде позиционной войны. Стороны отказались от крупных наступательных операций и сосредоточились на взаимных артобстрелах и локальных столкновениях. Так, большую часть сентября продолжались бои за донецкий аэропорт. Также в сентябре обеими сторонами началось массовое строительство полевых укреплений, что непосредственно нарушает пункт №6 Минского меморандума. Ополчение приступило к созданию Горловского, Славяносербского и Новоазовского укрепрайонов, а также строительству так называемого «Кальмиусского вала» — непрерывной линии обороны вдоль левого берега реки Кальмиус (от южных окраин Донецка до северных пригородов Мариуполя). Украинские войска значительно укрепили свои позиции под Артемовском, Лисичанском, Мариуполем и особенно — под Дебальцево.

Закон об «особом статусе» территорий Донбасса

Важнейший итог минских переговоров — это то, что они фактически зафиксировали границы Новороссии. Киев формально не признает ее существования, но и не контролирует. По сравнению с маем, когда проходили референдумы о самоопределении, территория республик заметно сократилась. Однако по сравнению с началом августа она, напротив, довольно существенно расширилась.

«Минские соглашения дали правительству Украины четкий сигнал: ДНР и ЛНР под давлением Москвы и дальше будут идти на уступки», — считает киевский политолог Надежда Доценко. По мнению эксперта, именно этим обусловлено принятие 16 сентября Верховной радой закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской области» [3]. Согласно документу, управление регионами, подконтрольными ДНР и ЛНР, должно в течение ближайших 3 лет осуществляться непосредственно органами местного самоуправления, которые должны быть переизбраны 7 декабря текущего года. Законом предлагается некоторое расширение их прав и полномочий (например, создание так называемой народной милиции), но все изменения — исключительно в рамках действующего законодательства и Конституции единой Украины.

Фактически данный закон является базовым: он создает юридический фундамент для возникновения новых правоотношений между местными властями и центральным правительством, которые, в свою очередь, должны будут регулироваться другими нормативно-правовыми документами. По мнению политолога Павла Рудякова, главный вопрос на сегодня заключается в следующем: «кто выдвинется как полноправный субъект от районов с особым порядком, кого признает Киев и международные посредники, кто с той стороны сможет и дальше выстраивать политический диалог» [4].

Изначально казалось, что такими персонами будут лидеры республик, поскольку и ДНР и ЛНР позитивно восприняли предложение Украины. Так, луганский премьер И. Плотницкий заявил, что данный документ «в основном соответствует нашим переговорным позициям, озвученным 1 сентября (в Минске — прим.). Поэтому, хотя еще много неясного, можно сказать, что у мирного урегулирования появился первый шанс» [5]. Однако позднее в Новороссии фактически отказались от центральной позиции закона — проведения местных выборов 7 декабря. Таким образом, на практике ДНР и ЛНР временно отвергли «особый статус». Тем не менее, это не означает, что власти республики будут придерживаться идеи сохранения независимости — скорее, можно говорить о начале определенного торга с Киевом за полномочия.

Сепаратизм в Закарпатье и Галиции

Если раньше в регионе действовали преимущественно лишь русинские националисты, которым удалось присоединиться к антивоенным выступлениям, то в сентябре активизировались венгры. Причиной этого стало дело благотворительного фонда Белы Ковача, депутата Европарламента от венгерской крайне правой партии «Йоббик».

В начале сентября прокуратура Закарпатской области обратилась в окружной административный суд с иском о прекращении деятельности благотворительного фонда «Приемная независимого депутата Европейского парламента Ковача Белы». Поводом стало то, что фонд якобы существует исключительно с целью реализации политических замыслов венгерской ирреденты, а его деятельность направлена ​​на вмешательство во внутренние дела Украины и посягательство на ее территориальную целостность [6]. Прокуратура установила, что благотворительная организация в городе Берегово действовала с «грубыми нарушениями законодательства Украины». Формальным предлогом для обращения в суд стало то, что фонд Ковача не подавал в этом году финансовый и налоговый отчеты. Несмотря на серию протестов местной венгерской общины и союзных ей русинских организаций, полностью проигнорированные местными властями и прессой, суд в итоге принял решение о прекращении деятельности фонда. В перспективе это может привести к еще большей  радикализации закарпатских сторонников «Йоббика» и их переходу на нелегальный режим политической борьбы при активной поддержке из Венгрии.

Занятное событие произошло и в Галиции: 17 сентября во Львове представили новый политический проект, направленный на отстаивание политических и экономических интересов жителей трех галицких областей — Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской. Им стала Украинская галицкая партия, решение о регистрации которой было принято Минюстом Украины лишь 18 августа, хотя о попытках ее создания во Львове говорили уже несколько лет. На презентации во Львове партию представляли ряд известных лиц, в том числе — публицист Орест Друль, общественный деятель Богдан Панкевич, руководитель Западноукраинского ресурсного центра Василий Полуйко, директор «Ивано-Франковского фонда им. короля Юрия» Виктор Кимакович. Председателем политсовета УГП стал культуролог Игорь Мельник, в прошлом — один из основателей «Общества украинского языка им. Т. Шевченко». В целом члены партии позиционируют себя как сторонники автономии Галиции в составе Украины [7], однако и такая позиция изрядно смутила и обеспокоила Киев. Характерное восприятие ими презентации УГП продемонстрировал тернопольский публицист Тарас Мельник: «Речь идет о галицком автономизме-сепаратизме, в последнее время отдельные местечковые псевдоинтелектуалы пытаются привить… образ “обособленной галицкой идентичности”… Парадокс в том, что сама идея такой идентичности не характерна для области и уже довольно давно была вброшена извне… идея отделения Галиции в том или ином формате является краеугольным камнем наиболее амбициозных российских стратегий по расчленению Украины» [8].

[1] http://dnr.today/news/2-noyabrya-projdut-vybory-deputatov-i-glavy-dnr/

[2] http://dnr.today/doc/

[3] http://rada.gov.ua/news/Novyny/Povidomlennya/97810.html

[4] http://glavred.info/politika/ekspert-obyasnil-chto-dast-donbassu-zakon-ob-osobom-statuse-290345.html
[5] http://lb.ua/news/2014/09/16/279485_lnr_odobrili_zakonoproekt.html

[6] http://www.gp.gov.ua/ua/news.html?_m=publications&_t=rec&id=143491

[7] http://polemika.com.ua/news-93919.html

[8] http://t-weekly.org.ua/index.php?option=com_content&view=article&id=12034:2014-09-16-12-16-33&catid=20:2011-04-13-15-05-38&Itemid=23

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране