Заробитчане и патруль

01.09.2015 2 010
Украинцам на чужбине живется не всегда легко, но связь со своей страной они не теряют. Фото: Polskie Radio

Украинцам на чужбине живется не всегда легко, но связь с родиной они не теряют. Фото: Polskie Radio

Глубокий социально-экономический кризис и боевые действия на Украине привели к росту числа людей, стремящихся любой ценой покинуть страну. Среди них — как потенциальные трудовые мигранты, так и беженцы из прифронтовых районов Донбасса. Одно из главных направлений миграции украинцев — Польша. Однако на их пути не только официальные структуры. С осени 2014 г. в приграничных районах стали возникать самоорганизованные группы, поставившие себе цель сдерживать поток людей из соседней страны.

«Заробитчане» и беженцы

Украинцы выбирают Польшу по двум основным причинам, главная из которых — географическая и культурная близость. Страны являются соседями. Украинский язык очень похож на польский, а ментальности поляков и украинцев исторически доказали свою совместимость.

Вместе с тем уровень экономического развития, а соответственно и уровень жизни, в Польше значительно выше, чем на Украине. К тому же одна из крупнейших экономик объединенной Европы, несмотря на кризис, все же испытывает потребность в рабочей силе, особенно в агросекторе. Еще в июле 2007 г. для того, чтобы возместить дефицит трудовых ресурсов, возникший в связи с массовой эмиграцией польских граждан в другие государства ЕС, власти Польши существенно упростили правила трудоустройства для иммигрантов. Уже тогда для украинцев оформлялось абсолютное большинство заявок на работу.

С 2013 г., когда Украина вошла в зону устойчивой политической и экономической нестабильности, поток украинских трудовых мигрантов — «заробитчан» — увеличился. В частности, в 2014 г. был побит рекорд: за первые три квартала года было зарегистрировано около 285 тысяч заявок на работу для граждан Украины. По мнению представителя Министерства труда Польши Марчина Вятрува, «если бы не события на Украине и резкое ухудшение ситуации в этой стране, то наплыв работников не был бы таким большим» (цитата по Censor.net.ua).

Согласно последним опросам, которые провела служба TNS On-line Track, 15% украинцев, живущих в городах, хотят уехать из страны навсегда, еще 10% на время. Наконец, 36% хотели бы уехать, но не имеют возможности. Другими словами, так или иначе уехать хотят более половины горожан страны.

По мнению гражданского активиста и эксперта в миграционной политике Польши и Украины Александра Грина, главные препятствия для законной эмиграции украинцев — отсутствие материальных средств, легальных оснований и даже документов, необходимых для работы за рубежом. «Многие украинцы не имеют даже загранпаспорта, который позволил бы им выехать на работы в Европейский союз. По внутренним документам — только в Россию и Беларусь. Да и легальная миграция требует серьезных финансовых затрат. В частности, для трудовой эмиграции в Польшу гражданину Украины понадобится сумма минимум в 3-4 тысячи злотых. Это тот порог, который позволит продержаться одному человеку определенное время до нахождения законной работы и оформления всех документов», — отметил эксперт в комментарии Europe Insight.

Все это обуславливает высокий приток нелегальных трудовых мигрантов. Доля украинцев, которые незаконно работают за границей, на февраль – март 2015 г. уже превысила 40% — об этом конце июля текущего года заявила Международная организация по миграции. Кроме того, по словам главы ее представительства на Украине Манфреда Профази, сегодня около 21% потенциальных трудовых мигрантов из Украины согласились бы ради работы в другой стране пересечь границу нелегально или работать «под замком», отдав работодателю свой паспорт (цитата по Zn.ua). Точных данных относительно количества украинских нелегалов, находящихся в Польше, нет. Однако есть статистика задержаний. В частности, по данным Пограничной службы Польши, за 2014 г. было задержано 4,3 тысячи нелегалов. Это на 800 больше, чем в предыдущем году. Больше всего среди них украинцев — 2 тысячи человек, 100%-ный прирост по сравнению с 2013 г.

По словам координатора «Группы исследования нелегальной иммиграции» Богуслава Марецкого, число украинцев, пытающихся незаконно проникнуть на территорию Польши, будет возрастать в геометрической прогрессии с каждым годом, пока на Украине будет сохраняться нестабильная политическая и социально-экономическая обстановка. «Наши оценочные расчеты свидетельствуют, что ежегодно государственную границу Польши пытается нелегально пересечь порядка 6,7 тысяч украинцев. В 2016 г., при условии сохранения прогнозного фона, это число удвоится», — сказал Марецкий в беседе с корреспондентом Europe Insight.

^A007ED67D7BF6586F91492A92CE5955280FA38F287FEAB5980^pimgpsh_fullsize_distrЭксперт также обозначил социальный портрет украинского трудового мигранта-нелегала: это безработный (83%) женатый (58%) мужчина (66%), 25-35 лет (41%), с полным средним образованием (88%), проживающий преимущественно в регионах Западной Украины (34%), придерживающийся правых взглядов (44%) и владеющий польским языком на удовлетворительном уровне (27%).

Вместе с тем подобные характеристики не распространяются на беженцев, которые стали абсолютно новой категорией нелегалов, проникающих на территорию Польши из Украины. Как сообщил официальный представитель Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев Уильям Спиндлер, 924 тысячи человек уехали из страны, и 353 тысячи попросили убежища на новом месте. По оценкам ООН, Польша находится на третьем месте: 3,7 тысячи украинцев подали заявление о предоставлении убежища и 60 тысяч прибыли в обычном порядке.

При этом группы беженцев наряду с другими иммигрантами из Украины, легально или нелегально, продолжают прибывать. Однако реакция властей Польши на этот процесс не выходит за рамки  «выражения озабоченности» и «констатации фактов». В частности новый президент страны Анджей Дуда в интервью немецкому журналу Bild заявил: «Нам уже поступают сигналы, что в Польшу хотят приехать несколько сотен тысяч украинцев».

У поляков свои проблемы

В отличие от своего президента простые поляки, особенно проживающие вблизи украинской границы, серьезно обеспокоены притоком нелегалов, в которых они видят не только и не столько конкурентов на рынке труда, сколько источник этнической преступности. Для противодействия украинцам, пытающимся незаконно проникнуть в Польшу, начали возникать антииммигрантские гражданские патрули. Эпицентром их появления стало Жешувское воеводство, в котором независимо друг от друга сформировались как минимум две группы активистов — Falanga и Pluton CzG, — осуществляющих патрулирование границы Польши с Украиной в поисках нелегальных иммигрантов.

Границу нередко охраняет не только государство, но и активисты. Фото: Natemat.pl

Границу нередко охраняет не только государство, но и активисты. Фото: Natemat.pl

Дискуссия относительно деятельность данных объединений уже месяц не утихает в ведущих польских, российских и украинских СМИ. Павел Р., лидер Pluton CzG («Взвод Черной Горы»), патруля, действующего в районе Черной горы в Бескидах, дал эксклюзивное интервью Europe Insight.

— Что собой представляет Ваша организация? Каковы ее цели?

— Мы сформировались в начале сентября 2014 г. из членов  молодежных правых организаций и отдельных лиц. Наша единственная цель — остановить незаконное проникновение с Украины на территорию Польши и сделать нахождение украинцев-нелегалов на нашей земле как можно менее комфортным.

— Почему, на Ваш взгляд, украинские нелегальные мигранты представляют угрозу для Польши?

— Я не говорю, что только украинцы — угроза польскому обществу. Для меня все равно — украинец, вьетнамец: если незаконно пересек границу, ты преступник. Мой долг как поляка и как гражданина Польской Республики противостоять такому. Что до украинцев, их главная проблема в том, что они массово вовлечены в организованную преступность. Их группировки в Варшаве, Жешуве, Перемышле, Кракове занимаются торговлей людьми, кражами, проституцией, участвуют в наркотрафике. Они консолидированы, опираются на диаспору и родственников. Приехав в Польшу, украинец сразу начинает перевозить всю свою многочисленную родню. Они называют это «ездить по кумовьям». У полиции нет законных возможностей как следует с ними бороться. У нас таких ограничений нет.

— Поэтому Ваша организация имеет полулегальный характер?

— Да, мы обходим законы, но не нарушали их.

— В чем конкретно заключается деятельность Pluton CzG?

— Главным образом, патрулирование границы в национальном парке «Бескиды». Пограничная стража уделяет ему свое внимание, но местность такая, что нет возможности охватить все проходы, проверить все схроны, отыскать тех, кто координирует незаконные пересечения границы с польской стороны. Формирования, подобные нашему, — «вторая сетка в фильтре». Мы не мешаем пограничникам. У моей организации своя зона ответственности — не в наших интересах встречаться с представителями властей. Действуя самостоятельно и так, как считаем правильно, мы перехватываем тех, кто не был остановлен пограничниками. Заставляем их самих уйти обратно на Украину. Мы стараемся быть вежливыми, но понятными: Польша — не место для украинцев. Не для всех.

— Как много украинцев вам удалось так вернуть на родину?

— В мае – июне 13 человек. Главным образом, молодые парни и девушки из Центральной Украины.

— Чем объясняют украинские нелегалы свое желание попасть в Польшу? Они хотят лучше жить?

— Я не спрашиваю. Меня не интересуют их намерения и мотивация. Есть и такие, но их сейчас меньше. Много парней бежит от войны. В феврале мы задержали дезертира из Самбора (город в Львовской области — прим.). Как он сказал, его рабочая виза закончилась за сутки до призыва в войска. После встречи он предпочел пойти на службу.

— Замечают ли вашу деятельность польские органы местного самоуправления и государственной власти?

— У тех, кто называет себя «польской властью», нет политической воли, чтобы бороться с нелегалами так, как требуют этого интересы польской нации. И те, у кого такая воля есть, входят в их поле зрения. То, что мы делаем, иногда вызывает возмущение у местных политиков. Как это так, что в европейской Польше есть место таким «радикалам»! Почему они преследуют нищих и голодных украинцев?..  Но мы не преследуем украинцев — мы сопротивляемся захватчикам. Несколько раз на меня пытались надавить, это не имело результата. Так что пусть дальше защищают от нас тех, кто гуляет по Варшаве с бандеровскими флагами (в октябре 2014 года в Польше разразился скандал, когда несколько украинских студентов устроили фотосессию с флагами ОУН-УПА — прим.).

— Почему, на Ваш взгляд, руководство Польши не оказывают должного сопротивления нелегальной иммиграции из Украины?

— Власти в Польше перестали быть польскими. Они отстаивают интересы ЕС. В интересах ЕС — помогать Украине и украинцам. А украинцы не знают меры. Им мало того, что Польша предоставляет незаслуженные преференции, льготы и помощь, рабочие места, квоты на образование. Они всегда хотят больше. Если консульство не дает рабочую визу — он едет по туристической и остается здесь. Если он едет сюда на учебу — он планирует остаться здесь навсегда. Если он солдат, его лечат в Польше — выздоровев, не уезжает…

— Как Вы считаете, будет ли поток нелегалов из Украины в Польшу увеличиваться или наоборот уменьшится в связи с подписанием Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС?

—  В Польше сейчас всего около миллиона нелегальных иммигрантов и их количество растет. Сколько здесь украинцев, неизвестно. Нет ни данных государства, ни частных организаций. Но по тому объему, что наблюдаю я, количество украинцев, пытающихся вторгнуться на наши земли, растет. Это из-за кризиса и из-за войны с Россией. Их количество растет с каждой новой волной мобилизации. Справляться с этим потоком польским властям каждый день становится труднее. Поляки вынуждены объединяться, чтобы отстаивать свои интересы.

В отличие от своих коллег группа Falanga вооружена. Именно этим объясняется бурный интерес к ней со стороны СМИ. Внимание привлекают и заявления «фалангистов» относительно поисков ими боевиков «Правого сектора», якобы проникающих на территорию Польши вместе с другими нелегалами. Как говорят сами члены Falanga, поводом к началу их деятельности послужили события в Мукачево, где произошла перестрелка с участием бойцов «Правого сектора», которые позже сбежали в лес.

Реакция представителей властей Польши на деятельность Falanga и Pluton CzG однозначна: никакой угрозы со стороны нелегалов из Украины нет, пограничная служба справляется с обязанностями, помощь гражданских патрулей не только не нужна, но и неуместна. В частности, пресс-секретарь Бескидского отделения пограничной службы Эльжбета Пикор в комментарии Gazeta Wyborcza подчеркнула, что охрана границ — это дело исключительно ее ведомства, а не гражданских патрулей. «Польская граница хорошо охраняется. А каждый ее нарушитель несет уголовную ответственность. Это неправда, что пограничной службе требуется какая-то помощь от гражданских патрулей. Более того, это незаконно», — заявила она.

По мнению консультанта в области приграничного сотрудничества и бизнеса Цезары Маркевич, нелегальная миграция вызывает обеспокоенность поляков, особенно бизнес-сообщества, периодически сталкивающегося с проявлениями этнической преступности. «Вместе с тем должны быть легальные механизмы воздействия на проблему. Борьба с нелегалами — это, конечно же, не то задание, которое следует доверять маргинальным национально-радикальным силам», — отметил Маркевич в комментарии Europe Insight. Однако эксперт убежден, что появление групп, подобных Falanga и Pluton CzG, посылают важный сигнал — власти Польши не справляются с работой. «Полагаю, что они сейчас больше обеспокоены вопросом приема беженцев из стран Ближнего Востока. В этом же направлении сосредоточено внимание большинства поляков. У жителей пограничья же свои проблемы. Украинцы — одна из них», — резюмировал эксперт.

Другие материалы

Комментарии к статье

Бизнес в другой стране