Украина: региональная политика в апреле

04.05.2014 950

Ключевым фактором, определившим специфику политических процессов в регионах Украины в апреле, стал новый виток акций протеста в рамках «Русской весны». Причем с приближением майских праздников политическая борьба на Украине становится все более интенсивной, жесткой и бескомпромиссной.

 Вектор «Восточная Украина»

Если в марте «Русская весна» охватила всю юго-восточную часть Украины, то в апреле произошла существенная локализация и одновременно интенсификация протестов. Эпицентрами антиправительственных пророссийских выступлений стали Луганская и Донецкая области. В целом можно говорить о двух основных тенденциях, характерных для востока Украины в этом месяце, — милитаризации протестов и расколе общества.

Ведущую роль в милитаризации антиправительственных выступлений сыграло донское казачество. Особенностью Донбасса является то, что в нем, как и на юге России, после распада СССР началось активное восстановление казачьих организаций. При этом, если в РФ одним из главных факторов рекрутирования в состав возрождающегося сословия стало происхождение, то на Украине — еще и военное прошлое.

flag123Так почему же поднялись казаки? Причина видится в поле социальной психологии: до 7 апреля основную массу протестующих составляла молодежь (именно она захватывала донецкую ОГА 6 апреля). Но после объявления 7 апреля Александром Турчиновым о начале «антитеррористической операции» (АТО), когда угроза силового сценария разрешения кризиса на Востоке стала реальной, в защиту молодежи выступили люди среднего возраста.

Социальный капитал казачества Донбасса сыграл здесь ключевую роль. Это подтвердилось 12 апреля в Славянске, где местные казаки и другие ополченцы менее чем за сутки смогли установить контроль над городом исключительно благодаря прибывшей из России добровольной вооруженной поддержке. Таким образом, можно констатировать, что военизированная самоорганизация южнороссийского казачества — один из основных источников людских ресурсов для антиправительственных выступлений в Восточной Украине.

Но кроме кадров необходимо и вооружение. На вопрос, откуда у ополченцев оружие, фактический командующий вооруженными силами Донецкой народной республики (ДНР, создана 7 апреля), бывший российский военный Игорь Стрелков заявил, что в первый же день его подчиненные разоружили управление МВД Славянска, где и было изъято «достаточно большое количество огнестрельного оружия» [2]. Кроме того, силы самообороны Донбасса смогли разоружить несколько армейских подразделений, участвовавших в АТО в Славянске. Так в их распоряжение поступила военная техника. И дело здесь, по всей видимости, не столько в низком уровне боевого духа украинских войск, качестве подготовки или банальном голоде, сколько в нежелании идти на конфронтацию с собственным народом.

Особенностью украинского общества является стабильно высокий уровень доверия к армии, который сохраняется со времен распада СССР. По последним данным, представленным Центром Разумкова 26 марта, если в середине 2013 г. положительно относились к вооруженным силам 49%, то к концу прошлого месяца — 58% [3]. Этот рост доверия в последнее время можно связать с результатами поистине титанических пропагандистских усилий украинских СМИ, внушающих своей аудитории идею о наличии внешней военной угрозы. Но даже если отбросить этот фактор, армия все равно популярна среди народа, всегда чувствовала и чувствует его поддержку и уважение, а потому не слишком стремится ему противостоять.

В целом важно отметить, что оружие попадает к участникам сопротивления от официальных силовых и армейских структур, значительная часть которых не изъявляет желания сражаться против населения восставших регионов.

Вот как характеризует эту ситуацию луганский социолог Ольга Пызина: «То, что мы сейчас наблюдаем на Донбассе — это синергия и взаимопонимание. Мы видим, что ополченцы настроены мирно, но могут применить силу. Они умеют применять ее разумно и эффективно. Силовики это понимают, так как перед ними много их бывших сослуживцев… Есть ли смысл оказывать сопротивления тем, с кем раньше работал и, возможно, еще будешь работать?» Она отмечает, что важным фактором преимущественно нейтрального поведения сотрудников местных правоохранительных органов также является разочарование в политике, проводимой действующим правительством Украины.

Социолог не исключает, что мягкая и в целом выжидательная позиция силовых структур на Востоке вызвана тем, что ополченцы не совершают явно криминальных преступлений — грабежей, разбоев, насилия. Напротив, они участвуют в совместных с милицией патрулированиях и охране общественного порядка. «С точки зрения морали, это делает нейтралитет местных силовиков в некоторой степени допустимым и даже оправданным», — заключает О. Пызина.

Еще одним важным фактором, характеризующим апрельскую фазу «Русской весны», является общественный раскол, наметившийся в Донецкой области, особенно в столице региона. Ярко свидетельствует об этом опрос жителей Донецка, проведенный Центром политологического анализа и технологий с 9 по 12 апреля. Данное исследование было осуществлено на основе квотной выборки, которая учитывала четыре параметра — пол, возраст, образования и район проживания респондентов. В общей сложности было опрошено 547 жителей города. С одной стороны, почти 80% жителей Донецка в апреле оценивали февральские события в Киеве как государственный переворот. Но это достаточно очевидно. Более важно другое: в столице Донбасса произошедшую смену власти поддержали около трети респондентов, 54% опрошенных в целом оценивали такое изменение как негативное. Приблизительно равным было количество сторонников сохранения унитарности Украины (26%) и присоединения Донецкой области к Российской Федерации (27%). Еще около 30% дончан выступали за федеративный статус в составе Украины или полную государственную самостоятельность региона.

Данные цифры говорят не только о расколе в донецком обществе как таковом, но и о серьезных противоречиях среди противников киевской власти. Часть сторонников республики — за присоединение к России, а часть вообще поддерживает и надеется на возвращение В. Януковича. К данной персоне в Донецке сложилось довольно неоднозначное отношение: с одной стороны, около трети респондентов считали его законным главой государства, с другой стороны — оценивали его деятельность как положительную только 16% опрошенных. Впрочем, с киевской властью все еще хуже: А. Турчинова законным президентом страны считали лишь 11% дончан.

Данные опроса показывают, что ситуация характеризуется глубоким кризисом власти, осознанием народом безвластия. О чем в итоге и заявил А. Турчинов, сказав, что «власть не контролирует ситуацию в Донецке» [4]. Но наибольшее беспокойство вызывают оценки, которые дали в апреле жители Донецка возможному вводу российских войск на территорию региона. В целом отрицательно такую возможность оценили около 45% респондентов, положительно или же нейтрально — 46%.

В пользу раскола в Донецкой области говорят и массовые внутренние столкновения, в которых участвуют жители региона. Подобные происшествия произошли 4 апреля в Мариуполе и 28 апреля в Донецке. По сути такая же ситуация и в Луганской народной республике (создана 27 апреля). Одной из причин этому можно назвать то, что их руководители не сделали ничего для своей легитимации. В частности, не была поставлена работа со СМИ (местные настроены преимущественно враждебно). Работа пресс-служб, существующих уже месяц, до сих пор имеет ситуативный, хаотичный характер. Пропаганда республиканских и пророссийских настроений в социальных сетях ведется преимущественно грубо, администраторами групп поощряется агрессивная, оскорбительная риторика. Руководство республик не информирует в полной мере о своих целях, задачах и принципах работы не то что население, а даже и подчиненных.

Тем не менее, по состоянию на 1 мая под контроль ДНР и ЛНР уже перешли практически все ключевые населенные пункты в регионах. Пророссийские активисты контролируют местные отделения государственной телерадиокомпании и большую часть ее телецентров. При условии сохранения такого положения, а также соблюдении дружеского нейтралитета местными силовыми структурами, наращивании военной мощи силами республик, формировании ими властных институтов и продолжении бездействия киевских властей, референдум 11 мая о статусе самопровозглашенных республик все же может состояться.

Вектор «Западная Украина»

В отличие от восточных земель, ситуация на западе страны в апреле значительно стабилизировалась. О том, что в апреле происходило там, мы поговорили с ровенским журналистом и политическим обозревателем Натальей Кулинич. По ее мнению, резонансных событий было не так много. На Западной Украине активно реагировали на все события, которые происходили на юго-востоке страны. Кроме того, западные регионы приглашали и принимали беженцев из Крыма. В частности, в Ровенской области прибыло приблизительно 50 семей, не пожелавших остаться жить на территории РФ. Одним из ключевых предметов для обсуждения в западноукраинской прессе была смерть Александра Музычко в марте. В целом, по мнению эксперта, после этого «“Правый сектор” стал значительно спокойнее и лояльнее себя вести. Возможно, это также связано с тем, что Дмитрий Ярош идет в президенты, и это приказ сверху». Тем не менее, сторонники самого одиозного украинского националиста сохраняют контроль над частью административных зданий.

Н. Кулинич также обращает внимание на конфликт, сложившийся вокруг назначения нового главы Управления МВД в Ровенской области. В частности, народный депутат Украины Николай Кучерук («Батькивщина») поддерживает назначение на эту должность Николая Щерука, а экс-министр внутренних дел Украины, один из лидеров «Евромайдана» Юрий Луценко видит на этой должности Сергея Максимова. Свою креатуру хочет видеть руководителем областного УВД и председатель Ровенского областного совета Михаил Кириллов — еще один представитель «Батькивщины». По его мнению, им должен стать нынешний исполняющий обязанности начальника милиции Сергей Гандзелевский или кто угодно, кроме Н. Щерука. Главная ось конфликта пролегает между членами «Батькивщины» Н. Кучеруком и М. Кирилловым, что еще раз говорит о серьезных противоречиях внутри одной из самых влиятельных партий Западной Украины и страны в целом. Подобные конфликты могут существенно снизить рейтинг новых провластных политических сил, которые пока имеют высокую степень поддержки на Западе, а также дополнительно усиливают между ними конкуренцию накануне внеочередных выборов.

Вектор «Киев»

Пока на Западной Украине происходила постепенная стабилизация политических процессов, а юго-восточные территории становились все менее и менее подконтрольны Верховной раде и правительству Арсения Яценюка, столица Украины жила своей собственной жизнью. Ведущую роль в ней играла начавшаяся местная избирательная кампания. 25 мая, параллельно с президентскими выборами, в Киеве должно состояться внеочередное избрание мэра и городского совета. Следует понимать особое значение киевских выборов для политической ситуации на Украине в целом. Перефразируя Джона Маккиндера, место столицы в политической системе украинского государства в текущих условиях можно определить так: тот, кто правит Киевом, господствует над Майданом; тот, кто правит Майданом, господствует над центральными органами государственной власти; а тот, кто контролирует их, правит Украиной. И, разумеется, важный экономико-политический фактор: кто правит Киевом, контролирует процессы перераспределения и приватизации самой дорогой и желанной всеми — от предпринимателей до высших государственных чиновников — земли и недвижимости на Украине.

Что необходимо той политической силе, которая стремится установить свое господство в столице — это большинство в Киевском городском совете, а также должности киевского городского головы и председателя Киевской городской государственной администрации (КГГА).

До 2010 г. эти должности были неформально «объединены» — их обычно занимала одна и та же персона. Но все изменилось при Леониде Черновецком, который был мэром Киева в 2006 — 2012 гг., но главой КГГА лишь в 2006 — 2010 гг. На последней должности его по воле президента В. Януковича сменил Александр Попов. После восстановления действия Конституции 2004 г. и согласно запланированным в апреле изменениям в закон «О столице Украины — городе-герое Киеве», состоится официальное объединение должности мэра Киева и председателя КГГА, за что очень активно выступила фракция «Батькивщина» в Верховной раде.

Пока что выборы киевского городского головы проводятся по мажоритарной системе в едином одномандатном избирательном округе. Сейчас предусмотрено, что выборы мэра осуществляются в один тур и побеждает на них тот кандидат, который наберет простое большинство голосов (в случае внесения изменений в закон — два тура и необходимость получить более 50%). При этом кандидат, баллотирующийся в мэры, не имеет права выдвигаться в депутаты Киевсовета. Выборы депутатов будут проводятся по смешанной системе: одна половина — в мажоритарных округах, а вторая — по партийным спискам. Кандидаты на должность городского головы и в депутаты Киевсовета в мажоритарных округах могут выдвигаться как партиями, так и путем самовыдвижения.

В ходе апрельского этапа избирательной кампании определились политические силы, которые планируют претендовать на власть в Киеве. По происхождению наиболее влиятельные из них можно условно разделить на «местных» и «гостей». К первым относятся «Батькивщина», партия «УДАР» и ВО «Свобода». Эти силы системно и последовательно участвовали в политической жизни города и активно проявили себя во время «Евромайдана». Кроме того, все эти партии имеют доступ к ресурсам различных «фракций» в среде столичного бизнеса, а также опираются на олигархов национального масштаба («Батькивщина» поддерживает тесные отношения с Игорем Коломойским).

К «гостям» относится партия «Самопомощь» — продукт исключительно галицийской политики, возглавляемый действующим мэром Львова Андреем Садовым. Особенностью данной партии является то, что она абсолютно новая в политическом поле столицы и, кроме поистине безупречной репутации и эффективного позиционирования как коллектива ответственных и хозяйственных молодых политиков, пока не может похвастаться ничем. Это делает ее, безусловно, привлекательной в моральном плане — доброе имя всегда приветствуется, — но в городе, где выборы выигрываются, в том числе, благодаря бесплатной раздаче пенсионерам гречки, одного его будет мало. Возможно, чтобы как-то компенсировать этот недочет, А. Садовой посещал в конце марта Донецк, известный богатством своих бизнес-элит и их готовностью инвестировать в политические проекты, более перспективные и менее дискредитированные, чем находящаяся в чрезвычайно глубоком кризисе Партия регионов, которая даже не выдвинула собственного кандидата в мэры столицы.

 Главным конкурентом «Самопомощи» в Киеве будет ВО «Свобода», которая давно противостоит А. Садовому и его команде. В отличие от партии львовского мэра, «Свобода» на киевском поле «играет» давно и достаточно успешно. Многочисленное киевское студенчество, а также столичная интеллигенция — «ядерный электорат» этой партии. Ему в высшей степени соответствует биография свободовского кандидата в мэры Андрея Ильенко — коренного киевлянина, выпускника Киевского национального университета им. Т. Шевченко (специальность «политология»), сына ведущего украинского режиссера и известной киноактрисы. Кроме того, А. Ильенко — далеко не последнее лицо в партии. Фактически он является ее главным идеологом, разбираясь в украинском социал-национализме намного глубже самого О. Тягнибока.

Однако ВО «Свобода» и «Самопомощь» — это игроки второго плана. Апрельские события свидетельствуют, что главная борьба за места в Киевсовете развернется между «Батькивщиной» и партией УДАР. Должность мэра Киева будут оспаривать, прежде всего, кандидаты от данных политических партий — Владимир Бондаренко и Виталий Кличко.

В. Бондаренко впервые был избран в Верховную раду Украины по одному из киевских округов еще в 1994 г., успев до этого побыть заместителем министра юстиции. В настоящее является действующим главой КГГА.  Обладая чрезвычайно широкими связями, исключительным политическим опытом и фактически контролируя собственную небольшую, но довольно мощную финансово-промышленную группу, нынешний киевский градоначальник может составить очень серьезную конкуренцию лидеру УДАРа. Конечно, В. Бондаренко отнюдь не харизматическая личность даже по сравнению с В. Кличко. Его сила не в личной привлекательности для электората, но в умении «играть» на киевском поле, эффективно и рационально применяя имеющиеся у него ресурсы. Именно благодаря этим качествам, а также поддержке в политсовете «Батькивщины», где В. Бондаренко справедливо считается «старой гвардией», он был назначен и. о. президента Украины А. Турчиновым руководить КГГА, а 25 апреля выдвинут партией как кандидат в мэры.

На его фоне В. Кличко со своим политическим опытом смотрится довольно скромно. Но зато в его активе положительная репутация и высокий уровень доверия среди гражданских активистов, заслуженные на «Евромайдане», а также поддержка одного из богатейших людей Западной Украины, единого кандидата в президенты от «демократических» сил Петра Порошенко. Отказавшись от участия в президентской кампании, где было бы чрезвычайно сложно конкурировать с П. Порошенко в плане личного культурного капитала и где результат был бы не слишком предсказуем, В. Кличко выбрал понятный ему Киев, за должность мэра которого он уже раз боролся.

Судя по данным опроса, проведенного Центром Разумкова с 11 по 17 апреля, население Киева выберет именно лидера партии УДАР. За него планируют отдать свои голоса 52,5% избирателей, пришедших на участки, и 34,8% — среди всех опрошенных [1]. Его главный конкурент, В. Бондаренко, пока безнадежно отстает — 10,5% и 7,6%, соответственно. Но это лишь пока. Во-первых, общественное мнение может измениться после судьбоносных майских праздников (никто не знает, чем они закончатся для Украины в целом и Киева в частности). Во-вторых, в случае окончательного принятия решения о выборах мэра столицы в два тура, чего так хотел В. Кличко, В. Бондаренко может все-таки обыграть своего несколько самоуверенного конкурента за счет проверенного годами умения «собирать» голоса.

В целом апрель 2014 г. стал для украинской политики месяцем регионального контраста. Политический «штиль» на Западе и неутихающая «весенняя буря» на Востоке. Области фактически жили своей жизнью. Столица Украины тоже. Правительство бездействовало и, будучи не в силах контролировать ситуацию в регионах, вынуждено ждать начала мая, когда получивший почти 2 недели выходных украинский народ, активно включится в политическую жизнь. Одна его часть — для укрепления и стабилизации нового режима, а другая — для борьбы с ним.

 [1] http://tyzhden.ua/News/108456

[2] http://gazeta.ua/ru/articles/np/_lider-terroristov-v-slavyanske-pokazal-svoe-lico-i-rasskazal-o-opolchencah/554757

[3] http://korrespondent.net/ukraine/comunity/3329083-ukrayntsy-staly-bolshe-doveriat-armyy-y-vlastiam-yssledovanye

[4] http://tsn.ua/video/video-novini/vlada-ne-kontrolyuye-situaciyu-v-donecku-turchinov.html

[5] http://www.theinsider.ua/rus/politics/5358bf4e6c299/

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране