Внешняя политика Грузии в начале 2013 г.

Центр политических и правовых исследований
13.05.2013 1 511

Выборы в парламент Грузии, состоявшиеся 1 октября 2012 г., повлияли не только на внутриполитическую ситуацию в стране, но и привели к определенным изменениям в ее внешней политике. Чтобы понять суть данной трансформации, необходимо обратиться квнешнеполитическому вектору Грузии периода правления президента Михаила Саакашвили и его партии «Единое национальное движение».

После так называемой «революции роз» в ноябре 2003 г. новое руководство Грузии взялось за реформирование и модернизацию страны по западным стандартам, заявляя о европейском векторе внешней политики, а также намерениях по вхождению в НАТО и ЕС. Важнейшим документом, в котором были очерчены внешнеполитические ориентиры страны, является Концепция национальной безопасности Грузии. Согласно документу, принятому парламентом Грузии 8 июля 2005 г., среди основных приоритетов значились: поддержание «стратегического партнерства» с США, Украиной, Турцией и Азербайджаном, партнерство с Россией и «прагматичное сотрудничество» с Республикой Армения.

О необходимости пересмотра некоторых элементов Концепции заговорили после августовской войны 2008 г. Уже 23 декабря 2011 г. 111 голосами «за» и 4 «против» (из 150) парламентом страны был принят новый документ, в котором среди главных угроз и вызовов были зафиксированы: «оккупация территорий Грузии» Россией, «риск новой военной агрессии со стороны Российской Федерации» и «организованные Россией с оккупированных территорий террористические акты». Тем самым существенные измениния в новой Концепции коснулись лишь вопсовов взаимоотношения и восприятия России со стороны властей и общественности Грузии.

Как и в предыдущем документе, новая Концепция фиксировала отношения с Азербайджаном как «стратегические», а отношения с Арменией как «тесное партнерство». «Грузия считает, что огромное значение имеет формирование единых подходов относительно будущего развития региона. Углубление регионального сотрудничества, развитие единого экономического пространства и развитие общего рынка в значительной степени будет содействовать стабильности и благополучию региона», — говорилось в документе.

Изменениям не подверглись и взаимоотношения со «стратегическим партнером» — США, с которым Грузия продолжила углублять стратегическое партнерство в соответствии с принципами, отраженными в «Хартии стратегического партнерства» двух стран (январь 2009 г.). «Обороноспособность Грузии существенно выросла посредством программ помощи, оказываемой Соединенными Штатами. Грузия заинтересована в еще большем углублении сотрудничества в этой сфере», — говорилось в документе.

Отметим, что вышеупомянутая Хартия предусматривала сотрудничество в области безопасности, по которой США взяли на себя частичные расходы по модернизации вооруженных сил Грузии и повышению обороноспособности страны. Тем самым, несмотря на проигрыш в войне 2008 г., руководство Грузии, заручившись поддержкой западных партнеров, с 2009 г. начинало очередной процесс реформирования вооруженных сил страны. В 2009-2012 гг. только на военные нужды Грузия получила от США помощь в объеме порядка 68 млн долл., не считая финансовой помощи в 4,5 млрд долл. от западных доноров на восстановление военной инфраструктуры, уничтоженной в 2008 г.
В данном документе отдельная глава была посвящена процессу интеграции Грузии в Североатлантический альянс (НАТО) и ЕС. Согласно Концепции, эти направления все еще являлись и являются «одним из главнейших приоритетов внешней политики и национальной безопасности страны». В концепции особо отмечалось, что августовская война с Россией не смогла изменить стремление страны в НАТО и после 2004 г. страна достигла «большого прогресса» на этом пути.

На своем втором заседании, новоизбранный парламент Грузии восьмого созыва, 25 октября 2012 г., 88 голосами «за» и 54 «против» утвердил новое правительство страны во главе с премьер-министром Бидзиной Иванишвили, а также принял новую правительственную программу «Для сильной, демократической, единой Грузии». Следует отметить, что кроме социально-экономической составляющей в данной программе фиксировалась и внешняя политика, бремя осуществлять которую было возложено на нового министра иностранных дел Майю Панджакидзе.

Внешнеполитические векторы новой правительственной программы в основном совпадают с направлениями, отмеченными в последней редакции Концепции 2011 г. В них одинаково зафиксированы европейская внешнеполитическая ориентация страны, ее стремление к интеграции и членству в НАТО и ЕС.

«Главным союзником» остаются США. Касательно Южного Кавказа, программа делает акцент на осуществлении сбалансированной региональной политики, а также на углублении отношений с Арменией, Азербайджаном и Турцией. Так, уже в рамках плана по реализации поставленных задач глава грузинского правительства после своего первого официального визита в Брюссель (12-14 ноября 2012 г.) совершил региональные ознакомительные визиты в Баку (26 декабря 2012 г.), Ереван (17-18 января 2013 г.) и Анкару (9 февраля 2013 г.), в рамках которых были обсуждены как взаимоотношения с соседними государствами, так и проблемы региональной и энергетической безопасности. До сих пор внутри Грузии не стихает обсуждение внешнеполитических заявлений, сделанных в каждой из вышеназванных столиц.

Самым значительным изменением было заявление о начале диалога с Россией, а также создание должности специального представителя премьер-министра по вопросам отношений с Россией. На данную должность, согласно решению Бидзины Иванишвили от 1 ноября 2012 г., был назначен бывший посол Грузии в РФ (2000-2004) Зураб Абашидзе. По словам премьера, этим решением Грузия «сделала первый шаг» по нормализации отношений. Он также подчеркнул, что на данном этапе Грузия считает наиболее «реалистичным» скорое урегулирование торговых и культурных связей. Что касается восстановления российско-грузинских дипломатических отношений, то это более долгосрочная перспектива, так как барьером для Грузии является позиция России по поводу Абхазии и Южной Осетии. Одновременно Иванишвили заявил, что формат Женевских переговоров будет сохранен. Таким образом, на сегодняшний день уже прошли две встречи посла Абашидзе с его российским коллегой, замглавой МИД РФ Григорием Карасиным, по графику проходят встречи в рамках Женевских дискуссий, а также был дан старт процессу возвращения грузинской сельскохозяйственной продукции на российский рынок.

Следует отметить, что после таких шагов оппоненты правительства Грузии — оппозиционная партия «Единое национальное движение» во главе с президентом страны Михаилом Саакашвили — подвергли резкой критике новую политику властей, поставив под сомнение внешнеполитический курс Грузии на европейскую интеграцию. Ярким подтверждением может служить тот факт, что 21 января в Страсбурге, во время зимней сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы, президент Грузии Михаил Саакашвили, заявил об отсутствии совпадения в видении внешнеполитического курса Грузии между нынешним и его правительствами.

Стратегия президента Грузии и его команды по дискредитации нового правительства перед западными партнерами и продолжающийся конституционный кризис привели к тому, что уже с января 2013 г. началась разработка документа, который должен будет зафиксировать прозападную направленность внешней политики Грузии. Этот шаг был инициирован оппозицией, требующей внесения в Конституцию страны пунктов, закрепляющих прозападную внешнеполитическую ориентацию и ее неизменность.

Предполагается, что документ будет иметь формат межфракционного соглашения по основным направлениям внешней политики Грузии. От того, насколько эффективно пройдут консультации между правящей «Грузинской мечтой» и оппозиционным «Единым национальным движением», будет зависеть как дальнейший процесс евроинтеграции, так и спад внутриполитической напряженности, начавшейся после парламентских выборов.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране