Внешняя политика Украины в ноябре

политолог
15.12.2013 953

Ноябрь 2013 г. стал поворотной точкой во внешней политике Украины. Фактически, произошло изменение внешнеполитического курса, отказ украинских властей от дальнейшего продвижения на пути евроинтеграции, которая несмотря ни на что и сегодня де-юре остается официальным приоритетом внешней политики Украины.

Украина — ЕС: де-юре — пауза, де-факто — остановка

Официально позиция украинской стороны относительно евроинтеграции до 21 ноября оставалась неизменной: Украина готовилась к подписанию Соглашения об ассоциации (СА) с ЕС на саммите «Восточного партнерства» в Вильнюсе 28-29 ноября. Однако, несмотря на официальные декларации, на практике процесс искусственно затягивался.

Во-первых, затягивалось и откладывалось принятие трех принципиальных законопроектов (см. текст о внутренней политике). Во-вторых, в середине ноября в риторике правящей Партии регионов появился новый лейтмотив: ответственность за неподписание СА должен будет нести ЕС, а не Украина. Кульминацией данного тренда стало заявление советника президента и представителя Украины при ЕС Константина Елисеева, опубликованное в Financial Times [1]. В письме были оглашены некоторые условия, чтобы подписать Соглашение: ЕС должен фактически отказаться от своих предыдущих требований, а также обеспечить Украине финансовую помощь.

Поворотным пунктом во внешней политике Украины стало распоряжение кабинета министров от 21 ноября 2013 г. о приостановке процесса подготовки к подписанию Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским союзом. Официальным основанием была названа необходимость паузы, чтобы компенсировать и восстановить объемы производства и внешней торговли после возникших и ожидаемых потерь на основном, российском, рынке.

В итоге Киев вернулся к идее создания трехсторонней комиссии, которую ранее предлагала Москва. На уровне законодательства и официальных заявлений сохранилась приверженность евроинтеграционному курсу [2]. А возникшая пауза трактуется как необходимая и обусловленная исключительно экономическими причинами.

Европейский союз: ответная реакция

На протяжении ноября позиция Европейского союза оставалась однозначной: ЕС готов подписать Соглашение с Украиной. Ради этого несколько раз переносились сроки отчетного доклада миссии Кокса — Квасневского: сначала на 13 ноября, потом на 19 ноябре и, наконец, на время Вильнюсского саммита.

Наблюдая серию противоречивых сигналов со стороны руководства Украины, в Евросоюзе не переставали напоминать о завершении реформ и заверять в поддержке на переговорах с МВФ. С такими заявлениями выступали, в частности, Ангела Меркель, Штефан Фюле, Даля Грибаускайте.

Стоит отметить, что на протяжении всего периода подготовки Украины к подписанию СА вопрос экономических убытков не рассматривался как препятствие. Главные проблемы лежали в области демократии и прав человека. Именно поэтому экономическое обоснование отказа от Соглашения было воспринято как формальная, но не реальная причина. Представитель ЕС по вопросам внешней политики Кэтрин Эштон назвала решение украинского правительства отказом от самого амбициозного соглашения, которое ЕС когда-либо предлагал третьим странам, и которое было бы серьезным сигналом как для инвесторов со всего мира, так и для международных финансовых институтов. Для европейцев обоснование выглядело как попытка торга, чтобы получить компенсацию торгово-экономических потерь.

Вместо подписания Соглашения на саммите президент Украины представил ряд требований к Евросоюзу. В частности, Виктор Янукович назвал такие условия, как разблокирование программ бюджетной секторальной поддержки ЕС, поддержка со стороны международных финансовых учреждений, пересмотр ЕС торговых ограничений по отдельным позициям, участие в модернизации украинской газотранспортной системы, а также разработка плана действий по урегулированию проблем в сотрудничестве с Россией и другими членами Таможенного союза.

ЕС продемонстрировал гибкость: по словам работавших на саммите экспертов и журналистов, украинская сторона имела возможность подписать договор и некий документ, предусматривающий торгово-экономические и финансовые механизмы поддержки национальной экономики. Однако и этот вариант не был реализован.

В результате саммит стал по сути провалом европейского вектора украинской внешней политики. Во-первых, именно Украина, а не ЕС отказалась от Соглашения. Во-вторых, маневр руководства Украины был расценен как неприкрытый шантаж, и это стало большим ударом по имиджу руководства Украины. В-третьих, между Украиной и ЕС не было подписано вообще никакого документа по итогам саммита — главным образом, из-за того, что Виктор Янукович попытался подключить Россию к переговорному процессу о Соглашении.

Украина — Россия: смещение центра тяжести

Анализировать отношения Украины и России по данному вопросу крайне сложно в силу непрозрачности переговоров на высшем уровне, которые шли между президентами двух стран в октябре — ноябре. Напомним, что приостановка евроинтеграционной политики в октябре совпала с проведением частых и по сути закрытых встреч между Владимиром Путиным и Виктором Януковичем. 11 ноября состоялась очередная неформальная встреча президентов. В ноябре позиция России относительно европейского выбора Украины звучала в публичном пространстве гораздо реже и не так резко, как, скажем, в июле — октябре 2013 г.

То, что отказ от СА руководство Украины объяснило проблемами в отношениях с Россией, свидетельствовало о смещении центра тяжести в двусторонних отношениях в сторону Москвы. Впрочем, официальных договоренностей между Россией и Украиной достигнуто не было. Не были оглашены и никакие официальные предложения российской стороны.

Однако, судя по всему, в условиях поиска финансовых ресурсов Киев выбрал Россию, ведь как минимум администрировать кредиты на этом направлении будет значительно проще, чем со стороны ЕС и МВФ. Не говоря уж об отсутствии требований демократических реформ.

[1] Letter from Konstiantyn Yelisieiev. Wait and See will not Help Ukraine. Financial Times — Nov.13 2013. — Available at: http://www.ft.com/intl/cms/s/0/9b2259c6-4bc9-11e3-8203-00144feabdc0.html#axzz2mxtsorbL

[2] Закон «Об основах внутренней и внешней политики» от 01.07.2010

 

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране