Украина: региональные процессы в мае. Часть 2

14.06.2014 952

Мы продолжаем подводить итоги мая. Здесь, здесь и здесь мы рассказывали об особенностях избирательной кампании и итогах президентских выборов, референдумах в ДНР и ЛНР. В этом материале мы подводим итоги выборов в Киеве, которые прошли одновременно с президентскими, а также оцениваем ход противостояния на востоке Украины.

Вектор «Киев»

Темп мэрской избирательной кампании в Киеве, несмотря на исключительно сжатые сроки, был низким, если не сказать, вялым. Предполагаемая нами в апреле хоть какая-либо значительная борьба между В. Кличко и В. Бондаренко не состоялась. Кандидаты ограничивались стандартными выступлениями и обещаниями, единственное разнообразие в монотонность и тривиальность кампании вносили их редкие визиты на Площадь независимости к активистам «Евромайдана», а также встречи с киевскими студентами и другими потенциальными избирателями.


Главным преимуществом В. Кличко был его колоссальный опыт политической борьбы в Киеве — он почти 10 лет стремился к мэрскому креслу, а потому его команда хорошо владела ситуацией и действовала довольно уверенно. В условиях, когда главный и «вечный» оппонент В. Кличко Леонид Черновецкий давно уже выбыл из конкуренции, лидер УДАРа смог создать вокруг себя персональный миф о «безальтернативном кандидате», который он успешно укреплял в течение всего мая.

В ходе кампании поражала ее бессодержательность, аморфность и расплывчатый характер обещаний. Главный и единственный концепт своей предвыборной программы В. Кличко выразил так: «Я хочу сделать Киев истинно европейской столицей, и мы должны делать нашу страну истинно европейской страной. Все реформы и все начинания начинаются со столицы» [1]. Что такое «европейская столица», о каких реформах конкретно идет речь, как они будут проводиться и, главное, кем и за чей счет, ни сам кандидат, ни члены его команды подробно не говорили. Да и вряд ли кампания в три недели дала бы им возможность полностью раскрыть особенности видения будущего Киева. Потому кандидат предпочел строить всю кампанию исключительно на мифотворчестве и собственном имидже, который он получил входе «Евромайдана» и после того, как отказался баллотироваться в президенты. По мнению эксперта Института евроатлантического сотрудничества Владимира Горбача, этот шаг киевляне расценили как чрезвычайно ответственный и взвешенный [2].

Примечательно, что если Кличко был настроен на победу «по умолчанию» и вел кампанию относительно честно, то В. Бондаренко не стал придерживаться норм политического фейр-плей и активно совмещал выполнение своих должностных обязанностей на посту главы Киевской городской государственной администрации (КГГА) с публичной агитацией за свою кандидатуру. Так, за май месяц Бондаренко успел запретить стихийную торговлю возле входов в метро, уволить старого и назначить нового начальника метрополитена, предложить три варианта реконструкции сгоревшего Дома профсоюзов, а также заявить о формировании батальона территориальной обороны Киева. Но создание всех этих информационных поводов для кампании кандидата оказалось бесполезным. В. Бондаренко не дали возможность использовать в полной мере его главное «оружие» — админресурс, ему не позволили надавить на бюджетников, да и ранее системно поддерживавший его П. Порошенко открыто поставил на В. Кличко — они даже объединили списки партий на выборах в Киевсовет [3].

Кроме того, существенный урон имиджу В. Бондаренко нанесло так называемое «семейное дело». Оппоненты градоначальника Киева из общественно-политического движения «Автомайдан» обвинили его в создании собственного политического клана. Так, якобы руководствуясь личными мотивами, В. Бондаренко способствовал продвижению на должности в структурах киевской власти своему зятю Дмитрию Никульшину (глава комиссии Киевсовета по культуре и туризму), а также зятю своего друга депутата Сергея Соболева — 30-летнему переводчику без какого-либо опыта административной работы Владиславу Голубу (замглавы КГГА по вопросам экономики и строительства). Скандал критически подорвал шансы В. Бондаренко на мэрство, отбросив его на третье место.

Своеобразным сюрпризом кампании — в плане результатов, но никак не содержательности — стала Леся Оробец. Согласно опросу, проведенному Центром Разумкова в апреле, она могла претендовать лишь на 3% голосов [4]. Однако по итогам выборов она заняла второе место, получив 8,57% и опередив В. Бондаренко на 0,5%. По мнению украинского политолога Владимира Золотарева, Л. Оробец использовала мэрскую кампанию в Киеве как «взлетную полосу» для дальнейшей политической карьеры [5] — осенью на Украине должны состояться парламентские выборы. Популярный в столице политик был бы высоко оценен любой политической партией, стремящейся пройти в Верховную раду.

В первую очередь, это касается сторонников Юлии Тимошенко в «Батькивщине». Она уступила команде А. Яценюка, когда в Киеве от партии был выдвинут В. Бондаренко, но выход из партии Л. Оробец 31 марта и начало ею самостоятельного накопления политического капитала позволили и Ю. Тимошенко вести свою игру.

Она продолжала поддерживать Л. Оробец, особенно когда та была 13 мая снята с выборов Киевской территориальной избирательной комиссией. Тогда Ю. Тимошенко заявила следующее: «Метод, которым Лесю Оробец сняли с выборов, — просто вопиющий факт несправедливости. Это просто заговор олигархов против настоящих демократических кандидатов. Леся Оробец должна быть немедленно восстановлена ​​в правах и должна участвовать в киевских выборах» [6].

Кроме того, Ю. Тимошенко подчеркнула, что с момента регистрации документов по кандидатуре Л. Оробец у избирательной комиссии не было никаких замечаний или вопросов, однако именно в последний возможный день внезапно возникли какие-то претензии, по которым ее сняли с выборов. В то же время, позиция Ю. Тимошенко диссонировала с действиями других представителей партии «Батькивщины». Как отметила сама Л. Оробец, «члены ТИК от УДАРа, “Батькивщины”, Партии регионов и Компартии продемонстрировали трогательное единство [в принятии решения о снятии ее кандидатуры]…» [7] Ситуация разрешилась тем, что Центральная избирательная комиссия, на которую Ю. Тимошенко имеет серьезное влияние, единогласно воcстановила Оробец кандидатом в мэры и в депутаты Киевсовета во главе списка партии «Новая жизнь». В целом события вокруг снятия и восстановления Л. Оробец позитивно сказались на ее рейтинге и стали ключевыми в избирательной кампании. Активное же участие в ней Ю. Тимошенко говорит о вполне конкретном интересе экс-премьера. Возможно, с прицелом на создание новой партии и включение в ее состав ставшей популярной в Киеве Оробец.


Выборы в Киевский городской совет примечательны, прежде всего, возвращением в ряды его депутатов некоторых членов так называемой «молодой команды» экс-мэра Черновецкого. Несмотря на то, что против самого бывшего киевского градоначальника на данный момент не заведено ни одного уголовного дела, представители его окружения неоднократно обвинялись гражданскими активистами в коррупции, махинациях, а также в несправедливом распределении земельных участков в Киеве. За годы мэрства Л. Черновецкого эти люди сумели серьезно дискредитировать киевскую городскую власть, а выражение «молодая команда» в украинском политическом языке стало нарицательным, обозначая группу чрезвычайно коррумпированных чиновников, объединенных семейными узами и стойкими патронажно-клиенталистскими отношениями.

Казалось бы, выборы Киевсовета, проходящие сразу после «революции достоинства» (так называют «Евромайдан»), должны раз и навсегда избавить городские органы власти от подобного рода людей. Избиратели якобы окончательно стали политически сознательными и ответственными, а потому больше никогда не выберут депутатами политиков, которые известны на весь Киев своей неоднозначной репутацией. Однако реальность оказалась другой: члены окружения Черновецкого прошли в Киевсовет, причем как по мажоритарным округам, так и по партийным спискам. В частности, повторно были избран Сергей Крымчак — секретарь «земельной комиссии» Киевского горсовета времен мэрства Черновецкого. Депутатом стал и Игорь Баленко — муж украинской певицы Асии Ахат, владелец сети магазинов «Фуршет», продолжительное время состоявший в союзном экс-мэру политическом объединении «Гражданский актив Киева», принимавшем вместе с «Блоком Л. Черновецкого» очень спорные решения по выделению земли в столице [8]. В состав нового горсовета попал и бывший лидер «ГАК» — Александр Пабат. Он шел на выборы как самовыдвиженец и одержал победу в мажоритарном округе №43, в Святошинском районе Киева. Также место в горсовете получил бывший народный депутат от Партии регионов, соратник Л. Черновецкого Александр Супруненко, который на этих выборах позиционировал себя как беспартийный. В состав Киевсовета вошли и менее примечательные персоны из «молодой команды»: Виталий Павлик, Сергей Костюк, Сергей Левада, Сергей Котвицкий, Владимир Гончаров и др.

Радикально ситуацию не поменяло и появление в новом составе Киевсовета галицийского политического проекта — партии «Самопомощь». Как оказалось, у нее фактически существуют две «версии» себя — одна для Львова, а другая для Киева. Возглавляемая мэром столицы Галиции Андреем Садовым, эта партия зарекомендовала себя как коллектив умеренных, ответственных и хозяйственных молодых политиков с практически безупречной репутацией. Во всяком случае такими людьми она представлена во Львове, что давало ей существенное преимущественно перед ВО «Свобода» — главным конкурентом, чей состав пестрит радикалами, но уж никак не молодыми и эффективными управленцами. Появившись на киевском политическом поле, «Самопомощь» выглядела чрезвычайно многообещающе и привлекательно. Если бы галичанам хотя бы частично удалось привнести свои принципы в работу Киевсовета, это могло бы поспособствовать демократизации и увеличению прозрачности деятельности этого органа власти, кардинально поменять ситуацию в городе. Но Садовой, видимо, побоялся идти «в чужой монастырь со своими правилами» и сделал ставку на местных бизнесменов, «прикрыв» их позитивным имиджем своей партии. В список «Самопомощи» на выборах в Киевсовет были включены такие люди, как Сергей Гусовский — ресторатор, владелец «Пантагрюэля», Андрей Логвин — совладелец интернет-магазина ModnaKasta, а также Максим Гапчук — член совета директоров ведущей украинской страховой компании «Княжа», Роман Андрейко — генеральный директор Телерадиокомпании «Люкс». Все они и стали депутатами Киевсовета. С одной стороны, ставка на местных — это полумера, которая не позволила «Самопомощи» занять второе место после партии В. Кличко, но с другой — вполне рациональный подход: лучше уж не рисковать и точно получить хоть что-то, чем вообще ничего, поставив на молодых и неизвестных в городе политиков. В итоге «Самопомощь» получила лишь 5 мест, уступив УДАРу, Радикальной партии Олега Ляшко и ВО «Свобода».

В целом выборы мэра Киева и Киевского городского совета прошли в «штатном режиме». «Евромайдану» не удалось изменить качество властвующих групп. Так что очень похоже, что столь желанная его активистами и просто многими киевлянами перезагрузка местной власти не состоялась.

Вектор «Восточная Украина»

Май стал самым значимым и кровавым месяцем «Русской весны». Трагедии в Одессе и Славянске 2 мая, расстрелы мирных демонстрантов 9 мая в Мариуполе и 11 мая в Красноармейске ознаменовали начало на Украине полноценной гражданской войны. В мае в политических процессах в восточных регионах прослеживались несколько тенденций.

Прежде всего, это институционализация антиправительственного движения на Востоке, а также формирование государственных образований, противостоящих правящему на Украине политическому режиму. После того как в апреле независимость провозгласили Донецкая и Луганская народные республики, им, как и киевским властям, необходимо было срочно легитимировать свое существование. С этой целью 11 мая на территории, подконтрольной республикам, был проведен референдум о независимости. В условиях непрекращавшихся боевых действий была зафиксирована чрезвычайно высокая явка избирателей. Так, на Донетчине она составила 74,87%, а на Луганшине — 75%. Жители регионов практически единодушно поддержали независимость самопровозглашенных республик: в ДНР «за» проголосовало 89.07%, а в ЛНР — 96.2% избирателей. После этого в экстренном порядке были сформированы республиканские правительства и приняты конституции государств: 14 мая — ДНР, а 18 мая — ЛНР.

Были сформированы вооруженные силы республик, за основу которых было взято «Народное ополчение Донбасса» (ДНР, командующий — Игорь Стрелков) и «Армия Юго-Востока» (ЛНР, командующий — Валерий Болотов). Началась активная милитаризация других общественно-политических движений, выступавших против центральных властей и позднее присоединившихся к военным формированиям, контролируемым Донецком и Луганском. Из бывших сотрудников спецподразделений Службы безопасности Украины и милиции, а также из некоторых служащих местных частей внутренних войск был сформирован батальон «Восток» Службы госбезопасности ДНР, во главе которого стал Александр Ходоковский, ранее возглавлявший донецкую «Альфу». В целом численность силовых структур обоих ДНР и ЛНР составляет, по оценкам МВД Украины, до 10 тысяч человек [9].

Важным событием в плане политической институционализации непризнанных республик Донбасса стало провозглашение 24 мая на их базе нового конфедеративного государства — Новороссии. В перспективе оно может претендовать на все территории Юго-Восточной Украины, на которых некогда располагалась Новороссийская губерния Российской империи. Несмотря на некоторые противоречия между республиками, Новороссия буквально с каждым днем становится все более сплоченным военно-политическим союзом — особенно ярко это проявляется в совместных действиях объединенных вооруженных групп в районе Славянска и Лисичанска.

Следующая тенденция — это многочисленные внутренние конфликты внутри республик. Особенно сложен и многогранен конфликт, существующий в ДНР. После майского референдума его основными сторонами стали: Павел Губарев — бывший «народный» губернатор Донецкой области, объявивший о создании собственной партии «Новороссия», и народный депутат Олег Царев, постоянно в течение месяца делавший попытки возглавить и подчинить себе сепаратистские движения на Востоке, направив их вновь в «федералистское» русло и заработав себе политический капитал для предстоящих парламентских выборов на Украине. С провозглашением государства Новороссия О. Царев был вытеснен из политического поля ДНР, и победу в конфликте одержал П. Губарев. Значительную роль в этом сыграла активизация премьер-министра республики, российского политтехнолога Александра Бородая, который, опираясь на поддержку и авторитет своего друга, главкома вооруженных сил ДНР Игоря Стрелкова, смог установить относительный баланс сил и прекратить внутренние смуты.

Однако такое положение дел сохранялось лишь чуть более недели. Далее развернулось новое противостояние. На этот раз между группой А. Бородая — И. Стрелкова и примкнувшей к ней группой главы СГБ ДНР А. Ходоковского с одной стороны и различными менее влиятельными фракциями (Д. Пушилина, А. Хрякова, Р. Лягина) — с другой. Кульминацией конфликта стала зачистка, осуществленная 29 мая батальоном СГБ «Восток» здания Донецкой областной государственной администрации от сторонников Д. Пушилина и различных криминальных элементов. Несмотря на заявление командиров «Востока» о том, что данная спецоперация была направлена в первую очередь против мародеров, разграбивших накануне гипермаркет «Метро», несомненно, что она имела конкретный политический смысл, так как с тех пор А. Бородай значительно усилил свои позиции в ДНР, а Д. Пушилин значительно умерил активность.

Большую часть мая на Донбассе происходили регулярные попытки местных крупных бизнесменов выстроить собственную линию поведения с ДНР и ЛНР. Эти действия имели противоречивый характер. Сначала местная бизнес-элита, помня об участи офиса корпорации губернатора Донецкой области Сергея Таруты «Индустриальный союз Донбасса» (разгромлен и разграблен), старалась публично не критиковать власти республик. Однако с приближением референдума — видимо, под давлением из Киева — критика резко усилилась. 12 мая инициатива была перехвачена республиканцами, когда П. Губарев заявил о якобы финансировании Ринатом Ахметовым 2/3 активистов ДНР. Последовавшее опровержение этих обвинений и заявление олигарха о том, что для него единственным приемлемым вариантом существования Донбасса является лишь нахождение в составе единой Украины, противоречило другим его действиям. В особенности, принадлежащая Р. Ахметову компания «Метинвест» подписала меморандум о взаимодействии с активистами ДНР в Мариуполе, где расположены крупнейшие металлургические заводы олигарха — Комбинат им. Ильича и «Азовсталь». После этого меморандума основная борьба в регионе могла развернуться исключительно между Игорем Коломойским и ДНР без активного участия Р. Ахметова. Но последний решил сделать ставку на Киев, публично огласив свою позицию. В двух своих обращениях к населению Донбасса Р. Ахметов заявил о непризнании ДНР, а также о своем желании противостоять ей с помощью акций мирного протеста. В ответ на это В. Макович и Д. Пушилин озвучили идею о возможности национализации всех активов Р. Ахметова и других представителей крупного бизнеса, находящихся на территории Донбасса. Пресс-службы правительств ДНР и ЛНР, несмотря на не слишком эффективную общую работу, развернули масштабную кампанию против Р. Ахметова, актуализируя тему классовой борьбы на Донбассе. В частности, 20 мая было обнародовано обращение властей ДНР к олигарху. Ниже выдержка из него:

«Вы, запугивая работников своих предприятий увольнениями, пытаетесь показать, что дончане поддерживают государство, бросившее армию и танки против мирных граждан?.. именно “вы” живете в страхе, боясь потерять даже малую часть своих сверхприбылей. Ведь вы один из тех, кто оплачивает доставку эшелонов военной техники и отрядов вооруженных карателей на земли Донбасса, забирая деньги у простых людей… Мы строили фабрики и предприятия, которые вы украли у нас в 90-е, путем нечестной приватизации… для вас Донбасс источник обогащения, а для нас это Родина, с которой мы неразрывно связываем свое будущее… » [10].

25 мая вооруженные силы ДНР взяли под контроль резиденцию Р. Ахметова на территории Донецкого ботанического сада. Сам олигарх бежал в Киев. Фактически республиканцы одержали победу над самым серьезным своим противником на Донбассе, не считая лояльных Киеву силовиков.

Действия последних привели к чрезвычайной интенсификации боевых действий на Донетчине (Славянск, Донецк, Волноваха, Карловка) и Луганщине (Лисичанск, Луганск). В ходе вооруженных столкновений правительственные формирования понесли серьезные потери и показали очень низкий уровень подготовки, а также координации разными силовыми структурами проводимых ими операций, причем как на стратегическом, так и на тактическом уровне. Особо показательным в этом плане было происшествие с отрядами нацгвардии на блокпосту около Волновахи. После того, как гвардейцы были вынуждены отступить с него под натиском республиканских сил, они были подвергнуты авиаудару собственной же армейской авиации. Кроме того, боевой дух правительственных вооруженных сил изрядно подрывался системными перебоями в снабжении и непродуктивными попытками украинских властей мотивировать военных к участию в карательной операции в Донбассе. Корень такой непродуктивности кроется в том, что центральные органы власти самоустранились от реального участия в ситуации на Востоке. Главная нагрузка по обеспечению борьбы прокиевских сил с вооруженными формированиями ДНР и ЛНР легла на украинских олигархов, выступающих за сохранение единства Украины. Особо отличился И. Коломойский: им были сформированы собственные подразделения боевиков (батальоны «Днепр», «Азов», «Донбасс»), которые контролируют западные части Донетчины и Луганщины. Отряды И. Коломойского действовали в мае настолько жестко, что даже вызвали негодование и критику со стороны лояльного Киеву губернатора Донецкой области С. Таруты: «Они приезжают и пытаются избавиться от местного мэра, который им не нравится, или от лидера, и они выдвигают очень мощный аргумент в свою пользу — автоматическое оружие. Немногие люди могут с ними поспорить» [11].

Действия украинских силовиков ужесточились и интенсифицировались в связи избранием президентом Украины в первом туре П. Порошенко. Командование восприняло это как стимул и сигнал для немедленной активизации боевых действий на Востоке. Так нам прокомментировал эту ситуацию украинский военный историк, майор запаса Андрей Иващенко: «Первое: то, что выбрали Порошенко, и что до инаугурации неделя, дало всем понять, что АТО надо завершить до нее. Президент должен прийти к власти в стране и начать писать историю с “чистого листа”. Второе: было желание у командования террористов [ДНР и ЛНР] окончательно закрепиться на уже занятых ими рубежах в городах и селах до того, как ВСУ [Вооруженные силы Украины] получат законного и полноправного главкомверха. Третье: разборки внутри террористов привели к усилению их “военного” крыла. Я говорю о команде Стрелкова. “Гражданские”, назовем их так, роль первую играть окончательно перестали. Четвертое: террористы почувствовали слабину в рядах наших силовых структур, а также поняли, что поддержки из России официальной в будущем не будет. То есть и силы АТО, и террористы были настроены на эскалацию вооруженного конфликта». Таким образом, к концу мая боевые действия в Донбассе вновь активизировались и приобрели значительно больший масштаб. Если ранее они велись в условном «треугольнике» Краматорск — Славянск — Красный Лиман, то с приближением лета охватили практически все крупные города региона, в том числе и Донецк, который 26 мая правительственные войска безуспешно попытались взять штурмом.

В этой связи примечательна еще одна тенденция — поведение органов местного самоуправления. Изначально они заняли двойственную позицию, ожидая, чем закончится ситуация в регионе, и что сторонники ДНР и ЛНР потеряют влияние столь же стремительно, как его набрали. Наглядный пример выжидания: экс-мэр Славянска Неля Штепа, которая поначалу сотрудничала с властями ДНР, а потом пыталась от них сбежать и была задержана. Схожая ситуация была в мае в Горловке: мэр города Евгений Клеп был сначала низложен, а потом возвращен на должность республиканцами. Кроме того, в само правительство ДНР были внедрены люди, тесно связанные с органами местного самоуправления, как например, министр информации и массовых коммуникаций ДНР А. Хряков, которого считают человеком мэра Донецка Александра Лукьянченко.

После 26 мая все поменялось. Органы местного самоуправления публично включились в политические процессы в регионе, заявив о себе фактически как о третьей силе. Катализатором стали бои в черте Донецка, в ходе и после которых местный городской совет публиковал регулярные сводки о ситуации в городе, в кротчайшие сроки восстановил сеть бомбоубежищ, а также принял меры безопасности, необходимые для стабильной работы коммунальных служб. В своих обращениях мэр Донецка А. Лукьянченко призывал граждан сохранять спокойствие и быть как можно более осторожными, а также доверять исключительно официальной информации, подразумевая ту, что поступает от него лично и городского совета. Последний в мае позиционировал себя как единственную ответственную и адекватную силу в городе, высший интерес которой — благополучие его жителей. Подобную тактику стали перенимать городские советы Макеевки, Харцызска, Шахтерска, Новоазовска, а также Луганска, Лисичанска, Северодонецка, Старобельска и других городов Донбасса. Не следует сбрасывать со счетов Ассоциацию органов местного самоуправления Донецкой области и Ассоциацию шахтерских городов Донбасса, которые в мае регулярно проводили консультации по поводу сложившейся в регионе ситуации, ведя свою, не совсем ясную, игру.

В целом, в мае произошло стремительное углубление кризиса на Восточной Украине. Избрание президента лишь способствовало интенсификации конфликта. Правительство самоустранилось, а лояльные ему силовики оказались вынуждены действовать самостоятельно, что в условиях их низкого профессионализма, боевого духа и неэффективной координации действий привело к многочисленным жертвам, как среди них самих, так и среди мирного населения. Параллельно с этим начался процесс активной институционализации самопровозглашенных республик, которые становятся все более сплоченной и организованной в политическом и военном плане силой.

 

[1] http://podrobnosti.ua/analytics/2014/05/23/977066.html

[2] http://www.facenews.ua/articles/2014/200300/

[3] http://lb.ua/news/2014/04/05/262074_partii_klichko_poroshenko_poydut.html

[4] http://www.theinsider.ua/rus/politics/535a71bba44f1/

[5] http://www.facenews.ua/articles/2014/198673/

[6] http://www.novostimira.com.ua/novyny_107475.html

[7] http://lb.ua/news/2014/05/14/266342_orobets_snyali_viborov_mera_kieva.html

[8] http://lb.ua/news/2011/03/19/88971_dorogaya_moya_stolitsa_kak_grabili.html

[9]http://zik.ua/ua/news/2014/06/02/u_mvs_kazhut_shcho_na_donbasi_diyut_do_10_tysyach_boyovykiv_494112

[10] http://informburo.dn.ua/cgi-bin/iburo/start.cgi?prn1=info1&grp=0634

[11] http://vesti.ua/donbass/53268-taruta-obvinil-batalon-dnepr-v-destabilizacii-obstanovki-na-donbasse

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране