Вступление Таджикистана в ВТО

Центр свободного рынка Таджикистана
13.05.2013 1 467

После долгого переговорного процесса, начатого еще в 2001 г., 2 марта 2013 г. Таджикистан, наконец, официально стал 159-м членом Всемирной торговой организации. И прежде и сейчас мнения экспертного сообщества относительно последствий вступления были и остаются различными. На фоне оптимистичных оценок звучат осторожные мнения или даже опасения, но мало кто сомневается, что будущее Таджикистана связано не столько с правилами и нормами ВТО, сколько с необходимостью радикальных экономических реформ.

Действительно, после вступления в ВТО в стране произойдут значительные изменения в области торговой политики и государственного регулирования экономики. Таджикистан демонтирует существующую систему тарифных и нетарифных барьеров, значительно пересмотрит систему технического регулирования, а также откажется как от прямой дискриминации иностранных производителей, так и от различных мер поддержки производителей национальных. По мнению ряда экспертов, данное обстоятельство негативно повлияет на перспективы таджикского бизнеса.

Впрочем, при рассмотрении такой оценки следует иметь в виду, что в отличие от более крупных и индустриально развитых стран, в которых внутренние производители составляют значительную группу интересов, Таджикистан и так фактически является страной с очень открытой экономикой и высокой зависимостью от условий внешней торговли.

Если для соседнего Узбекистана с его откровенно протекционистской политикой либерализация международной торговли может представлять реальную угрозу для многочисленных низкоэффективных и неконкурентоспособных отечественных производителей, то для Таджикистана, который не имеет развитого внутреннего производства, но испытывает острую нехватку капитала, вступление в ВТО несет скорее больше возможностей.

Таможенные тарифы в Таджикистане и до вступления в ВТО были одними из самых низких среди стран СНГ. По данным государственных ведомств Таджикистана, средний таможенный тариф составлял 7,4%, что не идет ни в какое сравнение с более высокими импортными пошлинами той же России. Ни о каком невиданном «завале» импортными низкокачественными товарами говорить не стоит, так как преобладание импорта по многим группам товаров для Таджикистана давно свершившийся факт.

Снижение таможенных пошлин после переходного периода если и обострит конкуренцию на внутреннем рынке, то не столь значительно. А для потребителей данная ситуация тем более благоприятна, поскольку не ограничивает их право выбора и делает доступным огромный ассортимент товаров по приемлемым ценам.

Очень часто можно услышать аргумент о рисках для сельского хозяйства, и тут уже ситуация имеет прямое отношение к Таджикистану, как к стране с определенным аграрным потенциалом. Тем не менее, в этом случае Таджикистан может применять максимальный импортный тариф, составляющий порядка 8%, который был согласован для ряда так называемых «чувствительных» отраслей, что дает дополнительные возможности для увеличения внутреннего сельскохозяйственного производства и успешной конкуренции с импортными товарами.

Таким образом, в отношении части товаров, производимых в Таджикистане — в первую очередь, продукции сельского хозяйства, а также ряда других отраслей, — по-прежнему останется некоторый уровень тарифной защиты. Нулевая же ставка будет применяться к товарам, которые не только не производятся, но и с огромной долей вероятности никогда не будут производиться в Таджикистане — как, например, продукция авиационной отрасли.

Последовательное снижение импортных тарифов содержит в себе и другой нюанс. Высокая импортозависимость Таджикистана привела к ситуации, когда таможенные платежи и сборы составляют практически половину всех доходов бюджета. Таким образом, сокращение ставок может привести к заметному «недобору» бюджетных поступлений.

Таможенными органами называлась цифра порядка 200 млн сомони в качестве объема ежегодных потерь в первый период после вступления, но, насколько данные оценки адекватны, судить трудно, так как полноценного экономического анализа сейчас просто не существует. Такого рода экспертиза должна быть проведена в ближайшие месяцы Международным торговым центром, и, возможно, она будет содержать более определенную информацию относительно изменения бюджетной ситуации.

Но еще более важным изменением, которое должно произойти и которое отечественные производители расценивают как риск, является ситуация с ценами на энергоносители. В принципе, вступление в ВТО подразумевает уменьшение прямого государственного регулирования внутренних цен на энергоносители и даже их приближение к мировым. Для любого производства, в первую очередь энергоемкого, это приведет к заметному росту затрат, которые иначе как через цену продукции не смогут быть компенсированы, что, конечно, может повлиять на конкурентоспособность таджикского экспорта.

Следует заметить, что многое в данной ситуации будет зависеть от того, для каких категорий предприятий и до какого именно уровня могут быть повышены цены на электричество в Таджикистане. На самом деле, если рост цен затронет только некоторые предприятия, щедро субсидируемые в форме низких цен на электроэнергию (такие, как Таджикская алюминиевая компания), то их проблемы могут открыть возможности роста других таджикских производителей, которые на сегодняшний день платят более высокий тариф и испытывают к тому же дефицит электроэнергии.

То обстоятельство, что правила ВТО не приветствуют различные формы прямого и скрытого субсидирования отечественных производителей, стоит рассматривать в положительном ключе. Ведь благодаря субсидированию отдельные таджикские компании получают преимущества не только перед иностранными конкурентами. Ситуация искажает и внутреннюю конкуренцию, что, в свою очередь, ведет к ухудшению бюджетных показателей.

Как бы ни оценивались возможные риски вступления Таджикистана в ВТО, самым вероятным сценарием будет сохранение статус-кво, т.е. ничего не изменится. Заметные последствия можно будет оценить в долгосрочной перспективе. Только встает вопрос: какими могут быть эти изменения? Ведь вступление в ВТО само по себе не гарантирует позитивных экономических перемен в стране, а лишь создает определенные предпосылки.

Конечно, гармонизация и либерализация внешней торговли могут принести определенные выгоды Таджикистану. Но сам по себе доступ на внешние рынки становится ценностью только в том случае, если Таджикистану будет что там предложить.

Справедливый доступ, система разрешения споров, защита от дискриминации, свобода транзита для своих товаров и другие преимущества от использования механизмов ВТО в значительной мере зависят от того, насколько высок потенциал страны и ее производителей. Состояние же бизнес-климата в Таджикистане не отвечает необходимым условиям для развития предприятий производственного сектора, тем более выпускающих продукцию с высокой степенью переработки и конкурентоспособную на внешних рынках.

Многие факторы, упоминаемые как уязвимые стороны отечественного производства — в первую очередь, слабая и устаревшая материальная база, — напрямую зависят от внутренних проблем таджикской экономики — доступа к финансовым ресурсам или налогообложения. Если таджикские производители вынуждены в абсолютном большинстве случаев уплачивать таможенную пошлину и НДС при ввозе оборудования, то о какой конкурентоспособности их продукции может идти в итоге речь?

Более того, налоговое бремя в Таджикистане в целом имеет устойчивую тенденцию к росту. Возможно, одной из причин увеличения налогового бремени (в среднем на 0,3%), произошедшего после принятия в Таджикистане нового Налогового кодекса, стало также и вступление в ВТО, так как правительство стремилось компенсировать уменьшающиеся таможенные доходы.

Но в результате с большой долей вероятности можно предположить, что это приведет к снижению темпов роста внутреннего производства в Таджикистане, так как оно зависит в большей мере от такого внутреннего фактора, как налогообложение, чем от негарантированных перспектив увеличения притока иностранных инвестиций, ожидаемых в связи с вступлением в ВТО. В такой ситуации в целом достаточно наивно рассчитывать не только на приток иностранных инвестиций, но и на оживление потока внутренних капиталовложений.

Примечательно также, что во многих исследованиях в качестве главного фактора, препятствующего развитию предпринимательства в Таджикистане, называется не иностранная конкуренция, а доступ к финансовым ресурсам. Из-за высоких ставок и коротких сроков погашения по кредитам пользоваться могут ими преимущественно только предприятия сферы торговли и услуг, которые отличает большая скорость оборота капитала. Производственному сектору вследствие объективных причин существующие условия кредитования не подходят.

Отдельным вопросом является защита прав собственности, стоящая в Таджикистане особенно остро. Частое использование административного ресурса чиновниками, кумовство и коррупция делают более уязвимым именно производственный сектор.

Таким образом, далекая от совершенства налоговая система, плохой доступ к финансовым ресурсам, массовое нарушение прав собственности и другие внутренние проблемы являются серьезным сдерживающим фактором для роста внутреннего производства и соответственно использования основных преимуществ ВТО.

В случае с Таджикистаном, можно конечно надеяться, что ВТО даст некий толчок к созданию более цивилизованной и конкурентной среды для предпринимательства во всех отраслях отечественной экономики, поскольку от страны требуется гармонизировать национальное законодательство. Тем не менее, данное обстоятельство может оказаться недостаточным для реального повышения конкурентоспособности отечественных предприятий, так как необходим ряд глубоких институциональных и экономических реформ, многие из которых могут быть не предусмотрены напрямую условиями ВТО.

Реформы должны быть направлены в первую очередь на усиление прав собственности во всех сферах, значительное сокращение требований лицензионно-разрешительного характера, либерализацию налоговой системы, а также на открытие для внутренней и внешней конкуренции ранее закрытых секторов экономики, как авиаперевозки и финансовый сектор.

К счастью, ВТО не только имеет отношение к торговле товарами и услугами, но и затрагивает многие из упомянутых проблемных вопросов. Это, в первую очередь, техническое регулирование, стандартизация и сертификация, либерализация финансовых услуг и правила движения капитала, недопустимость валютного контроля над финансовыми потоками и др.

Данное обстоятельство несет в себе серьезную угрозу ведомственным интересам, интересам некоторых отечественных финансовых институтов и других групп, вследствие чего процесс реформ не обещает быть простым и быстрым. Само по себе принятие новых нормативно-правовых актов еще не дает гарантии их правильной реализации и невозможности блокирования отдельными группами интересов.

Поэтому, несмотря на ощущение некоторой завершенности процесса после самого факта вступления в ВТО, можно сказать, что с этим шагом для Таджикистана только начинается новый период неопределенности, когда реальные последствия для страны встают в прямую зависимость от степени глубины и успешности экономических реформ.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране